09 Июня 2016 г.

Формат «Россия-Беларусь» как пилотный проект Евразийского энергосоюза

Формат «Россия-Беларусь» как пилотный проект Евразийского энергосоюза

Третий форум регионов Беларуси и России завершился в Минске встречей Александра Лукашенко с Владимиром Путиным. Одним из обсуждаемых вопросов стало взаимодействие в энергетической сфере. Эта тема остается одной из основных на протяжении фактически всего постсоветского периода. Причем, как правило, поводом для обсуждения двусторонних контактов в области ТЭК становятся новые конфликты.

На пути к общему энергорынку ЕАЭС

Для решения этой проблемы решено к 2025 г. создать единый рынок электроэнергии и энергоносителей Евразийского союза (ЕАЭС). Часто этот проект называют энергетическим союзом ЕАЭС. Однако реализация проекта продвигается довольно медленно.

Сложность в том, что участники союза стоят по разные стороны баррикад. Россия обладает большими запасами нефти и газа, является крупным экспортером углеводородов. Казахстан также обеспечивает себя нефтью и газом, хотя экспортирует несравнимо меньшие объемы ресурсов. А Беларусь, Армения и Кыргызстан выступают потребителями – их внутренняя добыча не покрывает собственные нужды.

Отсюда и возникает вечный спор продавца и покупателя. Каждый хочет максимизировать свою выгоду. По идее, создание общего рынка энергоносителей с едиными правилами игры для всех компаний должно решить все проблемы. Однако переходный период к общим правилам игры создает множество проблем, причем в разных отраслях они имеют свою специфику.

Сложности на пути создания общего энергорырнка объясняют, что именно сфера энергетики стала исключением при запуске единого таможенного пространства и ЕАЭС.

Однако эти проблемы поддаются решению. Причем, целесообразно начать с пилотного проекта в двусторонних отношениях Беларуси и России. Во-первых, наши государства имеют наибольший опыт интеграции. Во-вторых, в двусторонних российско-белорусских отношениях представлены все типичные проблемы в сфере энергодиалога, характерные для евразийской интеграции.

Где объединяться?

Проще всего объединить рынки угля и других твердых энергоносителей (торф и др.). В данном сегменте рынок достаточно либерализован. Компании могут направлять уголь как на внутренний рынок, так и на экспорт. В условиях отсутствия экспортно-импортных пошлин можно говорить об открытости рынков угля и торфа в Беларуси и России. Так что объединение формально уже состоялось.

На рынке электроэнергии регулирование выстроить сложнее из-за специфики отрасли и моделей энергосистем. Электроэнергию невозможно накапливать, поэтому для создания единого рынка России и Беларуси придется отлаживать взаимодействие системных операторов, которые будут координировать перетоки из энергосистем.

Более того, после реформы РАО «ЕЭС России» в нашей стране создана либеральная модель рынка электроэнергии. Формально множество компаний (ОГК (оптовые генерирующие компании) и ТГК (территориальные генерирующие компании)) производят электроэнергию и конкурируют за потребителя. Фактически, все они могут экспортировать электроэнергию. При РАО «ЕЭС России» эту функцию выполняло одно подразделение – «Интер РАО», ставшее теперь таким же игроком рынка, как и другие ОГК.

В Беларуси рынок электроэнергии централизован. Но в настоящее время обсуждается аналогичная с российской реформа, предполагающая либерализацию рынка.  Переход к общему знаменателю – создание идентичной модели рынка электроэнергетики позволит сформировать условия для фактического объединения рынков.

Однако перетоки электроэнергии, как правило, целесообразны на сравнительно небольшие расстояния, т.к. потери электроэнергии в сетях делают нерентабельной передачу на дальние расстояния. Кроме того, строительство Белорусской АЭС увеличит собственную генерацию, а значит перетоки из российской энергосистемы сократятся.

Проблемы союзного нефтегаза

Наибольшие проблемы в «энергетических» отношениях Беларуси и России сосредоточены в нефтегазовой сфере. Суть застаревшей нефтяной проблемы в экспортной пошлине.

В рамках таможенного союза при поставках российской нефти на белорусские НПЗ пошлина взиматься не должна, но если в дальнейшем пошлина при вывозе нефтепродуктов в Европу будет идти в бюджет Беларуси, то российский бюджет терял бы миллиарды долларов.

Несмотря на то, что стороны в целом смогли найти компромисс по вопросу, разделив доходы и издержки, периодически возникают острые противоречия. Последний из инцидентов закончился обсуждением возможностей сокращения поставок российской нефти на белорусские НПЗ по нефтепроводам с 24 до 22 млн. т. в год.

Но все основные спорные вопросы в нефтяной отрасли уйдут после завершения в России «налогового маневра». 

Предполагается, что с 2015 по 2017 гг. экспортная пошлина будет снижаться, а налог на добычу полезных ископаемых (НДПИ) будет расти. Это приведет фактически к полной отмене экспортной пошлины на нефть и нефтепродукты.

А значит и проблема распределения этих фискальных средств в отношениях Беларуси и России уйдет. Компании будут платить деньги в бюджет той страны, где расположено месторождение, дающее нефть. Таким образом, «нефтяные» конфликты могут возникать еще в течение примерно 1 года.

Из чего складывается цена на газ для Беларуси

Самой сложной является «газовая» проблема. Нынешние споры между Беларусью и «Газпромом» выглядят как рядовое требование потребителя сделать ему скидку. Но, как обычно, «черти кроются в деталях».

Долгое время Беларусь стремилась отвязаться от «европейской» системы ценообразования на российский газ, когда стоимость привязывается к ценам на нефть и нефтепродукты. Растущая стоимость нефтяного фьючерса в 2000-х гг. приводила к повышению цен на газ.

Поэтому новый газовый контракт с «Газпромом» от 2011 г., привязавший цены к тарифам на газ в Ямало-ненецком автономном округе РФ (плюс стоимость транспортировки), был очень выгоден Беларуси. Цена сократилась с $265 за тыс. куб. м. в 2011 г. до $162,4 в 2012 г.

Однако теперь министр энергетики Беларуси Владимир Потупчик заявил, что справедливой ценой стоит считать $73 за тыс. куб. м., а не $142,1 по которой закупался российский газ в первом квартале 2016 г. В. Потупчик ссылается на межправительственное соглашение от 2011 г., где отмечено, что стороны должны перейти на равные цены на газ при условии достижения равнодоходности.

Это означает, что, если цены на российский газ в Европе при вычете стоимости доставки и экспортной пошлины станут такими же как в российских регионах, тогда цена для Беларуси также должна сравняться с ценой в Смоленской области плюс стоимость доставки до Беларуси. Однако это условие прописано только в межправсоглашении, а не в коммерческом контракте. «Газпром» не хочет менять контракт с белорусскими потребителями. Российский концерн опасается потерять прибыль.

Кроме того, вслед за повышающимися ценами на нефть вскоре начнет рост и стоимость газа. И тогда тарифы на газ в российских регионах вновь станут ниже, чем котировки на европейском рынке. Следовательно, и аргументы Беларуси потеряют основания.

Союзное государство – «пилотный» энергорынок?

В сложившейся ситуации Беларусь может получить следующие выгоды. Для того, чтобы снять напряженность с Минском «Газпром» может пойти на списание части долга белорусских потребителей, который к июню, по словам зампреда правления концерна Александра Медведева, достиг $200 млн. (часть белорусских потребителей платит за газ из расчета $80 за тыс. куб. м.).

В стратегической перспективе Минск может поставить вопрос о еще большей интеграции газовых рынков за счет отмены экспортной монополии «Газпрома» в рамках Союзного государства России и Беларуси.

В настоящее время экспортировать газ по трубопроводам из России может только «Газпром». Либерализация означает начало конкуренции российских компаний (НОВАТЭК, Роснефть) на внешнем рынке между собой. Это приведет к снижению цен и, следовательно, к сокращению экспортных пошлин и НДПИ. А значит бюджет недополучит денег.

Но между Беларусью и Россией нет пошлин. Поэтому единственный минус для российского бюджета может заключаться в том, что «Газпром», в случае потери части белорусского рынка, недополучит прибыль, что повлияет на дивиденды. А основным акционером концерна является Российская Федерация. Экономика Беларуси, в свою очередь, может получить ощутимый импульс развития за счет снижения цен на газ. Понижение себестоимости товаров сделает их более конкурентоспособными.

На нынешней встрече президентов Беларусь и Россия не смогли найти решение всех спорных вопросов. Хотя этого никто и не ожидал. Гораздо важнее, что В. Путин и А. Лукашенко обсудили общую тему взаимодействия в области энергетики. «Сверка часов» всегда является первым шагом к поиску компромиссного решения.

В данном случае следует присмотреться к Союзному государству как пилотному проекту на пути создания общего энергорынка Евразийского союза. Здесь это может произойти гораздо раньше, чем к 2025 г.

Игорь Юшков, преподаватель Финансового университета при Правительстве РФ

Комментарии
20 Февраля
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Чем недовольны рядовые белорусы и кто стремится «оседлать» протест?

Инфографика: Сколько инвестируют в Беларусь Россия, Китай и США
инфографика
Цифра недели

$3 млрд

составляет доход Беларуси от экспорта молока в Россию – министр сельского хозяйства РФ Александр Ткачев