28 Февраля 2018 г.

К чему приведет активизация иностранных участников на военном рынке СНГ

К чему приведет активизация иностранных участников на военном рынке СНГ
Фото: mynnm.ru

Россия предоставляет оптимальные условия военно-технического сотрудничества странам СНГ и в особенности участникам ОДКБ. Вместе с тем, многие из этих государств стремятся найти новых партнеров среди третьих стран, чтобы диверерсифицировать связи. Впрочем, военно-техническое сотрудничество России со странами СНГ в первую очередь ограничено финансовыми возможностями реципиентов, а не активностью внешних игроков. Каковы объемы военно-технического сотрудничества России со странами СНГ и к чему может привести активизация иностранных государств на военном рынке СНГ?

Постсоветское пространство остается ключевым регионом для Российской Федерации, что в очередной раз подтвердил пресс-релиз МИД России об итогах внешнеполитической деятельности в 2017 г.: первые три пункта посвящены СНГ, ОДКБ и внутриукраинскому конфликту.

Помимо пространства возможностей, связанных с эксплуатацией наследия единого государства и импульсами новых интеграционных проектов, очевидны и значительные угрозы.

На сегодняшний день можно выделить несколько основных «угрожаемых направлений». Во-первых, это террористическая угроза с условного Юга, связанная с активностью ИГ (запрещенная в РФ организация – прим. «Е.Э») в Афганистане, попытками создания ячеек на территории стран СНГ, в том числе из-за экстремистов, возвращающихся из Сирии и Ирака в связи с поражением группировки в этих странах.

Серьезную угрозу представляет собой сохраняющаяся нестабильность на Украине, которая в сочетании с прямым соприкосновением с контингентами НАТО в Прибалтике заставляет Россию придерживаться западного вектора в своем военном строительстве как в плане перевооружения существующих частей и соединений на новые образцы вооружения и военной техники (ВВТ), так и при формировании новых боевых единиц вплоть до оперативных объединений.

Кроме того, представляет угрозу постоянный рост активности западных и восточных внерегиональных держав в экономической и политической жизни стран региона, направленный на замещение российского влияния. В этих условиях особое значение играет сохранение и укрепление связей со странами СНГ, а также активное развитие ОДКБ. Конечно, у каждого из этих форматов есть свои недостатки, но признание проблем должно быть причиной для поиска решений, а не прекращения работы.

Одним из ключевых направлений для сохранения тесных отношениях между странами СНГ в интересах России на взаимовыгодных условиях является эффективная система военно-технического сотрудничества (ВТС), позволяющая поддерживать высокий уровень операционной совместимости вооруженных сил и в целом межгосударственного сотрудничества.

Особенности рынка ВВТ в рамках СНГ уже рассматривались на нашем портале. В настоящей статье попробуем увязать актуальные тенденции с динамикой развития Организации договора о коллективной безопасности. Ключевым фактором развития ВТС в регионе было решение Российской Федерации еще в 2009-2010 гг. обеспечить для ближайших соседей возможность приобретать продукцию военного назначения (ПВН) по внутрироссийским ценам.

Объемы сотрудничества


Для понимания «масштаба вопроса» имеет смысл обратиться к соответствующей базе данных Стокгольмского института исследований проблем мира (СИПРИ). К сожалению, данные по поставкам ПВН (в миллионах специально разработанных для оценки объемов поставки условных единиц TIV, Trend Indicator Values) ограничиваются 2016 г., но и они представляют безусловный интерес. Для анализа остановимся на пятилетке с 2012 по 2016 гг. и выберем несколько стран: наиболее близких к России членов ОДКБ и ЕАЭС Беларусь и Казахстан, активного игрока на рынке вооружений и члена СНГ Азербайджан, а также ассоциированного члена СНГ Туркменистан, географически близкого к зоне ответственности ОДКБ, но сохраняющего нейтралитет.

Забегая вперед, отметим, что за указанный период доля перечисленных стран от общего российского экспорта ПВН составила достаточно малую долю (единицы процентов), несопоставимую с такими партнерами, как Индия, Китай, Алжир или Вьетнам.

Это позволяет говорить о приоритете политических интересов Российской Федерации над экономическими в этой области.

Российский и белорусский оборонно-промышленные комплексы тесно переплетены, что в определенной мере отражается и в указанной базе данных: на долю России приходятся более 95% всего импорта ПВН. При этом в последние годы развивается сотрудничество Беларуси с Китаем, яркой иллюстрацией чего являются «китайские хаммеры» Дунфэн Мэнши и, конечно же, РСЗО «Полонез», что пока не в полной мере отражено в статистических данных.

В случае Казахстана доминирование российской «оборонки» выражено чуть менее ярко – около 76% за 2012-2016 гг. При этом за последние годы в Казахстане реализованы очень заметные проекты ВТС с третьими странами. В частности, из Китая были поставлены «тяжелые» беспилотные летательные аппараты (БПЛА) «Птеродактиль» (Wing Loong), ставшие одними из первых машин такого класса в среднеазиатском регионе коллективной безопасности. Кроме того, АО «НК «Казахстан инжиниринг» совместно с южноафриканской Paramount Group запущены проекты в области бронетехники – миннозащищенный «Арлан» («Мародер» в прошлой жизни) и боевая колесная машина «Барыс», причем боевой модуль для последней разработан совместно с турецким концерном «Aselsan».

Более интересная ситуация в Азербайджане, дополнительного «перца» в которую добавляет конфликт вокруг Нагорного Карабаха. За 2012-2016 гг. на долю России пришлось без малого 70% импорта ПВН, причем и в абсолютном выражении это относительно неплохой показатель – более 4% от российского экспорта. Активную роль на рынке Азербайджана играет Израиль, причем в финансовом выражении картина более впечатляющая (до $5 млрд). Израиль поставляет беспилотники различных классов, патрульные катера, противотанковые и противовоздушные системы, а также средства связи.

Весьма специфическую картину представляет собой ВТС Туркменистана. На Россию приходятся 20% импорта, более серьезные позиции занимают Турция и Китай. Пожалуй, можно считать этот факт достаточно убедительной иллюстрацией влияния наличия или отсутствия «особых условий» поставки российских вооружений тем или иным странам. Более того, такой подход к ВТС может быть относительно независимым подтверждением стремления руководства Туркменистана к сохранению нейтралитета, несмотря на общую ситуацию в регионе и призывы ОДКБ к наращиванию всеобъемлющего сотрудничества.

К слову, ОДКБ призывает к сотрудничеству и еще одно государство – основатель СНГ, Узбекистан. В контексте ВТС за 2012-2016 гг. заслуживающих внимания трансферов ПВН из России не было, в базе данных СИПРИ фигурируют лишь достаточно ограниченные поставки из стран НАТО. Однако в 2017 г. этому государству была представлена возможность приобретать ВВТ на условиях, аналогичных странам ОДКБ. При этом, по имеющейся информации, в настоящее время стороны продолжают обсуждать возможные проекты, что осложняется существенно ограниченными финансовыми возможностями среднеазиатского государства.

Риски и возможности


Объем ВТС России со странами СНГ в первую очередь ограничен финансовыми возможностями реципиентов, а не активностью внешних игроков.

В то же время принятие на вооружение странами ОДКБ образцов ПВН иных военно-промышленных школ может поставить под угрозу операционную совместимость в случае необходимости отражения агрессии общими силами.

В подпункте «В» статьи 4 Концепции военного сотрудничества государств – участников Содружества Независимых Государств до 2020 г. (утверждена 16 октября 2015 г.) содержится ряд интересных положений. В частности, отмечается целесообразность формирования упрощенного порядка обеспечения ВВТ государств – участников СНГ путем взаимного предоставления льгот и привилегий для поставки продукции военного назначения, при этом страны СНГ должны взаимодействовать в сертификации, стандартизации и унификации ВВТ, метрологическом обеспечении вооруженных сил, что, теоретически, должно способствовать обеспечению операционной совместимости российских и зарубежных образцов ВВТ.

Решение соответствующих задач приведет к нескольким разнонаправленным результатам. В первую очередь, конечно, будет снижено негативное влияние разунификации на коллективную обороноспособность в рамках ОДКБ, и это является безусловным благом. Вместе с тем обеспечение возможности совместной эксплуатации техники различного производства откроет двери на внутренние рынки продукции военного назначения «в обе стороны», т.е. доступ упростится и для российских производителей на «чужие площадки», и для иностранцев на наш «задний двор».

И все же представляется, что общий итог роста заинтересованности третьих стран в поставках оружия на рынки СНГ, несмотря на очевидные риски, будет позитивным.

Прошлая встряска российского оборонно-промышленного комплекса при министре обороны А. Сердюкове, связанная с активным взаимодействием с иностранными компаниями (в частности, итальянцами из IVECO), оказалась весьма полезной: отечественные конструкторские бюро и заводы в целом смогли выйти на качественно новый уровень разработки, производства и сопровождения готовых изделий. Возможно, близится время нового стимулирующего воздействия, и площадки СНГ и ОДКБ позволят сделать его минимально болезненным для всех причастных.


Дмитрий Стефанович, военный обозреватель

 

Комментарии
23 Мая
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Опрометчиво полагать, что протестная волна, захлёстывающая политические системы стран Запада, никак не коснётся внутренней политики стран ЕАЭС.

Инфографика: Сколько вкладывают в Беларусь Европейский и Евразийский банки развития
инфографика
Цифра недели

21 тыс.

военнослужащих приняли участие в военных учениях НАТО «Siil 2018» («Ёж 2018») в Эстонии. Маневры, проведенные 2-13 мая 2018 г., стали крупнейшими в истории республики