07 Мая 2018 г.

Анкара заинтересована в энергоресурсах Узбекистана – турецкий эксперт

Анкара заинтересована в энергоресурсах Узбекистана – турецкий эксперт
Фото: sputniknews-uz.com

В начале прошлой недели Узбекистан с визитом посетил президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган. Отношения Анкары и Ташкента, в конце президентства Ислама Каримова переживавшие не лучший период, сейчас активно развиваются. Однако интересы Турции в Центральной Азии Узбекистаном далеко не ограничиваются. Подробнее о том, в каких сферах Анкара сотрудничает со странами региона, будут ли они участвовать в проекте строительства газопровода ТАНАП и не боятся ли центральноазиатские страны вовлечения в турецкую сферу влияния, в интервью «Евразия.Эксперт» рассказал турецкий политолог, президент Института стратегических перспектив в Турции Мехмет Фатих Оцтарсу.

- Господин Оцтарсу, как вы оцениваете итоги визита президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана в Узбекистан? Какую цель преследовал этот визит?

- Основной целью визита было улучшение двусторонних отношений, получение экономической выгоды и закладывание основ для будущих энергетических проектов.

Смена президента в Узбекистане полтора года назад также сыграла важную роль для этого визита, что можно понять, если взглянуть на взаимоотношения двух стран в недалеком прошлом.

Турецкое правительство всегда считало Узбекистан важным партнером в регионе. У двух стран тесные культурные и исторические связи. Предыдущий визит узбекского лидера Шавката Мирзиёева в Турцию в октябре 2017 г. также заложил основу для ответного визита Эрдогана. Все это можно назвать процессом восстановления отношений между двумя странами.

- В каких сферах сотрудничают Анкара и Ташкент? Каков товарооборот между ними?

- Сфер сотрудничества очень много, прежде всего это строительство и туризм. Затем идут текстильная промышленность, образование, пищевая промышленность, производство и другие секторы. Турция в основном экспортирует электронику, машинное оборудование, мебель, текстиль и пищевые продукты, а импортирует пластики, цинк и продукцию из хлопка. Туризм также растет, за первую половину 2018 г. более 80 тыс. граждан Узбекистана посетили Турцию.

Товарооборот между Турцией и Узбекистаном оценивается примерно в $1,2-1,5 млрд, и в этом направлении есть к чему стремиться по сравнению с другими странами. Например, товарооборот между Узбекистаном и Южной Кореей уже превышает $1,2 млрд.

У Турции больше шансов, чем у Кореи, особенно из-за общей культурной составляющей, и товарооборот между Анкарой и Ташкентом, как заметил президент Эрдоган, должен составлять почти $5 млрд. По его мнению, турецкие бизнесмены будут играть более активную роль в стране при поддержке узбекского правительства. Ташкент недавно объявил о смягчении визового режима для граждан Турции. Это стало еще одним важным шагом для усиления экономического взаимодействия.

- Стороны также обсудили оптимизацию тарифов на перевозки по железной дороге Баку – Тбилиси – Карс с целью интенсификации торговли. Как вы оцениваете перспективы этого проекта?

- Это важный вопрос для всех стран Центральной Азии, включая не только Туркменистан и Казахстан, но и Азербайджан. Но странам необходимо прийти к общему соглашению для принятия соответствующего решения, все зависит от правительств стран региона.

В случае успеха данной инициативы это может стать одним из жизненно важных интересов Казахстана. Иначе Китай будет пользоваться альтернативным маршрутом через территорию России, а не через Каспийское море. В сегодняшней ситуации существует несколько сценариев, и их выбор зависит главным образом от центральноазиатских стран.

- Ожидается ли визит Эрдогана в другие страны Центральной Азии, например, в Туркменистан и Казахстан? Будет ли он наращивать сотрудничество с другими странами региона?

- Это возможно. Турция видела недостатки по линии сотрудничества с ЕС.

Да, сейчас невозможно отказаться от текущих экономических отношений с Евросоюзом, но как региональная держава, Турция нуждается в новых источниках экономического взаимодействия.

Казахстан, как центральноазиатская страна, занимает важное положение в отношениях с Турцией. Сегодня отношения двух стран крепкие, но этого недостаточно. Турция и Казахстан пытаются увеличить уровень взаимодействия. С другой стороны, Анкаре стоит диверсифицировать свой подход, создав условия для сотрудничества и с другими странами региона. Отношения с Кыргызстаном, Туркменистаном и Таджикистаном также надо развивать. Для этого турецким бизнесменам необходимо содействие этих стран для облегчения ведения деятельности. Этого и стараются достичь чиновники Анкары.

- Можете рассказать об основных проектах Турции в Центральной Азии?

- Основные проекты Турции реализуют крупные инвесторы, такие, как холдинги Калик и Йылдырым, и общественные организации, например, Турецкое агентство по сотрудничеству и развитию (TIKA). Товарооборот Турции с Казахстаном и Туркменистаном превышает $2 млрд, и почти 800 турецких фирм сейчас работают в этих странах. Товарооборот с Кыргызстаном составляет более $500 млн, что почти равно товарообороту Турции с Арменией. Турецкие компании в основном реализовывали строительные проекты, а также проекты в области телекоммуникации и текстильной промышленности. Только в Казахстан инвестиции турецких бизнесменов составили почти $20 млрд. Более того, президент Эрдоган заявил, что та же цифра будет достигнута и в Узбекистане, особенно в энергетическом секторе.

Казахстан и Узбекистан главенствуют в отношениях Турции и Центральной Азии. Похожая ситуация может наблюдаться и с Японией, Кореей и Индией. Отношения этих стран с Казахстаном и Узбекистаном – это стартовая точка их политик в Центральной Азии. Турция идет тем же путем.

- Сможет ли Турция убедить Туркменистан и Казахстан присоединиться к проекту ТАНАП? И хочет ли этого вообще Турция?

- Турция не сможет также легко убедить эти страны присоединиться к проекту ТАНАП, как, например, к проекту железной дороги Баку – Тбилиси – Карс. Здесь необходим общий подход с Азербайджаном. После того, как стали очевидны намерения Ирана и Туркменистана, Баку пригласил Казахстан присоединиться к этому проекту. Он позволил бы диверсифицировать поставки энергоресурсов на мировой рынок. Но строительство трубопроводов и финансовое обеспечение – два главных препятствия в этом вопросе. Если странам удастся его решить, вышеперечисленные государства смогут стать участниками проекта. Турция, по крайней мере, может показать свою заинтересованность, выслав этим странам официальные приглашения.

- В свое время отношения Анкары и Узбекистана осложнились из-за желания Турции включить Узбекистан в свою сферу влияния, чего последний категорически не хотел. Сохранилось ли у Турции это стремление сегодня?

- Сегодня у Турции нет такого очевидного желания создать собственную сферу влияния, как в 1990-х гг.

Сейчас Турция хочет взаимодействовать со странами региона с выгодой для обеих сторон, поскольку необходимо реализовывать новые энергетические и экономические проекты. Как мы видим на примере предыдущих лет, Турция заявляла о важности партнерства со странами Востока.

Центральная Азия важна для Анкары не только как экономический и энергетический партнер, но и с точки зрения наличия общей культуры. Турецкая внешняя политика идет сбалансированным курсом и не присваивает себе статус доминирующей державы. Сегодня в отношениях с Узбекистаном наблюдается стремление восстановить то, чем пренебрегали с 1990-х гг. Для Турции естественны хорошие отношения со странами региона. Они, в свою очередь, видят Турцию как важного торгового партнера. Поэтому Узбекистан заявил о намерении присоединиться к Совету сотрудничества тюркоязычных государств, чтобы усилить взаимодействие двух стран.

Комментарии
26 Августа
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Назначение послом России в Беларуси Михаила Бабича означает новый этап в российско-белорусских отношениях.

Инфографика: Военно-морские силы США в Европе
инфографика
Цифра недели

$33,2 млрд

составил объем промышленного производства в Беларуси в январе-августе 2018 г. Это на 7,1% больше, чем в январе-августе 2017 г. – Белстат