23 Ноября 2016 г.

Атом вопреки санкциям. Как Россия построила АЭС в Иране

Атом вопреки санкциям. Как Россия построила АЭС в Иране
АЭС «Бушер» в Иране.
Фото: pixanews.com

В ноябре текущего года руководитель Организации по атомной энергии Ирана (ОАЭИ) Али Акбар Салехи заявил о том, что власти Ирана выделили на строительство двух новых энергоблоков АЭС «Бушер» 30 трлн иранских туманов (порядка $8,5 млрд). В сентябре 2016 г. Россия и Иран начали работы по сооружению второй очереди АЭС «Бушер» в одноименной провинции. «Евразия.Эксперт»  предлагает вспомнить о том, как строилась Россией самая первая иранская АЭС.

В мировой истории возведения атомных станций не было проекта более сложного и привлекающего столь серьезное внимание, чем достройка и пуск российскими специалистами иранской АЭС в Бушере. Его можно смело поставить в один ряд с созданием первой в мире атомной станции в городе Обнинске. В иранском проекте решался такой же уникальный и громадный по объему комплекс инжиниринговых задач, как и на первой АЭС, а успешный пуск объекта был не менее важен с политической точки зрения. 

Тегеран серьезно задумался о своей первой АЭС еще в начале 1970-х гг. В 1973 г. Советский Союз, бывший на тот момент мировым лидером в возведении и эксплуатации атомных станций,  посетила иранская делегация, возглавляемая Шахиншахом Ирана Мохаммадом Пехлеви. Гости осмотрели Нововоронежскую АЭС, познакомились с советским опытом сооружения ядерных энергоблоков и обсудили возможность подписания контракта на строительство АЭС с водо-водяным энергоблоком в Иране.

Стоит напомнить, что в то время в СССР помимо атомной станции в Обнинске работали блоки Белоярской и Нововоронежской АЭС, на последней эксплуатировались два блока с реакторами ВВЭР-440. Но в итоге Тегеран выбрал для своей АЭС проект немецкой Kraftwerk Union AG (KWU), созданной в 1969 г. компаниями Siemens и AEG.

Немцы предложили построить в самом жарком регионе Ирана станцию с водо-водяным реактором на базе проекта АЭС «Библис» (Kernkraftwerk Biblis), при этом энергоблок должен был выполнять две задачи: поставлять электроэнергию в общенациональную энергосеть и снабжать энергией опреснительный комплекс для получения до 100 тыс. куб. м. пресной воды в сутки.

Опреснение воды для города Бушер и одноименной провинции имеет первостепенное значение, поскольку в ближайших окрестностях на берегу Персидского залива природные источники питьевой воды либо крайне скудны, либо попросту отсутствуют. Компания KWU начала в 1974 г. возведение двух энергоблоков практически одновременно.

К 1980 г. строительные работы на первом энергоблоке были выполнены на 90%, на площадку поставили кабель, смонтировали часть технологического и электротехнического оборудования, а также автоматическую систему управления технологическим процессом (АСУ ТП). 

Но работу остановила исламская революция 1979 года. Западные страны наложили эмбарго на поставку ядерных технологий в Исламскую республику и компания KWU ушла из Ирана.

Во время войны с Ираком (1980-1988 гг.) строительная площадка атомной электростанции подверглась ракетно-бомбовым ударам. Иракскими ракетами класса «воздух-земля» была пробита защитная оболочка энергоблоков, что привело к нескольким тысячам сквозных и поверхностных повреждений строительных конструкций реакторного отделения. Был также разрушен полярный кран грузоподъемностью 400 тонн.

бушер-2.jpg

Недостроенный второй энергоблок АЭС «Бушер».

Замораживание стройки привело к  тому, что для Тегерана пауза в развитии атомной генерации затянулась на 20 лет. В 1992 г. Иран вновь обращается к России с просьбой оказать помощь в развитии атомной энергетики.

24 августа 1992 г. Москва и Тегеран подписали соглашение о сотрудничестве в области мирного использования ядерной энергии, а 25 августа – соглашение о сотрудничестве в области сооружения в Иране атомной электростанции.

В рамках этих соглашений в том же году началась подготовка к заключению контракта на сооружение двух энергоблоков ВВЭР-440. Одновременно Организация по атомной энергии Ирана предложила российским партнерам рассмотреть возможность достройки первого энергоблока АЭС «Бушер».

В течение  подготовительного периода на площадке станции российские специалисты провели обследование реакторного отделения, строительных конструкций главного корпуса и других зданий и сооружений, смонтированного оборудования и выполненных монтажных работ. Было изучено несколько тысяч единиц оборудования, арматуры и трубных узлов. Одновременно с осмотром уже смонтированных систем российские специалисты проводили анализ оборудования, находившегося на складах.

У иранцев, конечно, отсутствовала полная опись того, что им оставили немцы, и фактически наши атомщики старались заглянуть во все уголки и склады площадки АЭС «Бушер». Оборудование у иранцев на складах хранилось в очень хороших условиях и его состояние было вполне приемлемым. Все, что было обнаружено, доставлялось специалистами в мастерские, распаковывалось, обследовалось, вновь консервировалось и отправлялось на склад. 

В 1998-2001 гг. был выполнен анализ соответствия оборудования компании KWU требованиям нормативной базы, принятой для реконструкции и достройки энергоблока. Обследование было выполнено настолько глубоко и разносторонне, что документация и опыт подобного анализа стали востребованными для проведения аналогичных работ на отечественных и зарубежных атомных станциях, на которых было приостановлено строительство и по которым принято решение о возобновлении работ.

В январе 1995 г. был подписан контракт на завершение строительства первого блока атомной электростанции «Бушер». В 1998 г. партнеры подписали дополнение к контракту 1995 г., согласно которому российское ЗАО «Атомстройэкспорт» завершает строительство на условиях «под ключ» первого блока установленной электрической мощностью 1000 МВт с реакторной установкой В-446.

Для чего России взялась за заведомо сложнейшую, уникальную задачу возведения для Ирана современной атомной станции с использованием чужого оборудования? Ответ на этот вопрос прост – в тот период времени стоял вопрос выживания атомной отрасли России.

Отечественным атомным строителям нужен был крупный заказ, который позволил бы сохранить кадры, обновить опыт и при удачном стечении обстоятельств приобрести имя на мировом рынке коммерческого реакторостроения.

Иранцы поставили перед «Атомстройэкспортом» жесткое условие – использовать в проекте немецкое оборудование, которое долгие десятилетия хранилось под замком. Тогда Тегерану казалось, что подобное «ноу-хау» существенно снизит стоимость проекта. К тому же оборудование выглядело почти новым и не вызывало у заказчика опасений в надежности. Это сегодня иранцы признают, что все-таки правильней и дешевле было бы построить энергоблок «с нуля», но тогда никто и не подозревал, с каким сонмом проблем придется столкнуться в ходе работ.

Главная трудность состояла в том, что ни у одной компании мира не существовало опыта глубокой интеграции в проекте АЭС технологий совершенно разных стран, к тому же отстоящих друг от друга на десятилетия.

Проект KWU был разработан на базе старой немецкой нормативной документации, а российский проект строится на базе современных нормативов Росатома. Соединение российских и немецких технологий означало совмещение подходов двух атомных инженерных школ, разрешение трудностей с различными нормативными базами и проектными нормами и приведение к единому знаменателю критериев оценки качества.

Основные российские компании - участники проекта АЭС «Бушер»: инжиниринговой компанией выступило ЗАО «Атомстройэкспорт», генеральным проектировщиком стало ОАО «Атомэнергопроект» (Москва), турбинное отделение проектировал Санкт-Петербургский институт «Атомэнергопроект». Головной наладочной организацией выступило ОАО «Атомтехэнерго», ОКБ «Гидропресс» стало главным конструктором реакторной установки.

Отсчет сооружения АЭС «Бушер» российской стороной начался с 1998 г. В 2001 г. началась поставка основного технологического оборудования на АЭС. Первоначально график строительства АЭС был составлен так, словно перед подрядчиком стояла рядовая задача возведения нового современного энергоблока в чистом поле. В итоге неверная оценка затрат, времени и усилий привела к существенному удлинению сроков сооружения. 

бушер-1.jpg

АЭС «Бушер».

Для того чтобы построить энергоблок, его первоначально нужно спроектировать. В свою очередь для создания проекта требуются исходные данные по оборудованию,  расписанные до мелочей. С самого начала работ по огромному количеству интегрируемых германских систем и машин никаких данных у иранцев не было. Было принято решение, не дожидаясь исходных данных по имеющемуся на площадке оборудованию, сформировать проект с использованием аналогичного российского оборудования.

Конечно, благодаря этому работы удалось сдвинуть с мертвой точки, но в дальнейшем, когда на энергоблок начали ставить реальное оборудование, первоначальный проект подвергся десяткам тысяч изменений. Появлялись совершенно неожиданные проблемы, которые решались на ходу. 

К примеру, первоначально считалось, что немцы возводили здания строго по своим строительным чертежам,  но оказалось, что во время монтажа они многое изменили, а это диктовало иные требования и к подрядчикам, и к производителям систем и машин. В итоге АЭС «Бушер» имеет чрезвычайно много отличий от референтных энергоблоков атомных станций. Но в тоже время стоит сразу сказать, на первой иранской атомной станции есть все необходимые современные системы обеспечения безопасной эксплуатации.

Самым сложным в процессе интеграции оборудования в таком высокотехнологичном проекте как атомный энергоблок, является сама логика действий.

Атомному надзорному органу все равно, кем и в каких невероятных условиях на АЭС было установлено оборудование. На каждый из элементов атомной станции атомнадзору требуется необходимая документация, из которой должно быть понятно все, вплоть до руды, использованной для изготовления оборудования.

В атомной энергетике качество начинает проверяться с марки и свойств используемой стали. Немецкий металл отличается от российского и нужно было прежде всего определить подходы для интеграции оборудования, созданного из него, с оборудованием Росатома. Логику интеграции необходимо было обосновать, доказать и продемонстрировать надзорным органам, чтобы они ее восприняли.

Иранский атомный энергонадзор фактически формировался в процессе строительства атомной станции. Большую помощь в появлении местного надзора оказала Федеральная служба по экологическому, технологическому и атомному надзору России (Ростехнадзор), и непосредственно предприятие ФГУТ «ВО Безопасность», чьи специалисты много раз посещали Иран.

Иранцы – любопытный народ, а тут еще и обстоятельства требовали постоянного обучения. На площадке строительства за каждым нашим специалистом ходило несколько иранских коллег, которые старались научиться всему, что знали наши спецы. Когда в 2000 г. начали монтаж трубопроводов, на первый сварной шов собралось 12 иранских специалистов, наблюдавших за тем, как это происходит.

В начале работ на площадке российским специалистам казалось, что можно успешно использовать все находящееся на складах оборудование. В связи с географическим положением АЭС, жарким и влажным климатом на станции были предусмотрены гигантские холодильные системы. На одной из них для подачи холодной воды на системы вентиляции и кондиционирования помещений с электротехническим оборудованием и оборудованием автоматической системы управления технологическим процессом были установлены три фреоновых холодильных машины. Первоначально от эксплуатации найденных на складе немецких холодильных систем отказались из-за отсутствия документации. Рассчитывали на поставки подобного оборудования из третьих стран, в том числе из Южной Кореи. 

К сожалению, международные санкции в отношении Ирана привели к тому, что все потенциальные партнеры от участия в проекте отказались. 

И в итоге российские специалисты пришли к выводу, что имеющиеся холодильные системы все-таки можно в разумные сроки интегрировать на АЭС «Бушер» под второй класс безопасности, что было успешно осуществлено в 2008 г.

Бушер-3.jpg

АЭС «Бушер». Источник: vestikavkaza.ru.

Еще один сюрприз ждал наших строителей, когда дело дошло до размещения турбины. Первоначально в рамках интеграции здания и оборудования турбинного отделения было принято решение использовать фундамент от тихоходной (1500 оборотов в минуту) турбины KWU. В построенном еще немцами здании хорошо размещалась тихоходная турбина ОАО «Турбоатом», поскольку и немецкая, и украинская турбины короче российских.

К сожалению, под давлением США Украина отказалась поставить для проекта свою турбину. Переделка фундамента под стандартную турбину российских «Силовых машин» привела бы к разрушению здания.

Поэтому пришлось решать более сложную задачу по размещению быстроходной турбины (3000 об/мин) Ленинградского металлического завода на существующем фундаменте. Отечественная турбина получилось уникальной, существующей в единственном экземпляре, ведь ее сделали короче типовой. Специалисты беспокоились о том, как она покажет себя в работе, ведь типовую российскую машину существенно подогнали под требования площадки.

Особенно важно было понять параметры вибрации турбины. Но в итоге случилось почти чудо, турбина запустилась сразу. Это лучшая характеристика для тех, кто создавал уникальную машину, устанавливал и занимался пуско-наладочными работами.

Многие не верили, что российским атомщикам удастся довести до успешного финала иранский проект. Каждое достижение на площадке строительства, к примеру, доставка ядерного топлива, завершение пуско-наладочных работ, загрузка имитаторов тепловыделяющих блоков, начало физического пуска энергоблока, воспринималось специалистами, политиками, журналистами во многих странах очень скептически.

Но Россия полностью сдержала свое обещание, 8 мая 2011 г. на энергоблоке были проведены работы по выводу ядерной паропроизводящей установки на минимально контролируемый уровень мощности, а 3 сентября 2011 г. состоялся энергетический пуск первой иранской атомной электростанции.

На торжественной церемонии включения АЭС «Бушер» в энергосеть страны генеральный директор государственной корпорации по атомной энергии  Росатом Сергей Кириенко напомнил, что пуск этой станции в Иране ждали почти 30 лет.

Андрей Ретингер, журналист-международник

 

Комментарии
03 Января
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Как главные политические землетрясения 2017 года повлияют на евразийскую интеграцию?

Инфографика: 5 ключевых событий в ЕАЭС в 2016 году
инфографика
Цифра недели

1,7 млн тонн

нефти составляют геологические запасы Угольского месторождения, открытого в Беларуси. Годовая потребность внутреннего рынка Беларуси в нефти составляет 5-6 млн т.