31 Января 2018 г.

«Атомный» Узбекистан. Зачем Ташкенту своя АЭС

«Атомный» Узбекистан. Зачем Ташкенту своя АЭС
Проект «АЭС-2006»
Фото: rosatom-europe.com

В конце января президент Узбекистана Шавкат Мирзиёев утвердил межправительственное соглашение с Россией о сотрудничестве в мирном использовании атомной энергии. Документ предполагает строительство атомной электростанции, совершенствование национальной инфраструктуры и подготовку кадров для атомной энергетики Узбекистана. О том, почему Узбекистан сделал ставку на развитие атомной отрасли, и какие направления интересуют его больше всего, корреспонденту «Евразия.Эксперт» рассказал главный редактор портала AtomInfo Александр Уваров.

- Александр Александрович, каким был уровень развития атомной отрасли в Узбекистане раньше и сейчас?

- В советское время в Средней Азии не торопились строить АЭС. Единственная АЭС в регионе – это БН-350 в городе Шевченко в Казахстане. Но нельзя говорить, что там вообще не было атомной отрасли. В Узбекистане были два маленьких исследовательских реактора: очень маленький ИИН-3М, а также ВВР-СМ. Второй пытались закрыть не так давно, но в прошлом году передумали и оставили его в работе.

Но самое главное, что точно так же, как в Казахстане, в Узбекистане есть уран. Там до сих пор действует горно-металлургический комбинат в Навои, который начал работать еще при СССР и перерабатывал довольно много руды, даже часть избытков направлял в Таджикистан.

Узбекистан сегодня является одним из экспортеров урана. Довольно долгое время его покупали американцы в небольших количествах, сейчас – китайцы и корейцы.

- В связи с чем в Узбекистане появилась идея строить АЭС? Хватит ли ему одной АЭС?

- Эта тема всплыла в Узбекистане неожиданно, поэтому пока нет точных цифр. Но в целом если у страны есть свой природный уран, то рано или поздно она заговорит о том, чтобы использовать его для собственной атомной станции.

Это очевидно – чем выше передел технологий, тем больше доход. Одно дело, когда ты просто выкапываешь полезные ископаемые и продаешь за рубеж. Другое дело, когда из них ты делаешь что-то для себя. Также это существенно повышает общий уровень отрасли.

По этой же причине интересуется атомной станцией и Казахстан, в Австралии периодически встает данный вопрос. Узбекистан оказался среди этих государств – это естественный ход событий.

Я не думаю, что там нужно строить гигантский парк АЭС. Сейчас говорят об обычной двухблочной АЭС, которая на первых порах точно удовлетворит потребности Узбекистана.

- Станция будет такой же, как строящаяся Белорусская АЭС в Островце?

- У нас типовые проекты, и мы идем к тому, чтобы сделать эти проекты унифицированными. Немного она будет отличаться от Белорусской АЭС. Тогда был проект АЭС-2006, а с этого года начнется строительство Курской АЭС-2, где будет использован ВВЭР-ТОИ (типовой оптимизированный и информатизированный проект АЭС). Немного он будет отличаться от белорусской станции, но эти отличия будут заметны только специалистам. С точки зрения экономики и общественности это одинаковые и надежные станции.

Но самое интересное сотрудничество там все-таки будет связано с ураном. Говорят, что по урану Узбекистан находится на высоком месте в мире. Это вполне возможно, но разведанные запасы там не очень велики. Надо продолжать разведку урана. Узбекистан этим особо не занимался и не привлекал для этого иностранные компании. Год назад стали все более настойчивыми разговоры о том, что «Росатом» может построить АЭС и одновременно оказать поддержку и помощь в разведке и разработке урановых месторождений.

С разработкой месторождений там тоже не все так просто. Они разные, и не всегда получается подобраться к урану дешевым методом. Иногда для извлечения необходимо использовать новые технологии. Поэтому, мне кажется, что там будет налажено взаимовыгодное сотрудничество: Узбекистан получит АЭС, расширит урановую добычу, а мы частично этот уран будем покупать.

Также оказалось, что в Узбекистане с советских времен остался работающий завод радиофармпрепаратов. Этот завод в хорошем состоянии, и у него неплохие контакты с российскими медиками. Россияне там локализуют производство новых интересных препаратов для лечения онкологических заболеваний. Узбекистан их выпускает, и узбекская продукция вытесняет на своем рынке европейскую по качеству. Здесь я вижу широкое поле для сотрудничества.

- Для каких проектов кроме АЭС можно использовать уран?

- Основной потребитель урана – это атомная энергетика. Пока же они уран просто продают – добыли, очистили, сконцентрировали и продали. Это самый нижний передел, наиболее простой и дешевый вид работы, тем более что и сам уран сейчас достаточно дешев.

Поэтому сотрудничество с «Росатомом», которое сейчас назревает, позволит Узбекистану двинуться дальше по технологической лестнице и дойти до ее венца – атомной станции.


Беседовала Юлия Рулёва

Комментарии
28 Октября
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Беларусь записали в один ряд «прифронтовых государств» с Украиной и Грузией для противодействия России и Китаю.

Инфографика: Отношение к евразийской интеграции
инфографика
Цифра недели

$44,2 млрд

составил товарооборот между странами ЕАЭС за январь-сентябрь 2018 г. Это на 11,9% больше, чем за аналогичный период 2017 г. – Евразийская экономическая комиссия