Андрей Казанцев

12 Июля г.

Роль Нормандского формата может ослабнуть в пользу диалога Москвы и Вашингтона – эксперт

Роль Нормандского формата может ослабнуть в пользу диалога Москвы и Вашингтона – эксперт
Президент России Владимир Путин и президент США Дональд Трамп в ходе личной встречи на полях саммита G20 7 июля 2017 г.
Фото: wordpress.com

7 июля на полях саммита G20 в немецком Гамбурге состоялась первая личная встреча президентов России и США Владимира Путина и Дональда Трампа. Предполагалась, что беседа продлится не более получаса (некоторые пророчили, что она не состоится вовсе). Однако лидеры проговорили более двух часов, обсудив конфликты в Сирии и на Украине, а также вопросы кибербезопасности. Директор Аналитического центра ИМИ МГИМО Андрей Казанцев в интервью корреспонденту «Евразия.Эксперт» рассказал, почему по итогам встречи двух президентов Нормандский формат обсуждения украинского кризиса может уступить место прямым консультациям Москвы и Вашингтона, а совместная группа по кибербезопасности России и США все же будет создана.

- Владимир Путин и Дональд Трамп беседовали более двух часов, что намного дольше ожидаемого. На Ваш взгляд, это говорит о состоявшемся диалоге или противоречиях во взглядах?

- Скорее, о состоявшемся диалоге. Как известно, у Путина и Трампа был спор о предполагаемом вмешательстве российских хакеров в американские выборы, который длился примерно 40 минут, но в остальное время они говорили достаточно позитивно.

Встреча показала наличие серьезного взаимного интереса между Трампом и Путиным. Психологически они хорошо совместимы, так как имеют сходное мировоззрение. Оба являются прагматиками, отрицают всякий идеализм, не верят в либеральные ценности и видят мир сквозь призму угроз безопасности и выгодных бизнес-сделок. Оба также являются сильными лидерами, сильными мужчинами. Поэтому они испытывают друг к другу уважение. Им приятно друг с другом общаться, хотя это общение отнюдь не всегда бесконфликтно.

Такие люди могут и конфликтовать, однако потом легко находят общий язык. Сходные психологические отношения (симпатия и взаимное понимание при возможности перехода в острый конфликт), кстати, установились у Путина и президента Турции [Реджепа Тайипа] Эрдогана, имеющего похожие психологические характеристики. 

- Стороны договорились о прекращении огня в Сирии. Каковы перспективы этого соглашения и шансы, что оно не будет сорвано?

- Соглашение о Сирии важно в налаживании диалога в борьбе с терроризмом, где интересы двух стран сходятся. Потом на этой основе, путем постепенного наращивания взаимного доверия, можно двигаться дальше в тех вопросах, где интересы уже не столь гармоничны. 

Проблема, однако, заключается в том, что России и США будет трудно в реальности проконтролировать прекращение огня в Сирии. На местах существует много разных группировок, которые вообще никому не подчиняются. Многие из них связаны с Аль-Каидой и ИГИЛом (запрещенная террористическая организация - ЕЭ), а им выгодно сорвать прекращение огня, так как для них выгоден конфликт между Москвой и Вашингтоном.

Позитивным является уже то, что Москва и Вашингтон могут вместе начать работать в направлении прекращения огня. На практике же, как мне представляется, ситуация в Сирии в силу наличия огромного количества слабо контролируемых кем-либо группировок будет меняться очень медленно.

- Что, на Ваш взгляд, означает заявление о том, что США больше не ставят своей целью свержение президента Сирии Башара Асада?

- Я думаю, что Трамп пока не принял какого-то четкого решения по этому поводу. Уже несколько раз озвученная позиция менялась. В целом, для Москвы важно, что американцы теперь настроены именно по этому вопросу на диалог.

У [бывшего президента США Барака] Обамы позиция была однозначная. По итогам встречи [госсекретарь США Рекс] Тиллерсон заявил: «Может быть, наш подход неправильный, а их – правильный?» Вот эти сомнения – это и есть то, что важно для Кремля.

- По вопросу Украины Россия и США договорились создать канал связи для урегулирования конфликта на основе Минских соглашений. Есть ли шанс у Нормандской четверки стать пятеркой с присоединением Вашингтона?

- Есть и еще одна вероятность, и, мне кажется, она даже больше. Возможно, роль Нормандского формата несколько ослабнет в пользу прямого российско-американского диалога. Причина заключается в плохих личных отношениях Трампа с лидерами Франции и Германии.

- Какой стороной был поднят вопрос о кибератаках и почему?

- Спор между Путиным и Трампом был связан именно с вопросом о предполагаемых российских кибератаках. Вопрос подняла американская сторона. Трамп указал в своем Твиттере, что он дважды «давил на Путина» по поводу предполагаемого вмешательства России в американские выборы.

В ходе обсуждения этого вопроса «временами обстановка накалялась, а господин Путин громко требовал доказательств от президента, который сам неоднократно подвергал сомнению заявления разведки США о том, что Россия пыталась раскачать выборы в пользу Трампа». Это цитата из New York Times, а источником утечки называют самого госсекретаря США Рекса Тиллерсона.

- Каковы шансы создания совместной рабочей группы по кибербезопасности?

- Группу, безусловно, создадут, раз такая договоренность есть. Предметом обсуждения ее станет решение проблем борьбы с терроризмом, организованной преступностью, хакерством в киберпространстве. Трамп также может использовать создание этой группы как аргумент для того, чтобы притушить домашние скандалы вокруг возможного вмешательства российских хакеров в выборы. Он может теперь сказать, что он нашел формат взаимодействия с Россией, который может исключить повторение подобной ситуации в будущем.

- Дает ли надежду на разрядку информационного накала, в котором пребывают сейчас Россия и США, обсуждение вопроса о кибератаках?

- Создание группы отнюдь не означает, что между странами усиливается доверие в вопросах кибербезопасности. Например, представитель США при ООН Никки Хейли, интерпретируя это соглашение, заявила в эфире CNN, что США России никогда в вопросах кибербезопасности доверять не будут.

Она сказала, что тех, кому США не доверяют, надо держать ближе, чтобы лучше за ними присматривать. Именно в этом в администрации Трампа и видят один из важнейших смыслов создания совместной группы с Россией.

Соглашение о создании совместной группы по кибербезопасности может помочь слегка притормозить скандалы вокруг предполагаемого вмешательства российских хакеров в американские выборы, но не потушить их совсем. 


Беседовала Юлия Рулева

14 Ноября
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Полностью отказаться от прибалтийских портов Беларусь не планирует.

Инфографика: Военно-морские силы США в Европе
инфографика
Цифра недели

$6,7 млрд

составил объем иностранных инвестиций в реальный сектор экономики Беларуси за первые 9 месяцев 2017 г., что на 6,4% больше, чем за аналогичный период 2016 г. Основными инвесторами выступили компании из России (40,6%), Великобритании (26,6%) и Кипра (7,1%) – Белстат