Дмитрий Офицеров-Бельский

21 Июня г.

«Доктрина восточных ветров» в политике Венгрии

«Доктрина восточных ветров» в политике Венгрии
Премьер-министр Венгрии Виктор Орбан.
Фото: businessinsider.com

В 2009 г. премьер-министр Венгрии Виктор Орбан заявил о необходимости укрепления отношений со странами, находящимися к востоку от Евросоюза. Эта политика, известная как «доктрина восточных ветров», стала одним из краеугольных камней его последующего внешнеполитического курса.

Усилия Будапешта оказались сосредоточены на укреплении политических и экономических отношений, прежде всего, с Россией и Китаем, а также со странами Центральной Азии, Закавказья и Персидского залива. Визиты на высшем уровне были совершены в Азербайджан, Казахстан, Малайзию, Филиппины, Саудовскую Аравию, Таиланд, Турцию, Туркменистан, Объединенные Арабские Эмираты, Узбекистан и другие азиатские страны. А Россию и Китай венгерский премьер посещает достаточно регулярно, также как и принимает высоких гостей из этих стран у себя [1].

В отличие от 1990-х гг., когда партия «Фидес» под влиянием своего диссидентского опыта отдавала приоритет продвижению прав человека и гражданских свобод над экономическими интересами во внешней политике, сейчас правительство Виктора Орбана отдает предпочтение экономике, а также принципу взаимного невмешательства в партнерские и внутренние дела. И если в ЕС выстроить отношения на этих основаниях достаточно проблематично, то с восточными партнерами это удается очень хорошо.

Можно пытаться объяснить это растущим значением Востока в мировой экономике и стремлением при помощи новых партнеров решить ряд экономических проблем, но такой подход будет существенным упрощением.

Восточную стратегию Виктора Орбана нельзя анализировать в отрыве от положения страны в ЕС, испортившихся при администрации Барака Обамы отношений с США и широкой международной критики конституционных изменений, внесенных партией «Фидес».

Что касается восточных партнеров Венгрии, то диалог с ними проходит легче, поскольку они не считают возможным вмешиваться во внутренние дела другого государства и даже просто проявлять повышенную заинтересованность в них.

Китай: притяжение через континент


Недавно состоялся очередной визит Виктора Орбана в Китай, продолжавшийся с 12 по 16 мая. Венгерский премьер также принял участие в Форуме высокого уровня по международному сотрудничеству в рамках «Одного пояса – одного пути» в Пекине. 

Встречи венгерского премьера с его китайским коллегой премьером Госсовета КНР Ли Кэцяном достаточно регулярны – предыдущая состоялась в Риге в ноябре 2016 г. Это уже четвертый официальный визит, а три предыдущих состоялись в ноябре 2010 г., июле 2013 г. и феврале 2014 г. Интересно, что на высоком уровне Виктора Орбана принимали в Пекине, даже тогда, когда он был бывшим руководителем государства – в декабре 2009 г. он встречался в Пекине с на тот момент заместителем председателя КНР Си Цзиньпином.

В актив двустороннего общения можно записать и первое посещение Будапешта с 1987 г. главой правительства Китая (в июне 2011 г.) и отмену премьер-министром встречи с Далай-ламой. Корни взаимной политической симпатии кроются в стремлении Китая найти в одной из малых европейских стран окно в ЕС. В свою очередь для Венгрии, которой достаточно непросто продвигать свои интересы в таком крупном образовании, возможность привлечения внешних игроков дает возможность более весомого позиционирования. И это не считая инвестиционных и прочих экономических бонусов от партнерства с Китаем.

Сейчас восточная политика Венгрии во многом продолжает работу, начатую левыми кабинетами еще в 2002-2010 гг., которые создали прочную сеть контактов с азиатскими странами и в первую очередь с Китаем.

Используя возрастающую привлекательность страны после ее вступления в ЕС и китайско-венгерские неформальные каналы отношений (в Венгрии проживает крупнейшая китайская диаспора региона – около 15 000 чел.), социалисты активизировали политические, образовательные, культурные и экономические контакты с КНР. Во время правления коалиции «Фидес» и Христианско-демократической народной партии Китай оставался ключевым венгерским партнером на востоке, а Венгрия сохранила свои позиции ключевого партнера Китая в Восточной Европе.

Объем инвестиций оценивается в € 3,5 млрд, что существенно выше, чем в любой из стран региона. Впрочем, это результат не только позитивного развития двусторонних отношений, но и льготного налогового режима в Венгрии, привлекающего инвесторов. В их числе Wanhua, которая вложила $1,5 млрд в химическую компанию BorsodChem [2]. В последние годы Венгрия занимает достаточно важное место в финансируемых Китаем инфраструктурных и логистических проектах в регионе. В качестве примера сотрудничества можно привести китайские инвестиции и участие в строительстве высокоскоростной железной дороги Белград – Будапешт (часть проекта Афины – Будапешт).

Россия: дружественный прагматизм


Приоритет экономических интересов очевиден и в отношениях России и Венгрии. После возвращения на пост премьера Орбана были активизированы контакты на высшем уровне, о чем свидетельствуют регулярные встречи лидеров (по сравнению с единственным визитом в США на саммит НАТО в Чикаго). Инвестиции в политический диалог должны были сказаться на позициях венгерских компаний, работающих на российском рынке. Эта политика действительно принесла свои плоды, и с 2009 по 2013 гг. экспорт в Россию увеличился на 22%. В свою очередь, венгерский рынок, на котором уже работали «Газпром» и «ЛУКОЙЛ», стал свидетелем появления новых российских компаний, в числе которых и «Сбербанк» [3].

Украинский кризис, начавшийся в 2013 г. и приведший к взаимным санкциям, негативно сказался на двусторонних российско-венгерских экономических связях.

На сегодняшний день можно выделить три наиболее важных направления сотрудничества: энергетика, инвестиции венгерских фирм в России и совместные усилия на рынках третьих стран (например, венгерско-российский консорциум по производству железнодорожных вагонов для Египта – проект стоимостью €800-900 млн).

Венгрия активно выступает против продления антироссийских санкций ЕС и критикует антидемократический характер этого решения. Всего на начало 2017 г. венгерские компании потеряли €6,5 млрд потенциального экспорта, что для небольшой страны довольно существенно. Однако косвенные выгоды в сложившемся положении тоже присутствуют – и отчасти даже способны компенсировать потери. Речь идет, главным образом, об очень доброжелательной политике России в отношении Будапешта в энергетической сфере. Стороны уже пересмотрели долгосрочный газовый договор, который гарантирует поставки газа в Венгрию до конца 2019 г. и согласовали строительство АЭС «Пакш-2», на которое Москва выделит Будапешту кредит в сумме до €10 млрд.

Интересно, что в экономических отношениях сторонами был избран достаточно необычный путь двухуровневого сотрудничества: оно опирается не только на межправительственное взаимодействие, но и продолжается на уровне регионов. Особенно активно Венгрия развивает сотрудничество с Татарстаном – соответствующее соглашение было подписано 14 апреля 2015 г., а чуть ранее – 10 апреля 2015 г. – в Казани открылось первое генконсульство Венгрии. Предполагается, что республика станет площадкой для выхода венгерского бизнеса на российский рынок, а татарстанские компании получат новый опыт и дополнительные возможности. Особый акцент делается на сотрудничестве в сфере сельского хозяйства, и симптоматично, что участие в церемонии открытия консульства Венгрии в Казани принимал тогдашний министр сельского хозяйства России Николай Федоров.

Можно предположить развитие экономических контактов и в сфере фармацевтики, на что указывает активность в контактах с венгерской стороной министра здравоохранения РФ Вероники Скворцовой. Но пока сотрудничество достаточно активно идет лишь в энергетической сфере – на уровне компаний Татнефть и MOL Group, а во всех остальных отраслях, как и раньше, с оптимизмом заявляется о большом потенциале общения и близких к реализации планах. Тем не менее, регулярность визитов венгерских гостей высшего уровня в Казань дает возможность предположить наличие некоторого прогресса. Последний такой визит состоялся в марте 2017 г. – тогда в Казань с рабочим визитом прибыл министр национального развития Венгрии Миклош Шестак.

Украина: в тени России


Накануне украинского кризиса правительство Орбана активно развивало торговые отношения с Киевом, и украинская доля в венгерском экспорте достигла в 2013 г. 2,39%. Эта цифра может показаться незначительной, если не брать в расчет то, что среди партнеров за пределами ЕС Украина занимала второе место после России.

Однако политический диалог был и остается ограничен вопросом венгерского меньшинства в Закарпатье. С началом украинского кризиса этот вопрос активизировался, и Будапешту даже удалось убедить Киев сократить призыв этнических венгров в зону военных действий на востоке страны. Наиболее радикальные венгерские политики, чтобы добиться этого, даже призывали отключить реверсные поставки газа на Украину.

В самом украинском конфликте Венгрия занимает в целом благожелательную позицию в отношении официального Киева, стараясь при этом не вызвать негативной реакции Москвы. В августе 2014 г. Венгрия даже поставила киевским властям танки Т-72, но в дальнейшем никаких сведений о продолжении поставок не было.

Более того, в феврале 2015 г. венгерские власти заявили об отсутствии намерения поставлять вооружения на Украину. Однако украинские военнослужащие регулярно проходят лечение в соседней стране, Украине предоставляется и гуманитарная помощь. В вопросе безвизового статуса Украины в ЕС Будапешт всегда оказывал поддержку Киеву.

Однако между двумя странами имеются и серьезные разногласия – вопрос о двойном гражданстве для этнических венгров вызывает в Киеве бурную реакцию.

22 марта 2017 г. вице-премьер Венгрии Жолт Шемьен обвинил Украину в попытке ассимиляции венгерского меньшинства и потребовал создания автономии в районах компактного проживания венгров Закарпатья, а также их гарантированного представительства в законодательных органах региона и государства. Вскоре после этого, несмотря на отрицательную реакцию украинской стороны, венгерский министр иностранных дел Петер Сийярто в очередной раз высказал мысль, что административная или уголовная ответственность в отношении граждан Венгрии за наличие двойного гражданства неприемлема. Что касается двойного гражданства, то, по мнению венгерской стороны, это «абсолютно европейский феномен». Получение венгерских паспортов становится все более частым явлением в Закарпатье.

Другой вопрос, порождающий напряжение, – это транзит российского газа через Украину. На встрече с Владимиром Путиным венгерский премьер Виктор Орбан отметил: «Мы не можем обойти вопрос, насколько стабильной является поставка газа через Украину. Мы всегда ратовали за то, что нужно осуществлять диверсификацию поставок». В отношениях с Украиной, таким образом, очевидно отсутствие однозначности. Венгерская политика вызывает предсказуемые трения и компенсируется только политикой «помощи в малых делах».


Дмитрий Офицеров-Бельский, к.ист.н., доцент кафедры гуманитарных дисциплин НИУ ВШЭ


[1] Визиты в Москву: август 2010 г., 31 января 2013 г., 14 января 2014 г., 7 августа 2015 г., январь 2016 г. Визиты в Пекин обозначены далее по тексту.

[2] Ágnes Szunomár, Katalin Völgyi, Tamás Matura. CHINESE INVESTMENTS AND FINANCIAL ENENGAGEMENT IN HUNGARY. Centre for Economic and Regional Studies of the Hungarian Academy of Sciences. Working paper 208. July 2014. P. 38-39.

[3] В 2011 г. «Сбербанк» приобрел австрийский банк Volksbank International AG, активно работавший в Восточной Европе, одним из девяти подразделений которого было венгерское. Расширение присутствия российского банковского бизнеса в регионе в начале десятилетия говорит о явном и разнообразном интересе российского бизнеса к Восточной Европе и к венгерскому рынку в частности.

26 Ноября
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Даля Грибаускайте постаралась, чтобы отказ Александра Лукашенко от приглашения на саммит Восточного партнерства в Брюссель выглядел однозначно – как провал Евросоюза.

Инфографика: Военно-морские силы США в Европе
инфографика
Цифра недели

2,3%

составил рост промышленного производства в ЕАЭС с января по октябрь 2017 г. Наибольший прирост отмечен в Кыргызстане – 13,7% – Евразийская экономическая комиссия