Джордж Фридман

10 Января г.

Джордж Фридман: «Конфликт на Украине я предвидел, но что победителем выйдет Россия – нет»

Джордж Фридман: «Конфликт на Украине я предвидел, но что победителем выйдет Россия – нет»
Джордж Фридман
Фото: http://reseauinternational.net

По таким вопросам как будущее Евразии и Евросоюза, возможность новой войны на Балканах или развитие американо-российских отношений едва ли можно дать абсолютно точный прогноз. Однако существуют отдельные тенденции и геополитические факторы, которые могут пролить свет на будущее Евразии и мира. На изучении таких факторов специализируется известный американский политолог, создатель частной разведывательно-аналитической организации «Stratfor» и основатель проекта Geopolitical Futures Джордж Фридман. В 2011 г. политолог написал книгу «Следующие 100 лет: прогноз на XXI век». В эксклюзивном интервью для «Евразия.Эксперт» Фридман подводит предварительные итоги: какие из его прогнозов сбываются уже сегодня, а где он ошибся.

- Господин Фридман, какие новые тенденции вы наблюдаете в Евразии? Как изменится миропорядок в этом регионе в ближайшие 5-10 лет?

- В регионе нарастает нестабильность как внутри самих стран, так и на межгосударственном уровне, и на то существует несколько причин.

Китай инвестирует в другие страны, но также при этом вводит в них свою рабочую силу. Россия проводит новую жесткую политику. Индия стала гораздо активнее в экономическом плане, а США проявляют к региону меньше интереса, чем раньше. Все это создало определенное соперничество между государствами.

В то же время угроза терроризма в регионе, похоже, возрастает. Спад цен на энергоресурсы в некоторых странах создал внутренние экономические кризисы, которые повлияли и на другие государства. Так что в каком-то смысле мы наблюдаем возвращение к норме для этого региона, поскольку Центральная Азия всегда находится в состоянии регионального соперничества и испытывает давление на периферии.

- В Европейском союзе есть признаки, указывающие на рост самостоятельности. Франция и Германия желают создать единую европейскую армию. После прихода к власти Трампа в Евросоюзе нарастает критическое отношение к сотрудничеству с США. Каким вы видите будущее трансатлантических отношений в ближайшие несколько лет?

- Американо-европейские отношения всегда были напряженными, особенно со времен окончания холодной войны. Вспомните, насколько негативно Европа высказывалась о Джордже Буше и как восхищалась Обамой – настолько сильно, что присудила ему Нобелевскую премию. Необходимо понимать, что Европа, потеряв центральную позицию в международной системе, крайне негодовала из-за возвышения США и была критически настроена по отношению к ним. Однако и внутри Европы продолжает существовать соперничество.

Поэтому в то время как Франция и Германия, может, и готовы поставить свои вооруженные силы под единое командование, то же нельзя сказать про другие государства.

Также следует отметить, что Берлин и Париж множество раз обсуждали этот вопрос, но действий мы так и не видели. И хотя из-за политики Трампа в Европе возникли некоторые проблемы, я не думаю, что основной каркас взаимоотношений в регионе изменился.

Европа остается фрагментированной, в военном плане США гораздо более сильны. Фактор, который сейчас меняется – это желание США гарантировать безопасность Европе в условиях недостаточной приверженности европейцев идее создания своей армии. Это гораздо более серьезная угроза американо-европейским отношениям, чем враждебность Европы по отношению к США.

- Как вы оцениваете будущее Европейского союза в свете роста сепаратистских настроений, миграционных вызовов, брекзита? Возможен ли развал ЕС?

- Евросоюз, по моему мнению, – это провалившийся проект, который находится в стадии распада.

Основная проблема состоит в том, что страны сохранили свой суверенитет, в то время как ЕС пытался вести себя как сверхдержава, которой он не являлся.

Действия, с помощью которых ЕС пытался справиться с финансовым кризисом 2008 г., создали стойкую проблему на юге Европы, а текущая политика Евросоюза в отношении Восточной Европы еще больше отталкивает от него периферию. Конечно, еще один пример – это брекзит.

Периферия ЕС или находилась в катастрофическом финансовом положении на протяжении последних 10 лет, или сейчас находится во враждебных политических отношениях с центром.

Национальное самоопределение вступает в противостояние с претензиями ЕС на власть. И национальная государственность в этом вопросе всегда будут побеждать.

- В чем вы видите сложности в российско-американских отношениях? Каковы их причины и есть ли перспективы выхода из кризиса?

- США заинтересованы в создании проамериканских государств с либерально-демократическими ценностями. Россия же заинтересована в сохранении между собой и Европой буфера в виде прибалтийских государств, Беларуси и Украины. В 2014 г., когда пало украинское правительство, в России посчитали, что американцы хотят «задушить» Россию, лишив ее стран-буферов. Когда Россия ответила на это, заявив свои права на Крым, США расценили это как попытку русских вернуть контроль над Украиной. Все это, конечно, осложнялось предполагаемым вмешательством России в американские выборы, а также идеей о том, что США организуют цветные революции. Но по сути в основе всего лежат геополитические опасения обеих сторон из-за государств-буферов.

- В своей книге «Следующие 100 лет» вы предсказывали в том числе и расширение территории России, конфликт с Турцией, трансформацию Восточной Европы. Какие ваши прогнозы сбылись и какие события удивили вас?

- Конфликт на Украине я предвидел, но вот тот факт, что победителем из него выйдет Россия – нет. Я считал, что после этих событий в РФ начнется упадок. Предполагаю, что в районе 2050 г. начнется война Турции с Польшей и США. Я говорил, что страны Восточной Европы станут центром притяжения в регионе после падения Евросоюза, но это необязательно будет означать их выход из-под российского контроля.

Что же касается моих ошибок, то я не предвидел продолжение суннитского восстания на Ближнем Востоке – я думал, что оно окончится.

- Сегодня война на Балканах кажется более реальной, чем турецкая. Эксперты констатируют, что отношения между республиками бывшей Югославии сейчас хуже, чем когда-либо со времен последних Балканских войн 1991-2001 гг. Звучат требования перекройки границ и федерализации уже существующих государств. Насколько реальной выглядит новая война на Балканах? И как вы оцениваете заявления отдельных конфликт, что Россия может начать там конфликт?

- На Балканах вероятность войны существует в любой момент времени. Вопрос в том, когда она разразится. Я не думаю, что это произойдет в ближайшее время. Государства сейчас гораздо стабильнее, чем в 1990-х гг., и ни одна крупная держава, за исключением, может, России, не получит выгоду от такой войны. По-моему, европейцы и американцы предупредили бы любые попытки начала вооруженного конфликта. Разногласия, независимо от их глубины, необязательно должны выливаться в военные действия.

Даже если бы русские подталкивали сербов к началу конфликта, их гарантий было бы недостаточно для того, чтобы Сербия рискнула получить еще одну национальную катастрофу. К тому же, подобные действия России подорвали бы отношения с Европой, которые очень важны для Москвы. Так что я не думаю, что подобный сценарий возможен.

- Между Первой и Второй мировой войной прошел 21 год, а с момента окончания Второй мировой войны – 76 лет. Как вы думаете, будет ли третья мировая война и если да, то когда?

- Я рассматриваю Первую и Вторую мировые войны как единый конфликт с двадцатилетним периодом перемирия. Предыдущая мировая война закончилась в 1815 г. Между наполеоновскими войнами и Первой мировой войной прошла почти сотня лет.

Я думаю, следующая мировая война произойдет в середине XXI в. – примерно через сто лет после окончания Второй мировой. Польша, Турция и Япония в союзе с США в роли мирового гегемона схлестнутся в противостоянии за контроль над океанами и Евразией.

Всегда существуют восходящие и приходящие в упадок государства, и это в итоге становится причиной мировой войны. Восходящей державой, появившейся из ниоткуда в XX в., стали США, а затухающими государствами на тот момент были Великобритания, Франция, Германия и Россия. Но в те времена мало кто мог заметить и правильно оценить происходящее. 

02 Января
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Если Союзное государство не будет идти в ногу с изменениями, происходящими сегодня в Беларуси и России, то его ждет кризис уже в ближайшем будущем.

Инфографика: Военно-морские силы США в Европе
инфографика
Цифра недели

84,8%

составил рост объемов экспорта БЕЛАЗа в 2017 г. Наибольший рост продемонстрировали поставки в страны СНГ – 129,3% (без учета РФ, куда экспорт вырос на 73,2%). Тройку лидеров по объему поставок техники в натуральном выражении составили Россия, Узбекистан и Казахстан