Томас Грэм

28 Января г.

Томас Грэм: «Сложно представить, как США и Россия могут остановить ухудшение отношений»

Томас Грэм: «Сложно представить, как США и Россия могут остановить ухудшение отношений»
Экс-советник президента США Джорджа Буша по России и Евразии, директор Kissinger Associates Томас Грэм

После того, как в начале 2017 г. Дональд Трамп официально вступил в должность президента США, были надежды на улучшение российско-американских отношений. Однако скандал, раздутый вокруг якобы имевшего место вмешательства Кремля в президентские выборы в США перечеркнул эти надежды, фактически связав руки американскому президенту. В итоге в конце прошлого года Россия, наряду с Китаем, была объявлена стратегическим противником Штатов, пытающимся подорвать их позиции в мире. Учитывая, что по основным спорным вопросам ни Вашингтон, ни Москва не желают идти на компромисс, не стоит ожидать потепления двусторонних отношений и в этом году – считает экс-советник президента США Джорджа Буша по России и Евразии, директор Kissinger Associates Томас Грэм. Американский политолог, которого СМИ называли в 2017 г. одним из основных кандидатов на должность посла США в России, рассказал «Евразия.Эксперт» о том, как в Европе могут отреагировать на новые антироссийские санкции США, почему американцы не уйдут из Центральной Азии и оправдан ли перенос переговорной площадки по Украине в Астану.

- Господин Грэм, как вы оцениваете российско-американские отношения в 2017 г. и каковы перспективы их развития в 2018 г.? Стоит ли ожидать каких-либо позитивных изменений?

- Американо-российские отношения в 2017 г. продолжили ухудшаться, несмотря на то, что многие в Москве и меньше – в Вашингтоне ожидали обратного.

Как сообщалось, президенты Путин и Трамп во время их первой личной встречи в июле установили хороший контакт, но, возможно, это принесло двусторонним отношениям больше вреда, чем пользы.

Вскоре после этого Конгресс, озабоченный позитивной оценкой Путина Трампом и его желанием сблизиться с Россией, законодательно закрепил существующий санкционный режим, а также ввел дополнительные санкции, чтобы «наказать» Россию за вмешательство в президентские выборы в 2016 г. Ответ с российской стороны привел к вынужденному сокращению дипломатического состава и закрытию дипломатических учреждений в обеих странах.

Тем временем в переговорах по вопросам Украины и Сирии не было достигнуто ощутимого прогресса, а обмен колкостями по поводу нарушений ДРСМД (Договор о ракетах средней и меньшей дальности, в нарушении которого стороны обвиняют друг друга – прим. «ЕЭ») усилился. Конец года ознаменовало оглашение Стратегии национальной безопасности США, в котором Россия (наряду с Китаем) была объявлена стратегическим противником, нацеленным на подрыв американской позиции в мире.

Едва ли есть причины полагать, что отношения [между странами] в 2018 г. улучшатся. В ключевых вопросах, вызывающих разногласия, ни одна из сторон не проявила гибкости и, скорее всего, так и не проявит, поскольку в России приближаются президентские выборы в марте, а в США в ноябре пройдут промежуточные выборы в Конгресс. Пока расследование [специального прокурора Роберта] Мюллера о возможных связях [президента США Дональда] Трампа и его окружения с Кремлем продолжается, у американского президента будет мало пространства для маневра.

В Вашингтоне сейчас укрепились антироссийские настроения, а в Москве – антиамериканские, и это несмотря на то, что каждая из сторон заявляет о своей готовности к сотрудничеству. Но пока ни одна из сторон не готова сотрудничать, если другая не откажется от своих требований по ключевым вопросам двусторонней повестки, включая Сирию, Украину и ДРСМД. А этого в ближайшее время не произойдет.

- В феврале США огласят новый санкционный список, нацеленный на российскую политическую элиту. Что вы думаете по этому поводу и как эти санкции могут отразиться на отношениях России со странами ЕАЭС?

- С технической точки зрения США в феврале не огласят список лиц, попадающих под санкции. Скорее будет выпущен список бизнесменов и других лиц, которые, по мнению США, близки к Кремлю и периодически выполняют для него определенные задания. США сохраняют за собой право в будущем ввести санкции в отношении этих лиц, если того потребуют обстоятельства.

Как бы то ни было, имеет место явное намерение нанести вред репутации людей, внесенных в список.

Граждане как [государств-участников] ЕАЭС, так и других стран, должны будут решить, на какие риски они готовы пойти ради ведения в России бизнеса с лицами, которые могут стать целью американских санкций. Последствием этого может стать снижение уровня торговли и инвестиций между Россией и другими странами ЕАЭС, но о конкретных цифрах сейчас говорить сложно.

- Между США и Евросоюзом возникли разногласия в вопросе санкций против России. На ваш взгляд, как в Европе отреагируют на новые антироссийские санкции Вашингтона?

- С начала кризиса на Украине в 2014 г. США и их европейские партнеры упорно работали над координацией своих санкционных режимов – с одним исключением: прошлым летом Конгресс США наложил [на Россию] санкции без каких-либо серьезных обсуждений и согласования. При этом администрация Трампа тесно сотрудничала с европейскими партнерами США в осуществлении этих санкций, и я думаю, такая практика продолжится, если будет принято решение о введении новых санкций.

- Недавно состоялся визит президента Казахстана Нурсултана Назарбаева в Вашингтон. На встрече с Дональдом Трампом обсуждался, в том числе, формат «5+1» – переговорная площадка стран Центральной Азии и США. Каковы цели Вашингтона в реализации этого проекта и насколько он перспективен?

- Формат «С5+1» – это часть мер США, направленных на укрепление регионального сотрудничества в Центральной Азии. Он основан на предположении, что страны региона сталкиваются со схожими проблемами – такими, как терроризм – и что экономическое развитие выигрывает от свободного передвижения людских потоков, товаров и информации через государственные границы. Формат будет какое-то время продолжать существовать, однако результаты, скорее всего, будут скромными. Центральная Азия в данный момент не является одним из главных приоритетов для США.

- На днях глава МИД РФ Сергей Лавров сказал, что проект «С5+1» нацелен на разрыв отношений между Россией и странами Центральной Азии…

- Эти опасения преувеличены. США поддерживают суверенитет всех стран Центральной Азии и хотят видеть эти страны более интегрированными в мировую экономику.

Хотя некоторые силы в Вашингтоне, возможно, и хотели бы оторвать регион от Москвы, США не вкладывают в это сколько-нибудь значительных усилий. Китайская активность в этом регионе гораздо опаснее для влияния России, несмотря на все разговоры о гармонизации политик Евразийского экономического союза и инициативы «Один пояс – один путь».

ЕАЭС – это фактически программа экономического развития на основе протекционизма, а китайская инициатива сосредоточена на экономической интеграции в большом Евразийском регионе. Это диаметрально противоположные цели.

- Президент Узбекистана Шавкат Мирзиёев вслед за казахстанским лидером также собирается посетить США по приглашению американского президента. Чего стоит ожидать от внешней политики США в отношении стран Центральной Азии?

- Государства Центральной Азии, особенно Казахстан и Узбекистан, хотели бы видеть постоянное присутствие США в своем регионе. Оно дает им больше пространства для маневра, поскольку они вынуждены иметь дело с двумя соседями, являющимися великими державами: Китаем и Россией.

США не уйдут из региона – частично из-за своих военных операций в Афганистане. Однако значительное увеличение американской активности в регионе крайне маловероятно, поскольку он не входит в список американских приоритетов национальной безопасности.

- На ваш взгляд, какие новые тенденции сегодня наблюдаются во внешней политике США на Балканах и в Прибалтике, и чего можно ожидать от этой политики в ближайшие годы?

- В ответ на то, что было расценено как провокационные действия и агрессия России, США повысили уровень сотрудничества со своими союзниками по НАТО в Прибалтике и постепенно вновь увеличивают свое присутствие на Балканах. Эта тенденция будет существовать, пока Россия воспринимается как главный стратегический соперник, который хочет подорвать влияние США в Европе, а вместе с ним – и основы трансатлантического сообщества.

- Может ли переговорная площадка по урегулированию ситуации на востоке Украины быть перенесена из Минска в Астану? Почему эта тема всплыла на переговорах Н. Назарбаева и Д. Трампа в Вашингтоне?

- В Астане уже проводились переговоры по ряду вопросов, в частности, по Сирии, и в течение многих лет [президент Казахстана Нурсултан] Назарбаев участвовал в разрешении конфликтов между странами бывшего СССР. Поэтому в том, что появилась идея перенести переговоры по украинскому вопросу из Минска в Астану, нет ничего удивительного.

Минские соглашения в своей текущей форме нереализуемы. Для решения украинского вопроса необходим новый подход.

Перенесение переговоров из Минска в Астану могло бы послужить знаком обновления попыток разрешить этот кризис и выражением стремления испробовать новые методы.

- Каким вы видите возможный выход из тупика в российско-американских отношениях? Это возможно лишь в случае радикального ослабления позиций одной из сторон?

- Сложно представить, каким образом США и Россия могли бы остановить ухудшение отношений, учитывая преобладающие настроения в Вашингтоне и в Москве. Похоже, ни одна из сторон не готова проявить необходимую гибкость для разрешения серьезных разногласий, опасаясь, что она будет воспринята как признак слабости. Обе стороны намерены говорить с позиции силы.

В таких обстоятельствах необходим неофициальный канал связи между Белым домом и Кремлем, чтобы переговоры можно было проводить вдали от взгляда общественности.

А достигнутые таким образом договоренности можно было бы позднее обнародовать, что позволило бы продемонстрировать политическую прозорливость и избежать обвинений в том, что какая-либо из сторон пошла на поводу у требований другой.

22 Июля
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Встреча Путина и Трампа высвечивает несколько тенденций, которые окажут большое влияние на развитие стран СНГ.

Инфографика: Военно-морские силы США в Европе
инфографика
Цифра недели

$400 млн

составил товарооборот Беларуси и России на рынке цемента с 2014 г. по первое полугодие 2018 г. Общий товарооборот Беларуси и России в январе-марте 2018 г. составил $8,4 млрд.