Хамед Каземзаде

06 Мая г.

Зона свободной торговли ЕАЭС и Ирана позволит Беларуси нарастить экспорт – иранский эксперт

Зона свободной торговли ЕАЭС и Ирана позволит Беларуси нарастить экспорт – иранский эксперт
Фото: namaparcham.ir

Иран и Евразийский экономический союз завершили переговоры о создании зоны свободной торговли (ЗСТ). Подписание соответствующего соглашения планируется 17 мая. Старший научный сотрудник Центра восточноевропейских исследований Варшавского университета, иранский аналитик Хамед Каземзаде рассказал о структуре товарооборота ЕАЭС с Ираном, о том, в какой валюте будут производиться расчеты между партнерами и какие выгоды новое соглашение принесет каждой из сторон.

- Господин Каземзаде, как вы оцениваете соглашение о зоне свободной торговли между ЕАЭС и Ираном, и в каких отраслях экономики оно позволит увеличить товарооборот?

- Соглашение предусматривает создание ЗСТ по ограниченному числу товаров и подлежит ратификации [государствами-участниками ЕАЭС].

Переговоры по созданию ЗСТ между ЕАЭС и Ираном продолжались с 2015 г., но подписание откладывалось несколько раз. Ирану это соглашение необходимо для расширения своей геоэкономической политики в соседних регионах. Со времени подписания Совместного всеобъемлющего плана действий между Ираном и группой государств, известных как 5+1 (соглашение по иранской ядерной программе - прим. ЕЭ), Иран пытался найти новых торговых партнеров.

После избрания Дональда Трампа президентом США экономику Ирана отягощали санкции американской администрации, угрожавшей выйти из ядерного соглашения, поэтому Иран не мог достичь своих целей на экономическом направлении, особенно с европейскими партнерами. Эти условия привели к тому, что Иран обратился к альтернативам в областях политики, экономики и безопасности – к ЕАЭС и ШОС.

ЗСТ между Ираном и ЕАЭС может быть шагом к дальнейшему эффективному сотрудничеству. Я думаю, главная цель Ирана в этом союзе заключается в экспортировании своих товаров и рабочей силы, а также усиление свой роли страны-транзитера в рамках международного транспортного коридора «Север – Юг». Не стоит забывать, что ЗСТ также подстегнет торговлю нефтью между Москвой и Тегераном и облегчит доступ иранской нефти на международные рынки. Чиновники двух стран считают, что вступление в силу договора о ЗСТ также может быть началом расширения сотрудничества и в других секторах – в туризме, в области инвестиций, науки, технологии и транспорта.

- Какие возможности откроются перед странами ЕАЭС? Какие бонусы они получат от сотрудничества с Ираном, и что он может предложить евразийскому рынку?

- Соглашение откроет новые возможности, устранив существующие торговые барьеры. Это компенсирует недавнее проседание товарооборота между Ираном и странами ЕАЭС, особенно Россией.

В последние десятилетия страны ЕАЭС стали важными торговыми партнерами Ирана, однако данные по двустороннему товарообороту показывают, что торговля с членами союза сейчас едва составляет 2% от общего объема внешней торговли Ирана.

Таможня Ирана зафиксировала 47-процентное падение ненефтяного товарооборота между Ираном и странами ЕАЭС за три квартала текущего финансового года в Иране (по сравнению с аналогичным периодом в прошлом году) – общий объем товарооборота между двумя сторонами за 9 месяцев составил $995 млн (за предыдущий аналогичный период – $1,88 млрд).

В целом товарооборот между Ираном с одной стороны и Россией, Беларусью, Казахстаном и Арменией в указанный выше период значительно упал: с Россией – на 54%, с Беларусью – на 73%. Кыргызстан – это единственная страна-член ЕАЭС, с которой товарооборот в указанный период вырос – с $4,3 млн до $103,3 млн. Поскольку Россия является крупнейшим партнером Ирана в ЕАЭС, неудивительно, что 64-процентное падение импорта из России сильнее всего отразилось на общем снижении товарооборота с ЕАЭС. Экспорт Ирана в ЕАЭС в указанный период находился на уровне $447,5 млн, немного выше, чем в аналогичный период прошлого года ($436 млн). Основные статьи экспорта из Ирана – это газоконденсат, фрукты и продукты земледелия, продукты нефтехимии, медь и цемент. Иран импортирует электроды, подсолнечное масло, древесину, бумагу, скот и рапс.

- А что Ирану даст сотрудничество с ЕАЭС?

- Как я уже говорил, Ирану необходимо расширять свою геоэкономическую политику в соседних регионах, особенно в Евразии, из-за политики США в отношении страны. Поэтому Ирану соглашение принесет большие выгоды. На 51 группу товаров (включая продукцию нефтехимии, стройматериалы, сельскохозяйственную продукцию, ковры) будут снижены пошлины.

Министр промышленности, шахт и торговли Ирана объявил, что экспорт в страны-члены ЕАЭС будет либо не облагаться пошлинами вообще, либо эта пошлина будет сокращена вплоть до 80%. Соглашение о преференциальной торговле будет ежегодно покрывать товары на сумму $700 млн.

У Ирана есть только одна проблема – бесхозяйственность в распоряжении экономическими и торговыми ресурсами. Если Иран решит ее, он сможет стать стабильным экономическим партнером для ЕАЭС на будущие десятилетия.

Такие вопросы, как низкое качество продукции и отсутствие долгосрочных планов стимулирования сбыта в Иране необходимо решать бизнесу, однако высокая стоимость банковских операций и продукции, неэффективные торгово-финансовые учреждения и трудности транспортировки – это ключевые проблемы, которые должно решить уже правительство.

- Как население Ирана оценивает сотрудничество с ЕАЭС? Что показывают опросы общественного мнения?

- Еще слишком рано говорить о мнении иранского общества, на эту тему пока не проводилось опросов. Однако это не может каким-то образом влиять на развитие сотрудничества с ЕАЭС, и иранцам стоит переориентироваться на Евразию, поскольку это соответствует интересам обеих сторон.

- Какую выгоду может получить Беларусь от нового соглашения между ЕАЭС и Ираном?

- Обе стороны могут получить значительные выгоды за счет свободной торговли и использования транспортных коридоров. Объем торговли сельхозпродукцией между Ираном и Беларусью за 10 месяцев прошлого года (до конца октября 2017 г.) составил $14,5 млн, увеличившись по сравнению с соответствующим периодом 2016 г. на 58%.

Пока импорт сельскохозяйственной продукции Ирана в Беларусь в основном состоит из фруктов и овощей, а экспорт составляют преимущественно кондитерские изделия, соки и шоколад. Причем экспортирует Иран больше, чем ввозит.

Экономические связи можно укрепить, если облегчить осуществление финансовых транзакций. В период с января по ноябрь 2017 г. двусторонний товарооборот составил $142,6 млн, что в 3,2 раза превышает объем товарооборота за тот же период 2016 г.

Если Иран и Беларусь хотят увеличить товарооборот, им следует сосредоточиться на сотрудничестве в областях машиностроения, сельского хозяйства, фармацевтики, образования и совместного производства грузовиков, электробусов и машин.

Беларусь сможет увеличить свой экспорт мяса и масла, а впоследствии – сухого молока, молочных смесей, сыра и другой молочной продукции в Иран. Я думаю, Минск и Тегеран смогут увеличить товарооборот до $500 млн к началу 2019 г.

- Иран официально отказался от использования доллара в международной торговле. Какие у него есть альтернативы? Иран будет наращивать бартерную торговлю?

- Такая политика полностью соответствует официальному запросу Центрального банка Ирана – это был ответ на флуктуации курса американского доллара. Как вы знаете, иранский банковский сектор уже долгое время не может использовать доллар из-за американских санкций.

Учитывая, что Ирану запрещено пользоваться долларом, и трейдеры вынуждены использовать альтернативные валюты в своих трансакциях, больше нет причин продолжать использовать доллар как основную валюту для оплаты счетов.

Согласно официальным данным, иранским торговым компаниям пришлось бы информировать своих поставщиков о смене основной валюты с доллара на другую валюту, чтобы соответствующие документы об импорте можно было обработать на иранской таможне. Им также пришлось бы указать, как именно они хотят производить оплату: через банки или пункты обмена валют.

Для Ирана существует несколько альтернатив, одна из них – использование национальных валют при торговле со странами-партнерами.

Иран уже подписал договоры с несколькими странами и ведет переговоры с Россией относительно использования национальных валют. Как вы помните, во время встречи с президентом России Владимиром Путиным в ноябре 2017 г. верховный лидер Ирана Али Хаменеи заявил, что наилучший способ преодолеть санкции в отношении Ирана и России – объединить усилия и исключить американскую валюту из двусторонней торговли. По его словам, заменив доллар национальными валютами, стороны смогли бы «изолировать американцев». Я думаю, если страны в ЕАЭС смогли бы использовать единую валюту, например, российский рубль или другую, каждой стороне было бы гораздо легче наращивать биржевую торговлю.

- Как вы оцениваете создание дискуссии о создании единой валюты Россией, Ираном, Китаем в противовес доллару? Возможно ли это в будущем?

- Это хорошая идея, и некоторые чиновники в регионе периодически о ней вспоминают, но я все еще не вижу наличия между этими странами общей инфраструктуры. Однако необходимость в торговле может подтолкнуть их к этому решению в будущем. Россия, Китай и Иран – это три крупнейшие экономики в Евразии, но им все еще нужно решить множество проблем в сфере банковских трансакций, и пока это является главным препятствием для наращивания торговли.

26 Августа
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Назначение послом России в Беларуси Михаила Бабича означает новый этап в российско-белорусских отношениях.

Инфографика: Военно-морские силы США в Европе
инфографика
Цифра недели

$33,2 млрд

составил объем промышленного производства в Беларуси в январе-августе 2018 г. Это на 7,1% больше, чем в январе-августе 2017 г. – Белстат