Пол Гобл

31 Мая г.

Экс-аналитик ЦРУ: «Заявление Меркель – самая большая победа Путина»

Экс-аналитик ЦРУ: «Заявление Меркель – самая большая победа Путина»
Президент России Владимир Путин и канцлер Германии Ангела Меркель.
Фото: blogs.ft.com

Первое зарубежное турне Дональда Трампа преподнесло сразу несколько сюрпризов. Его последней точкой стала Италия, где президент США принял участие в саммите «Большой семерки». После встречи канцлер ФРГ Ангела Меркель сделала неожиданное заявление, которое в СМИ истолковали как признание Берлина, что надеяться на США больше нельзя. На этом фоне общим местом стали сообщения СМИ о том, что мир втягивается в холодную войну 2.0. За разъяснениями сложившейся ситуации «Евразия.Эксперт» обратился к ветерану первой холодной войны, экс-сотрудник ЦРУ и Госдепартамента США, а сегодня – известному американскому аналитику и писателю Полу Гоблу. В период холодной войны он специализировался на национальном вопросе СССР. В 1980-е гг. работал специальным советником госсекретаря Джеймса Бейкера по национальным вопросам в СССР и Прибалтике.

- Господин Гобл, маршрут первого зарубежного турне Дональда Трампа не похож на маршрут Дж. Буша и Б. Обамы. Фактически, президент США посетил религиозные центры – Саудовскую Аравию, Израиль, Ватикан. О чем говорит такая необычная география?

- Президент Трамп дал ясно понять, что он воспринимает исламский терроризм как фундаментальную угрозу миру. Отправившись на Ближний Восток, а не в Европу, он подтвердил именно это. Также он показал, что воспринимает религию как намного более важный фактор, чем его предшественники [на посту президента], учитывая остановки в Саудовской Аравии, Иерусалиме и Ватикане.

Я ожидаю, что такой акцент сохранится. Однако США тесно переплетены с Европой, и имеют множество интересов в других регионах [помимо Ближнего Востока]. Поэтом я не думаю, что США полностью отвернутся от сфер внимания, которые являются для Америки приоритетными, включая Дальний Восток, Восточную Европу, Латинскую Америку и НАТО.

Гобл.jpg

Американский политолог, экс-аналитик ЦРУ и Государственного департамента США Пол Гобл. Источник: novayagazeta-ug.ru.

- Вскоре после саммита «Большой семерки» в Италии канцлер ФРГ Ангела Меркель заявила, что «мы, европейцы, должны взять свою судьбу в свои руки». Означает ли это, что Германия теперь будет меньше надеяться на США?

- Значение слов [Меркель] может быть и таким, но их настоящее значение в том, что Берлин и Европа в целом чувствуют, что не могут больше рассчитывать на поддержку США. Это самая большая победа Путина на сегодняшний день. Ведь Москва хотела разделить Европу и США начиная с 1945 г.

- Есть оценки, что дистанцирование от администрации Трампа и выход Британии из ЕС в действительности расчищают Германии дорогу к статусу мировой державы и гегемона в Европе. Так ли это?

- Германия уже – самая сильная страна в Европе. В то же время, она не в состоянии быть гегемоном в каком-либо смысле. У нее нет ядерного оружия.

- Почему президент России Владимир Путин и Трамп до сих пор не встретились? Что сегодня происходит на самом деле в американо-российских отношениях?

- Встреча лидеров двух ядерных держав должна быть не только тщательно подготовлена, но и обеспечить некое движение вперед, – за рамки лишь дипломатической вежливости. Сложившаяся обстановка требует этого. Ясно, что пока прошло недостаточно времени для подготовки соглашения между Трампом и Путиным, которое бы удовлетворяло этим критериям. Ожидаю, что встреча состоится во второй половине этого года.

Встречи Путина с западными лидерами, например, с президентом Франции, или желание Трампа заключить некую сделку с Россией – все это будет подталкивать [президента США] к тому, чтобы что-то организовать. Но ключевой момент в том, что эта встреча должна что-то дать.

Отношения США и России находится в неопределенном состоянии. С одной стороны, оба государства заинтересованы в том, чтобы избежать недоразумений, которые могут привести к катастрофе в ядерном мире, а также в поиске путей сотрудничества по нескольким вопросам, в том числе по контртерроризму и торговле.

С другой стороны, между государствами существуют серьезные проблемы.

Трамп не может позволить себе выглядеть так, будто он идет на слишком значительные уступки, учитывая скандалы в Вашингтоне. Он должен занять твердую позицию, и либо вообще не договориться, либо достигнуть значимого прорыва.

Путин, в свою очередь, предпринял шаги на Украине и в других регионах, с которыми не сможет смириться ни один американский лидер. И Путин не сможет легко отступить, учитывая как внутренние, так и внешнеполитические причины. Это не самая лучшая комбинация для плодотворного сотрудничества в ближайшем будущем.

-  Учитывая беспрецедентный накал внутриполитической борьбы в США и назначение прокурора по расследованию связей администрации Трампа с Россией, ряд СМИ и экспертов заговорили о возможном импичменте президента. Вы верите в такую возможность?

- По этому поводу подняли шумиху, но еще слишком рано отбрасывать обвинения. Расследование должно продолжаться. Если дым окажется без огня, Трамп выиграет от этих расследований. Сомневаюсь, что контролируемый республиканцами Конгресс когда-нибудь подвергнет Трампа импичменту. Если будет найдено что-то ужасное, то лидеры партии придут к Трампу и скажут ему, что у него нет выбора, кроме как уйти в отставку. Не думаю, что это случится, но много вещей уже случились, которые казались невозможными.

- США и Саудовская Аравия скрепили свой союз многомиллиардными военными контрактами. На ваш взгляд, усилится ли влияние саудитов и американцев в Центральной Азии при Трампе?

- Сомневаюсь, что влияние саудовцев в регионе возрастет. Но американское влияние возрастет совершенно точно, учитывая, что Вашингтон теперь меньше обращает внимание на проблемы прав человека. Это не может не радовать авторитарных правителей в регионе.  Если говорить о Южном Кавказе, то интересный кейс представляет Азербайджан, – страна с шиитским большинством, учитывая явное предпочтение, которое Дональд Трамп отдает работе со странами, где большинство составляют сунниты.

15 Августа
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Санкции США создают новые риски для стран ЕАЭС, но Беларусь и Казахстан могут выиграть.

Инфографика: Сухопутные войска США в Европе
инфографика
Цифра недели

$272,3 млн

составил торговый оборот между Казахстаном и Кыргызстаном в январе-мае 2017 г., что на 38,4% выше, чем за аналогичный период 2016 г. – Правительство Казахстана