Забуир Игбал

20 Июня г.

«Пакистан хочет получить от Беларуси военные и атомные технологии»

«Пакистан хочет получить от Беларуси военные и атомные технологии»
Пакистанский военнослужащий охраняет порт Гвадар, часть Китайско-пакистанского экономического коридора
Фото: cdn2.i-scmp.com

Пакистан в последнее время все чаще мелькает в сводках новостей стран Евразийского экономического союза. В Астане состоялось официальное вступление Пакистана и Индии в ШОС. Исламабад предложил ЕАЭС заключить соглашение о свободной торговле. «Евразия.Эксперт» побеседовал с известным пакистанским экономистом Забуиром Игбалом, который более 30 лет проработал в МВФ, принимая участия в деятельности миссий Фонда более чем в 50 странах мира и специализируясь на Ближнем Востоке и Центральной Азии. Пакистанский эксперт рассказал, почему Пакистан не вступит в ЕАЭС, зачем Исламабаду отношения с Беларусью, и ожидает ли ШОС паралич после присоединения Пакистана и Индии?

- Господин Игбал, Пакистан и Индия стали полноправными членами Шанхайской организации сотрудничества. Почему Пакистан заинтересован в тесном сотрудничестве с ШОС?

- Застарелый конфликт между Индией и Пакистаном долго рассматривался как препятствие для их участия в ШОС. Вполне возможно, что, несмотря на мрачные прогнозы, присоединение двух государств к ШОС откроет трек для снижения напряженности и поиска решения конфликта. Возможно, Китай и Россия смогут использовать свое влияние. Особенно учитывая, что Пакистан – ведущий партнер Китая в рамках инициативы «Один пояс – один путь» и проекта Китайско-пакистанского экономического коридора, а Россия заинтересовалась сотрудничеством с Китаем с тем, чтобы связать Центральную Азию с Южной Азией и Ближним Востоком.

Стратегические преимущества Индии от усиления связей с Китаем, Россией и Центральной Азией в рамках ШОС, вероятно, станут стимулом для ослабления напряженности, даже если не помогут решить сам спор.

Конечно, противоположные интересы Индии и Пакистана останутся преградой, которую ШОС не сможет полностью преодолеть. Однако членство в ШОС и ожидаемые положительные эффекты от этого для обеих стран обещают определенные прогресс.

- Как в Пакистане относятся к идее вступления Исламабада в Евразийский экономический союз?

- ЕАЭС нацелен на экономическую интеграцию и расширение рынков, увеличивая перспективы экономического роста стран-участниц. ЕАЭС – это не только экономический блок, но и новый региональный блок, которые может сыграть свою роль в эволюционирующих политико-стратегических отношениях в Евразийском регионе.

Пакистан предложил ЕАЭС соглашение о свободной торговле, стремясь расширить экономическое сотрудничество с регионом. Также Пакистан предложил Беларуси, члену ЕАЭС, подписать торговое соглашение, чтобы укрепить экономические связи между двумя странами.

Сегодня маловероятно, что Пакистан выберет своей целью стать полноправным членом ЕАЭС. Пакистан заинтересован в диверсификации и расширении своего экспорта, особенно на таких индустриально развитых рынках, как в России и в особенности в Беларусь, с которой отношения сейчас неадекватны [имеющемуся потенциалу].

В Пакистане испытывают значительный интерес к ЕАЭС, имея в виду его потенциальное сопряжение с Китайско-пакистанским экономическим коридором.

Будущий объем взаимодействия между Пакистаном и ЕАЭС будет продиктован сопряжением ЕАЭС и [китайской инициативы] «Один пояс – один путь», а также внутренним развитием ЕАЭС и расширением Шанхайской организации сотрудничества. Значение имеет и развитие отношений между Пакистаном и Арменией, которые пока очень напряженные, и Ереван не допустит полноформатного членства Пакистана в ЕАЭС.

Отношения Пакистана и ЕАЭС будут развиваться постепенно по мере экономического роста и увеличения взаимозависимости. Есть большие возможности улучшить и двусторонние отношения, особенно между Пакистаном и Беларусью, которые могут служить моделью для двусторонних связей и с Казахстаном.

- Пакистан – единственное государство в мире, не признающее независимость Армении. Возможно ли распутать узел двусторонних проблем?

- Как известно, Пакистан не признает Армению из-за Нагорно-Карабахского конфликта, территорию которого заняла Армения, но на нее также претендует Азербайджан. Признание Нагорного Карабаха за Арменией негативно отразится на претензиях Пакистана на Кашмир. Фактически, Армения поддержала Индию в вопросе Кашмира, что повлекло углубление конфликта. Кроме того, солидарность Пакистана с Турцией также препятствует признанию Армении. Поэтому Армения не приветствует сотрудничество ЕАЭС с Пакистаном. Кроме того, конфликт между Арменией и Азербайджаном портит двусторонние отношения в регионе ЕАЭС, в том числе азербайджано-российские, что может негативно сказаться на расширении охвата ЕАЭС.

- Как вы оцениваете российско-пакистанские отношения в экономическом плане, каковы перспективы их сотрудничества?

- Экономические отношения России и Пакистана долгое время находились в тени холодной войны и войны в Афганистане, но сейчас начинают оживать. Новые региональные и глобальные вызовы в сфере безопасности убедили обе стороны пересмотреть их стратегические отношения. В результате усилилось сотрудничестве в сфере обороны. В 2004 г. было снято российское эмбарго на поставки оборонной продукции в Пакистан.

Стратегическое расположение Пакистана как коридора для российской торговли и интеграции Центральной Азии с Южной Азией и Ближним Востоком увеличило важность экономических отношений.

Реализация китайской инициативы «Один пояс – один путь» в сочетании с Шанхайской организацией сотрудничества и Евразийским экономическим союзом увеличат уровень взаимозависимости Пакистана и России.

Двусторонняя торговля пока остается скромной и составляет около 1% от внешнеторгового оборота Пакистана. Отчасти это связано с ограниченной  комплементарностью экономик и высокой стоимостью транспортировки грузов. Если расходы на перевозки снизятся и начнется сближение стандартов, откроются большие перспективы в сфере текстиля, агропромышленности и экспорта других промтоваров из Пакистана в Россию в обмен на оборонную продукцию и высокотехнологичную продукцию из России.

В долгосрочном плане торговля энергоносителями, включая природный газ, через Китайско-пакистанский экономический коридор может иметь большие перспективы.

Для прогресса по отмеченным направлениям понадобятся масштабные институциональные реформы. В частности, наращивание контактов на уровне частного бизнеса, снижение зарегулированности в сфере торговли и трансграничных инвестиций. Критическое значение будет иметь развитие транспортной инфраструктуры, связывающей два государства через Центральную Азию.

Кроме того, устойчивое разрешение конфликта в Афганистане будет крайне важным. Нет необходимости говорить о том, что более тесные экономические и стратегические связи Пакистана с Россией позволят ему легче противостоять давлению других игроков в регионе.

- Вы указали на неадекватность отношений Пакистана и Беларуси. Есть ли вообще шанс на развитие взаимодействия, учитывая, что страны разделяют 5,5 тыс. км?

- Пакистан заинтересован в развитии более тесных экономических и стратегических связей с Беларусью. Несмотря на то, что сегодня торговые отношения между двумя странами мизерные (годовой товарооборот – около $60 млн), состоялось несколько встреч руководства государств на высоком уровне. 

Минск и Исламабад подписали меморандумы о сотрудничестве в сфере экономики, обороны и совместных предприятий. Обсуждается военное сотрудничество и трансфер оборонных технологий.

Углубление отношений Пакистана и Беларуси продиктовано несколькими факторами. Несмотря на небольшой размер, Беларусь является индустриально развитой страной с обширным технологическим потенциалом, который может использоваться для создания совместных предприятий и сотрудничества в высокотехнологичных оборонных отраслях.

Беларусь стремится наращивать сотрудничество со странами в Азии, Европе и на Ближнем Востоке. Минск продемонстрировал заметный интерес в развитии взаимодействия с Пакистаном, который, в свою очередь, стремится заполучить военные и ядерные технологии для индустриального развития.

Пакистан также рассматривает Беларусь как ворота для расширения торговли со странами ЕАЭС и заинтересован в привлечении белорусских инвестиций. Пакистан также может стать связующим звеном для сотрудничества с нефтедобывающими странами Ближнего Востока. Однако декларируемая цель достичь товарооборота между Беларусью и Пакистаном в объеме $1 млрд. кажется труднодостижимой в обозримом будущем.

- Каким вы видите будущее китайской инициативы «Один пояс, один путь»?

- Это многообещающий инфраструктурный проект, которые нацелен на укрепление связей с 65 странами в Азии, Европе и на Ближнем Востоке через сухопутные и морские маршруты, а также в сфере энергетики и транспортировки газа. В результате ожидается ускорение экономического роста.  

Вместе с тем, некоторые ведущие страны, например, Индия, которые могли бы выиграть от реализации этого проекта, отказываются от участия. Учитывая растущую экономическую мощь Китая и прочные позиции на международной арене, реализация этого проекта перспективна. Ведущееся сегодня строительство Китайско-пакистанского экономического коридора служит яркой иллюстрацией потенциала «Одного пояса – одного пути».

- Чего опасается Индия, отказываясь от участия в китайской инициативе «Один пояс – один путь»?

- Отказ Индии присоединиться к ОПОП контрпродуктивен. Интересующий Индию морской коридор с Японией как альтернатива ОПОП, вероятно,  окажется более дорогим из-за больших расстояний, а также трудностей в управлении все более загруженными торговыми путями через Тихий и Индийский океаны.

Эта морская альтернатива отзывается эхом дней прежнего колониализма, когда островные страны, такие как Япония и Великобритания, использовали свое преимущество в качестве морских держав, чтобы подчинить континентальные территории.

Представляется, что решение Индии в большей степени продиктовано антагонизмом с Пакистаном и общим стратегическим недоверием Китаю, которого Индия рассматривает как конкурента в регионе.

Индия указывает, что Китайско-пакистанский экономический коридор пройдет по территории штата Кашмир, который Индия считает своей территорией, поэтому любая поддержка китайского проекта ослабит претензии Индии на данную территорию. 

Индия включилась бы в проект, если он был спроектирован как проект Индии и Китая как «двух равных». Предложенный японо-индийский альтернативный морской коридор может рассматриваться как рычаг для торговли [Индии с Китаем].

15 Августа
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Санкции США создают новые риски для стран ЕАЭС, но Беларусь и Казахстан могут выиграть.

Инфографика: Сухопутные войска США в Европе
инфографика
Цифра недели

$272,3 млн

составил торговый оборот между Казахстаном и Кыргызстаном в январе-мае 2017 г., что на 38,4% выше, чем за аналогичный период 2016 г. – Правительство Казахстана