05 Марта 2018 г.

«Авангард», «Сармат» и «Кинжал»: разбираемся в ракетно-ядерной части послания Путина

«Авангард», «Сармат» и «Кинжал»: разбираемся в ракетно-ядерной части послания Путина
Фото: warfiles.ru

Предвыборное послание Владимира Путина Федеральному собранию запомнится надолго. Впервые в таком формате и на столь высоком уровне была фактически проведена презентация перспективных компонентов российских стратегических ядерных сил. «Авангард», «Сармат», «Кинжал» – что скрывается за этими названиями и какие возможности новые вооружения дают России?

В послании 1 марта много внимания было уделено социальным, политическим и экономическим вопросам. Однако мало кто вспомнит, что говорилось в первой половине речи, после того, что началось со второго часа. Прежде чем постараться разобраться со впервые официально представленными ядерными системами, обратим внимание на внешнеполитический контекст.

Без сомнения, столь несвойственная отечественным властям открытая презентация стала реакцией на активность в той же области из-за океана.

США, официально закрепив обвинения в российский адрес, взяли курс на выход из Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности (ДРСМД). В принятом в декабре 2017 г. «Законе об ассигнованиях на национальную оборону» (NDAA) утверждено «в качестве реакции на нарушения России» начало разработки наземного комплекса с крылатой ракетой дальностью, подпадающей под ограничения ДРСМД (т.е. от 500 до 5500 км). Пока речь идет только о проектировании без производства, чтобы оставаться в рамках буквы ДРСМД и сохранять лицо «сторонников нерушимости договора», и только неядерной версии, но это всегда можно поменять.   

В начале февраля 2018 г. был открыто представлен ключевой документ, определяющий политику текущей американской администрации в области ядерного оружия — «Обзор ядерной политики» (NPR). Лейтмотивом документа было обоснование необходимости модернизации физически и морально стареющей ядерной триады США – это ожидалось, необходимость давно перезрела, и работы уже ведутся.

Также в документе говорилось о добавлении в американский арсенал новых типов ядерного оружия, которые заполнят пробел между стратегическими баллистическими ракетами и тактическими ядерными бомбами. В качестве такого оружия в NPR предложено создать крылатую ракету морского базирования с ядерной боевой частью (в первую очередь для вооружения подводных лодок, но уже прозвучали предложения оснастить ею и новейшие эсминцы типа «Замволт») взамен снятых с вооружения в начале десятилетия ядерных «Томагавков» и боевые блоки малой мощности для баллистических ракет подводных лодок «Трайдент».

В качестве предлога для создания подобных систем в NPR официально закреплено долгое время муссировавшееся в западной экспертной среде мнение, что в случае локального конфликта между НАТО и Россией Москва прибегнет к стратегии «эскалации для деэскалации»: применит тактическое ядерное оружие (в котором имеет значительное количественное и качественное превосходство) и, резко подняв ставки, вынудит западный блок пойти на попятную, так как США якобы не обладают средствами соразмерного ответа, а полномасштабно применить стратегическое ядерное оружие не осмелятся.

Впрочем, нельзя быть уверенными в том, что США не используют российскую угрозу в качестве обоснования создания ядерного оружия, готового и пригодного к применению в локальных конфликтах – тот же «легкий» «Трайдент» хорошо подходит для этого сценария. Но абсурдно надеяться, что Москва в случае гипотетического конфликта будет выяснять, что за заряд на баллистической ракете, запуск которой зафиксируют средства предупреждения о ракетном нападении.

Впрочем, тот факт, что США всерьез планируют использовать ядерное оружие в локальных конфликтах по своим долгоиграющим последствиям может оказаться более опасным, чем разработка систем, призванных удержать Москву от использования в непонятно зачем ею развязанной войне с НАТО стратегии, которая в российских доктринах не закреплена и публично не оглашалась, и была фактически приписана ей за рубежом.

Кроме претензий по ДРСМД и модернизации американских стратегических ядерных сил есть и традиционный болезненный вопрос ПРО.

За последние годы проблема ПРО набирает обороты: комплекс «Иджис» в Румынии введен в эксплуатацию, в Польше он достраивается, практически решен вопрос их размещения в Японии, планируется увеличение числа ракет-перехватчиков GMD на Аляске. Вот-вот ожидается публикация «Обзора политики в области ПРО», и от этого документа ожидают только анонса ее расширения.

Желтые субмарины и атомные сердца


ПРО США, а именно задаче полного нивелирования ее возможности даже в перспективе влиять на способность России нанести ответный удар, и была посвящена «ядерная» часть выступления Путина.

Некоторые представленные новинки давно ожидались, часть была секретом полишинеля, а кое-что действительно повергло мировое экспертное сообщество в состояние, близкое к шоку.

Начнем с самого долгожданного: конечно, это тяжелая жидкостная МБР РС-28, создаваемая в рамках программы «Сармат». Начало ее испытаний много лет откладывалось, на конец 2017 г. были запланированы так называемые бросковые испытания (при них отрабатывается в первую очередь выход ракеты из шахты, а ее роль играет массогабаритный макет). Считалось, что и они не состоялись, но на выступлении В. Путина были продемонстрированы кадры успешных испытаний.

«Сармат» создается на замену постепенно снимаемому с вооружения «Воеводе» Р-36М2 (индекс СНВ – РС-20, всем известная по ставшему общеупотребительным индексу НАТО «Satan»).

Заявлена масса ракеты порядка 200 т, что свидетельствует о крайне большой полезной нагрузке и дальности. Заявлено до 10 обычных неманеврирующих боевых блоков, и можно ожидать огромное количество легких и тяжелых ложных целей [1] – Р-36М2, по открытым данным, несет около 100 первых и 40 вторых, а тут будет никак не меньше.


Отдельно заявлена возможность поражать цели при полете не только по кратчайшей, но и по длинной траектории (в случае расположения России и США это пресловутый «удар через Южный полюс»).

В совокупности борьба с ней текущими средствами ПРО США, основанными на использовании ракет с заатмосферными перехватчиками, поражающими боевые блоки прямым столкновением, крайне малоэффективна: даже одна тяжелая МБР просто «создает» больше целей, чем есть возможность перехватить, да и позиционные районы ПРО оказываются совершенно «не на месте». «Сармат» сейчас находится на ранней стадии испытаний, и постановки его на боевое дежурство ждать еще несколько лет.

С «Сарматом» напрямую связана и еще одна долгожданная новинка – планирующий боевой блок МБР.

Традиционно считалось, что наряду с оснащением «россыпью» классических неуправляемых боевых блоков конусной формы перспективная тяжелая ракета будет развертываться с более тяжелыми и габаритными маневрирующими боевыми блоками. Преимуществом таких блоков является практически невозможность их перехвата противоракетами за счет того, что движутся они не по предсказуемой баллистической траектории, а маневрируя в высоких слоях атмосферы. Потенциально таким образом может достигаться высочайшая точность.

К созданию маневрирующих боевых блоков для МБР СССР и США вплотную подошли в конце холодной войны, а в России активная работа продолжилась, несмотря на понятный вынужденный перерыв. Летные испытания, обычно упоминавшиеся в СМИ как «4202», начались еще в 2004 г., и сейчас изделие, судя по заявлениям, готово к развертыванию. Определенная интрига связана с озвученным названием – «Авангард». Традиционно его связывали с проходящим испытания ракетным комплексом с легкой МБР РС-26 «Рубеж» (он же иногда «Ярс-М»). Значит ли это, что маневрирующий блок установили вопреки всем ожиданиям на легкую ракету и так объявили о принятии на вооружение РС-26? Или это случайная или намеренная путаница? Время покажет, хотя связка «тяжелая МБР + маневрирующий блок» в экспертном сообществе за последние годы стала практически аксиомой.

Еще одна новинка не обсуждалась широко и проходила, скорее, по категории «упорных слухов». Речь об аэробаллистической авиационной ракете «Кинжал» для МиГ-31.

Выбор перехватчика обусловлен его возможностью не только нести значительную полезную нагрузку (ракета явно не из легких – не менее 3-4 т), но и доставлять ее на большую высоту и обеспечивать хороший начальный разгон.


В совокупности это обеспечивает дальность до 2000 км, при этом ракета, судя по всему, создана если не на основе ракеты 9М723 комплекса «Искандер-М», дальность которой около 500 км, то имеет с ней определенное родство. Заявлена максимальная скорость до 10 тыс. км/ч (у 9М723 – около 7,5 тыс. км/ч) и способность к маневрированию, что также крайне затрудняет перехват.

Традиционно для отечественных тяжелых и скоростных авиационных ракет в качестве одной из главных целей заявлены надводные корабли, в первую очередь авианосцы, но говорится и о применении ее против наземных целей, в том числе и с ядерным зарядом. Из состоявших на вооружении отдаленных аналогов «Кинжала» можно отметить советские и американские аэробаллистические ракеты Х-15 и AGM-69 SRAM, но они обладали значительно меньшими габаритами и в десять раз меньшей дальностью.

Отдельно стоит отметить, что, в отличие от других новинок, «Кинжал», по заявлению В. Путина, 1 декабря 2017 г. заступил на опытно-боевое дежурство.

Следующим по нарастанию необычности идет «беспилотный подводный аппарат с атомным реактором». В данном случае идет речь об официальной премьере давно обсуждаемого на Западе и даже закрепленного в NPR пресловутого «Статус-6» или «Kanyon»: проще говоря, межконтинентальной ядерной торпеды со сверхмощной ядерной боевой частью.

реконструкция.jpg

Реконструкция возможного вида аппарата «Статус-6». Фото: hisutton.com

Несмотря на совершенную на первый взгляд безумность идеи, она не лишена изящества, так как обходит вопрос с противоракетной обороной в принципе, а как надежно бороться со скоростными малоразмерными глубоководными целями на просторах всего мирового океана, на данный момент совершенно неясно. К очевидным недостаткам относится неракетная скорость и время на плавание к цели, измеряющееся десятками часов.

Истинным венцом выступления, конечно, стало сообщение о работах по созданию и испытаниях крылатой ракеты, судя по всему, наземного базирования, с «практически неограниченной дальностью», которую ей должна обеспечивать ядерная силовая установка.

У людей, не интересовавшихся идеями времен холодной войны, сама мысль о подобном кажется глупой шуткой, однако схожие проекты действительно имели место, а отказались от создания сверхскоростных ядерных межконтинентальных крылатых ракет в первую очередь из-за прогресса с баллистическими ракетами.


Сейчас о выбранной российскими инженерами схеме трудно судить, однако то, что ракета, похоже, до- или околозвуковая и опирается на прорыв ПВО на сверхмалых высотах с совершенно неожиданных направлений (на представленном видео она на пути к западному побережью США огибает Южную Америку), несколько снижает требования к мощности реактора.

Американская сторона заявила, что ей было известно об испытаниях подобного оружия и связала с этим сообщения о малых выбросах радиации в Арктике. С российской стороны, впрочем, была озвучена информация, что на испытаниях вместо рабочего реактора использовался «электрический макет» (что, в принципе, возможно, хотя и на очень короткое время). Учитывая отсутствие конкретики, воздержимся от дальнейших догадок.

На фоне всего вышеперечисленного явно потерялся наземный лазерный комплекс, вероятно, предназначенный в первую очередь для борьбы с крылатыми ракетами и БПЛА.


Александр Ермаков, военный обозреватель


[1] Легкие ложные цели имитируют боевой блок, упрощенно говоря, «внешне», и эффективны при полете в космосе. Тяжелые ложные цели для внешнего наблюдателя фактически идентичны боевому блоку.

Комментарии
26 Сентября
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Предоставление автокефалии Украине может стать началом передела юрисдикций в мировом православии.

Инфографика: Военно-морские силы США в Европе
инфографика
Цифра недели

$500 млн

составит сумма коммерческих контрактов, которые подпишут Беларусь и Россия на Форуме регионов в Могилёве