21 Ноября 2017 г.

Беларусь и Украина: отношения на краю обрыва?

Беларусь и Украина: отношения на краю обрыва?
Президент Беларуси Александр Лукашенко и президент Украины Петр Порошенко.
Фото: teleskop-by.org

В очередной раз белорусско-украинские отношения переживают не лучшие времена. После голосования Беларуси против обновленной украинской резолюции в ООН первый заместитель председателя Верховной Рады Украины и уполномоченная президента Украины по мирному урегулированию конфликта на Донбассе Ирина Геращенко, а также посол Украины в Беларуси Игорь Кизим достаточно резко и критично высказались в отношении официального Минска, поставив под сомнение его переговорный статус. На следующий день украинский политик Игорь Мирошниченко призвал ввести с Беларусью визовый режим, а также организовать на ее территории диверсионно-разведывательные подразделения. Параллельно народный депутат Украины Игорь Мосийчук назвал возможный белорусский миротворческий контингент на Донбассе «троянским конем». Через два дня, 18 ноября, стало известно о задержании КГБ Беларуси журналиста украинского радио Павла Шаройко. Уже 20 ноября в Минске был задержан директор украинского предприятия «Завод утяжелителей» Александр Скиба. С чем связан накал в белорусско-украинских отношениях? И какое отношение к этому имеет белорусская миротворческая миссия на Донбассе? На эти и другие вопросы в своем материале дает ответы сопредседатель редакционного совета «Евразия.Эксперт» Петр Петровский.

Недоверие вне экономики и торговли


После смены вектора развития в Украине в 2014 г., событий в Крыму и на Донбассе и разразившегося глубокого кризиса в российско-украинских отношениях стало очевидно, что белорусско-украинские отношения не могут быть такими, как раньше. Для белорусского руководства встала задача разработать такую позицию в отношениях с южной соседкой, чтобы сохранить стратегические союзнические отношения с Россией и не потерять, а может, и нарастить товарооборот с Украиной.

Последний фактор для официального Минска выступает стратегической задачей, т.к. товарооборот для Беларуси всегда был с положительным сальдо и приносил достаточно существенные прибыли в бюджет страны. В лучшие годы товарооборот достигал $8 млрд, из которых $3,5 млрд составляла чистая прибыль для Беларуси. В результате кризиса товарооборот в 2015 г. сократился до $3,5 млрд, что не могло не повлиять на экономическое положение основных белорусских экспортеров в Украину.

С другой стороны, геополитическая и идеологическая переориентация внутри Украины наметили те потенциальные противоречия между Киевом и Минском, которые рано или поздно могли бы вспыхнуть. Общее противостояние Украины с Россией вплоть до разрыва прямого авиасообщения привели к перенаправлению части пассажирских потоков через Минск. Общая подозрительность двух сторон по отношению друг другу уже приводила к принудительному развороту и посадке белорусского самолета в Киеве, недопуску части граждан Украины в Беларусь, некоторые из которых являлись, в том числе и высокопоставленными украинскими чиновниками или общественными деятелями.

Все это свидетельствует о глубокой разнице в стратегиях безопасности и геополитики двух стран. Беларусь включена в общее таможенное пространство ЕАЭС и Союзного государства и пользуется общей для России и Беларуси базой данных о невъездных лицах, которая насчитывает около 1,5 млн человек. Поэтому невъездные в Россию высокопоставленные чиновники и общественные деятели Украины автоматически не могут въехать и в Беларусь, что приводило в том числе и к казусам, когда некоторые представители минской контактной группы со стороны Киева не могли оказаться в Минске.

Беларусь также последовательно выступает военно-политическим союзником России. В контексте кризиса российско-украинских отношений данный факт не может не раздражать и не беспокоить официальный Киев.

Это приводит к общему глубокому недоверию между сторонами. Так, еще в июне 2017 г. в Черниговской области был задержан гражданин Беларуси по подозрению в шпионаже. Он подозревается «в сборе с целью передачи иностранному государству сведений, составляющих государственную тайну». Преступление относится к категории особо тяжких, за которое предусмотрено безальтернативное наказание в виде лишения свободы на срок от 10 до 15 лет.

В конце августа 2017 г. выехавший в Беларусь сын высокопоставленного военного Украины Павел Гриб оказался задержанным в Краснодарском СИЗО. Пока нет информации, как он мог туда попасть. Известно лишь, что 19-летний Павел Гриб отправился в Гомель на встречу с 17-летней россиянкой, жительницей Сочи, которая это подтвердила.

На этом фоне нельзя не вспомнить и о деле «Белого легиона» с задержанием белорусских радикалов, подозреваемых в связях со своими украинскими «коллегами».

В момент подготовки и проведения учений «Запад-2017» украинская сторона не единожды ставила под сомнение их оборонительный характер, численность задействованных военных со стороны России, а также делала акцент на потенциальной опасности их проведения для Украины.

Президенты Беларуси и Украины пытались смягчить накал страстей в области безопасности и геополитики. На встрече в Чернобыле и Лясковичах в апреле 2017 г. оба лидера сделали ставку на реанимацию белорусско-украинского товарооборота. В июле 2017 г. в Киеве Петр Порошенко и Александр Лукашенко обговорили конкретные шаги и проекты в области экономики. Уже в октябре этого года оба президента в ОАЭ обсуждали контуры белорусско-украинского форума регионов, который планируется провести в 2018 г. в Гомеле.

Все это свидетельствует о желании свести белорусско-украинские отношения к торгово-экономическим. Причем закрепить их желают на уровне регионов, подальше от политических центров силы и поближе к реальным предприятиям и потребителям. Тем самым достигается уровень максимальной деполитизации во взаимоотношениях.

Белорусские миротворцы и Украина


Однако Беларусь играет для Украины и важную геополитическую роль. Она выступает в роли медиатора между сторонами конфликта на Донбассе, являясь площадкой для Минской контактной группы. Более того, официальный Минск заинтересован усилить свою роль в данном процессе, т.к. пока эффект Минской контактной группы не столь велик.

Конфликт остается в тлеющем состоянии, что позволяет критикам Минска-2 ставить под сомнение сами соглашения. Последнее может привести к потере дипломатических бонусов для Беларуси. А это для Минска является крайне нежелательным, особенно в свете продвижения им инициативы Хельсинки-2.

В этой ситуации перспектива размещения миротворческого контингента на Донбассе, анонсированная Путиным, а затем поддержанная Меркель, Макроном и администрацией США, является для Беларуси возможностью нарастить собственное участие при помощи миротворческого контингента в самой Украине. Для этого у Беларуси имеются все основания. Она выступает как мирная площадка, медиатор в переговорном процессе, донор стабильности и безопасности в регионе.

С точки зрения технологической оснащенности и подготовки к миротворческой деятельности, Беларусь сегодня располагает достаточно внушительными структурами. В Витебске ведется подготовка миротворческой роты в рамках 103 бригады ВДВ. Прошел миротворческую подготовку и патрульный взвод (способный выполнять и полицейские функции), экипажи самолетов, медики. Еще 150-200 подготовленных миротворцев имеются в резерве. В рамках ОДКБ от Беларуси в миротворческих программах участвуют две бригады сил специальных операций. Одним словом, у официального Минска имеется достаточно кадров, готовых к выполнению миротворческих функций.

Однако что мешает появлению миротворцев на Донбассе? Официальный Киев, Москва, Брюссель, Берлин и Вашингтон вместе с непризнанными республиками заявили о поддержке миротворцев. Но под официальными заявлениями скрываются всевозможные факторы. Официальный Киев и особенно условные ястребы не удовлетворены итогами Минских соглашений. Первые Минские соглашения в сентябре 2014 г. подписывались под влиянием сильнейшего наступления сил Л/ДНР. Киев оказывался в позиции слабого в переговорном процессе. Вторые Минские соглашения февраля 2015 г. также подписывались под влиянием наступления Л/ДНР в зоне Дебальцево, закончившегося для вооруженных сил Киева ситуацией «котла». Украина опять подписывала соглашения как слабая сторона.

Можно предположить, что условные ястребы в Украине стоят на позиции контрнаступления и дальнейших новых переговоров, в которых уже официальный Киев будет выступать с позиции сильного. На это указывает сама позиция силовиков, идентифицирующая вооруженных представителей непризнанных республик как «террористов», с которыми нельзя вести переговоры. Наличие подобной бескомпромиссной позиции ставит под сомнение само выполнение Минска-2, согласно которому Украина обязана предоставить особый статус некоторым районам Донбасса, а вооруженных представителей Л/ДНР наделить политическими и иными правами наравне с другими гражданами.

Украина, дипломатически соглашаясь с введением миротворцев на Донбасс, будет опосредованно сопротивляться этому. В случае же принятия подобного решения на уровне Совбеза ООН, официальный Киев будет любыми средствами противостоять белорусским миротворцам и пытаться делать ставку на других миротворцев, выгодных, прежде всего, ему.

Каким образом Украина пытается блокировать сегодня идею миротворческого контингента на Донбассе? Во-первых, это инициативы по ужесточению законодательства Украины в отношении особых районов Донецкой и Луганской областей (законопроект «О восстановлении государственного суверенитета в оккупированных территориях Донецкой и Луганской областей»), попытки разрыва дипломатических отношений с Москвой, а также накал обстановки в зоне соприкосновения на Донбассе.

Официальный Киев понимает, что октябрьская встреча Курта Волкера и Владислава Суркова оказалась в некоторым смысле прорывной. Тема миротворцев медленно, но верно продвигается. Разрабатывается резолюция Совета безопасности ООН на этот счет. Ноябрьская встреча Волкера и Суркова углубила процесс до реальной детализации. Проект резолюции может быть вынесен на рассмотрение уже до конца 2017 г.

Спецпредставитель США Курт Волкер настолько глубоко задействован в теме миротворцев и Донбасса, что ему даже перестало хватать времени на другие внутриукраинские проблемы. Поэтому американская администрация пошла на разделение функций, назначив помощника государственного секретаря США по делам Европы и Евразии Уэсса Митчела также ответственным за Украину. Его визит 14-16 ноября в Киев иллюстрирует настойчивость американской стороны в решении украинского кризиса.

Понятно, что Митчелл будет выполнять другие функции координации с украинской властью, не связанные с минскими соглашениями (внутренние вопросы политики и взаимодействия Киева с международными структурами). Однако география его первой поездки говорит также и о проработке вопроса вынесения резолюции о миротворцах в стены Верховной Рады Украины. Карта его визита включала не только президента, премьер-министра и спикера Верховной Рады Украины, но и представителей Оппозиционного блока (Юрий Бойко, Сергей Левочкин), депутата Анну Голко и некоторых представителей Минской контактной группы, что свидетельствует о проработке США с различными силами Украины вопроса резолюции о миротворцах.

До начала декабря в Киев прибудет и Курт Волкер. Кроме темы обмена военнопленными он попытается реально включить в переговоры о миротворцах и Минскую контактную группу, которая должна помочь координироваться с Л/ДНР. Можно предположить, что Волкером и Сурковым выбрана стратегия использования Минской контактной группы как основного координирующего института, который должен обеспечить введение и функционирование миротворцев.

Как видно, стороны достаточно глубоко зашли в вопросе детализации миротворческого контингента. При этом Минская площадка в ней может сыграть одну из ключевых связующих ролей.

Если Беларуси удастся взять на себя функции миротворцев, то это будет означать если не проигрыш, то как минимум сильнейшее ослабление украинских ястребов и перевод тренда со стороны противостояния на сторону выполнения Минских соглашений.

В этом отношении жесткие заявления ряда чиновников, парламентариев и общественных деятелей Украины против участия белорусских миротворцев на Донбассе выглядят как попытка выбить у Минска миротворческую инициативу, провести ревизию Минских соглашений и не дать Беларуси с помощью миротворцев поучаствовать в решении конфликта на Донбассе.

С другой стороны, активизация деятельности спецслужб Украины в Беларуси должна привести к усилию работы аналогичных служб внутри страны по пресечению и предупреждению подобных действий. Ястребы не остановятся, они видят своей целью эскалацию конфликта в регионе.

Что делать Беларуси?


Официальному Минску сегодня важно выстроить стратегию продвижения белорусской миротворческой миссии. Россия как союзник и член нормандской четверки может поддержать в первую очередь миротворцев из Беларуси среди других стран-претендентов. Также Беларусь может задействовать свое представительство в Восточном партнерстве как площадку для продвижения идеи своего миротворчества через страны Евросоюза.

В случае успеха официальный Минск еще на одну ступеньку приблизится к возможности стать местом разработки новых соглашений безопасности Хельсинки-2, усилив имидж донора стабильности, безопасности и мира в регионе.


Петр Петровский, сопредседатель редсовета «Евразия.Эксперт», директор консервативного центра NOMOS (Минск)

Комментарии
Инфографика: Военно-морские силы США в Европе
инфографика
Цифра недели

2,3%

составил рост промышленного производства в ЕАЭС с января по октябрь 2017 г. Наибольший прирост отмечен в Кыргызстане – 13,7% – Евразийская экономическая комиссия