19 Августа 2016 г.

Беларусь разворачивается на Восток

Беларусь разворачивается на Восток
Фото: belprauda.org

18 августа Минск посетил член Политбюро ЦК Компартии Китая Мэн Цзяньчжу, чтобы обсудить подготовку к визиту Александра Лукашенко в Пекин в конце сентября. Минск начал свой разворот на Восток в последние годы, но результаты пока скромнее политических деклараций. Какие возможности сулит Минску поднимающийся Китай, и как Беларуси не превратиться в перевалочную базу на китайском Шелковом пути?

Основной новостью стало заявление замглавы Администрации президента Беларуси о присоединении Минска к формату 16+1, в рамках которого Китай сотрудничает с большинством стран Восточной Европы.

Большинство из 16 участников формата составляют страны ЕС. Это вызывает определенные опасения в Брюсселе, что со временем Китай благодаря экономическому влиянию может получить «право голоса» внутри ЕС. И если теоретически снижение влияния ЕС можно предположить (хотя Китай, очевидно, далеко не первая причина), то членство в НАТО гарантирует, что правительства этих стран будут идти в фарватере американской политики.

Тем не менее, Минску может быть интересно участие в данном формате, своеобразном «Восточном партнерстве» «наоборот», где речь идет об экономических проектах, а не графике «демократизации». Заодно белорусское руководство может показать, что у него «есть варианты» при выборе внешнеполитических партнеров.

Три кита партнерства с Китаем

В последние несколько лет Беларусь существенно укрепила связи с Китаем – стороны  запустили сразу три проекта, которые сегодня определяют облик отношений. Самым крупным совместным белорусско-китайским начинанием стал индустриальный парк «Великий камень», соглашение о создании которого подписано в 2012 г. Строительство, ведущееся преимущественно за счет китайской стороны, продолжается сегодня.

Великий камень_макет.jpg

Макет индустриального парка «Великий камень». Источник: 4esnok.by.

Парком управляет совместное предприятие, 60% акций которого принадлежат китайской стороне. Строительство ведется китайскими рабочими с использованием китайских материалов. По данным источников, знакомых с ходом реализации проекта, к строительству привлечены и белорусские рабочие, численность которых может составлять до половины всех занятых в строительстве. Минск согласился на такие условия в ожидании значительной отдачи от проекта в будущем. Например, есть замыслы связать индустриальный парк с портами на Балтике, обеспечив экспорт части его продукции в ЕС. И здесь формат дружбы с Китаем 16+1 оказался бы кстати, хотя гарантий его эффективности пока нет.

В прошлом году с китайского космодрома был запущен белорусский спутник, созданный совместно с китайскими предприятиями. Также стороны сотрудничали при создании реактивной системы залпового огня «Полонез». По сообщениям СМИ, первые испытания системы проводились на полигоне в Китае.

В ходе встречи 18 августа с представителем КНР Александр Лукашенко заявил: «Недавний запуск белорусского спутника с китайского космодрома Сичан и создание современных оборонных систем вывели на новую, очень доверительную высоту наше технологическое партнерство. Наряду с инвестиционным оно должно стать главным двигателем двустороннего взаимодействия».

Ожидания выше результатов

Для Минска очень важна символическая сторона взаимодействия с Китаем. Особый акцент делается на раскрутку белорусского участия в проекте китайского Шелкового пути. По мнению белорусских экспертов, это поможет укрепить отношения с прибалтийскими соседями Минска, заинтересованными в транзите белорусских (и китайских) грузов.

Однако помимо деклараций Минск хочет получить от Китая совместные технологичные проекты и прямые инвестиции. В цели МИД Беларуси входит диверсификация внешней торговли в процентном соотношении 30-30-30 между РФ, ЕС и остальными странами. Сейчас на российский рынок приходится около половины всей внешней торговли республики. В 2015 г. товарооборот с Китаем составил $3 млрд (около 5% внешней торговли Беларуси).

Неоднократно заявлялось о многомиллиардных кредитных линиях, которые Пекин готов открыть для Беларуси. Однако сегодняшние реалии пока скромнее деклараций.

По итогам 1 квартала 2016 г. Китай обеспечил 1,5% прямых иностранных инвестиций в Беларусь (порядка $15 млн.). Для сравнения – Австрия – 1,1%, Эстония – 2,6%, Нидерланды – 3,1%, Россия – 48,1%, из офшора на Кипре – 21,1%.

Риски сближения

Индустриальный парк «Великий камень» стал символом белорусско-китайского сотрудничества, воплощая его риски и возможности. Проект широко разрекламирован, однако до сих пор нет уверенности, насколько инновационными окажутся будущие компании-резиденты, и не составят ли они конкуренцию местным белорусским производителям. Под вопросом и уровень локализации производства.

Существует риск, что «точка роста» в Беларуси превратится в перевалочную базу для экспорта китайских товаров в ЕС и центр неглубокой переработки продукции для поставок на рынки Евразийского союза.

Со схожими рисками сталкивается и Россия. Несмотря на то, что Китай стал главным торговым партнером России, обогнав Германию, структура торговли пока не удовлетворяет российскую сторону. Львиная доля экспорта в Китай – это энергоносители. Надежды на то, что китайские банки тут же компенсируют «отлучение» российских госкомпаний от западных кредитов, не оправдались. Хотя политическая воля лидеров двух стран уже обеспечила миллиардные инвестиции Китая, например, в российский газовый проект «Ямал-СПГ».

Центральным проектом Москвы и Пекина стала высокоскоростная магистраль Москва-Казань, которая замыкает китайский Шелковый путь на Минск, находящийся западнее по железнодорожному пути. Однако это не снимает риски превращения в «сервисный центр» на Шелковом пути, функцию «моста» Китай-Европа. В этом случае на технологическом прорыве может быть поставлен крест.

Вместе – надежнее

На эти риски очень любят указывать критики евразийской интеграции. Тем не менее, экономическое сближение Беларуси и России с Китаем будет продолжаться, так как в этом заинтересованы все стороны. Особенно в условиях все новых преград на пути к рынкам Евросоюза. Конечно, опасность превратиться в «младших партнеров» Китая существует, особенно если странам ЕАЭС не удастся выработать общей переговорной позиции в отношениях с Пекином. В Беларуси традиционно опасаются «российских олигархов», многие из которых немало  инвестируют в Беларусь, но в Китае игроки намного крупнее, следовательно, больше и риски.

Большим шагом вперед стала договоренность о сопряжении Евразийского союза и китайского Экономического пояса Шелкового пути. На переговорах страны ЕЭАС будет представлять Евразийская экономическая комиссия, что означает усиление переговорной позиции за счет объединения. В переговорах также будут участвовать представители национальных правительств ЕАЭС.

Стоит рассмотреть и возможности совместных проектов Союзного государства с Китаем.

Для анализа направлений сотрудничества можно провести предварительные экспертные консультации. Евросоюз не демонстрирует заинтересованности в налаживании контактов с Союзным государством равно как и с ЕАЭС. Если бы это удалось с китайскими партнерами, то послужило бы отчетливым сигналом остальным соседям о том, что они упускают возможности сотрудничества. При этом важно с самого начала выстраивать сотрудничество, исходя из соображений экономической пользы, а не только политических деклараций.

Комментарии
15 Октября
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

В чем разница между каталонским и белорусским национальными движениями и их дистижениями.

Инфографика: Военно-морские силы США в Европе
инфографика
Цифра недели

27,8%

составил рост товарооборота в ЕАЭС в январе-июле 2017 г. по сравнению с январем-июлем 2016 г. и достиг $29,6 млрд – Евразийская экономическая комиссия