17 Октября 2016 г.

Brexit больно ударит по Прибалтике

Brexit больно ударит по Прибалтике
Фото: russiancouncil.ru

Голосование за выход Великобритании из ЕС вызвало серьезные опасения в странах Прибалтики. Сокращение трансферов в страны Балтии из европейских фондов в связи с потерей британской доли в общем бюджете Европейского союза неизбежно. Ведь Соединенное Королевство было одним из главных плательщиков в бюджет ЕС после Германии и Франции. Сколько денег получают страны Прибалтики от ЕС, на что тратят, и как будут жить после Brexit?

Непреодолимый вызов деиндустриализации Прибалтики

Также осложняется положение иммигрантов из стран Прибалтики по причине необходимости пересматривать их статус, а также из-за усиления негативного отношения самих британцев к выходцам из стран Центральной и Восточной Европы в целом (причем порой дело доходит до прямых столкновений и провокаций), о чем теперь регулярно пишет британская пресса.

Эти вопросы станут для Латвии, Литвы и Эстонии серьезным и почти непреодолимым вызовом. Ведь для их решения требуется рациональная и самостоятельная политическая позиция, государственный суверенитет, эффективное сотрудничество с соседними странами (с Россией в первую очередь), наличие собственной устойчивой промышленной платформы для обеспечения финансовой стабильности, общественное согласие.

К сожалению, страны Прибалтики не отвечают перечисленным критериям, что будет сказываться негативно на их развитии по мере сокращения субсидирования со стороны ЕС.

С самого начала интеграционного движения в ЕС страны Прибалтики оказались в прямой зависимости от финансовой поддержки со стороны коммунитарных институтов, поскольку вливались в общеевропейский рынок на тех условиях, которые были перед ними поставлены без учета экономических и социальных реалий региона. Еще до вступления в ЕС эти страны получали помощь по линии программ SAPARD, PHARE, ISPA.

Несмотря на компенсацию понесенных производственных потерь, благодаря субсидиям Евросоюза и прежде всего Германии, в долгосрочной перспективе отказ от крупного производства и его модернизации – это всегда отказ от стратегического развития.

Печальная картина складывается с учетом потери не только крупных промышленных производств, но и надежного производства электроэнергии. При этом значительные суммы направляются на нерентабельные проекты, например, строительство терминала сжиженного газа в Клайпеде.

Все это изначально поставило экономики балтийских стран по сравнению со странами «ядра» ЕС в неравноправное положение, которое уже невозможно изменить.

Сколько страны Прибалтики отдают и получают из бюджета ЕС

При этом страны не только получают денежные средства из общего бюджета ЕС. Они также должны сами направлять в него определенные суммы. Так, например, Литва отправила в бюджет ЕС 2014 г. €320 млн., Латвия – €244 млн., а Эстония – €178 млн.

При этом обратно они получают в виде инвестиций примерно в четыре раза больше.

Например, Литва на душу населения получает самый большой объем финансовой поддержки в ЕС.

Только с 2004 по 2006 гг. Литве предоставили более €1 млрд 500 млн, Латвии – более €1 млрд, Эстонии – €680 млн. С течением времени эти суммы росли. Так, с 2007 по 2013 гг. Литва получила более €6,8 млрд, Латвия – €4,53 млрд, Эстония – €4,7 млрд.

Жозе Мануэл Баррозу в свое время даже похвалил Эстонию, Латвию и Литву за то, что они грамотно осваивают ресурсы структурных фондов ЕС, которые составляют до 20% их ВВП.

Однако с учетом падения производственных показателей этих стран после финансового кризиса 2008 г., «балтийские тигры» все же должны были признать, что так и не смогли научиться эффективно расходовать средства, получая в качестве поддержки суммы, превышающие их годовой бюджет. Об этом говорят собственно сами представители Литвы, Латвии и Эстонии. Помимо этого, в 2015 г. на сайте criminal.lv прошла информация о том, что почти €12 млн, выделенных по линии структурных фондов Латвии, попросту исчезли.

Данные страны до сих пор входят в число бедных стран Евросоюза, напрямую зависимых от его финансовой поддержки, и именно балтийские государства обычно настаивают на увеличении бюджета ЕС.

Куда тратятся еврофонды в Прибалтике

Прежде всего, страны Прибалтики получают помощь из Фонда сплочения и Европейского фонда регионального развития (здесь действует критерий – страна получает финансирование, если ВВП на душу населения не превышает 75% от среднего по ЕС).

Основная масса средств идет на поддержку инфраструктурных проектов, включая коммуникационные проекты, помощь сельскому хозяйству и программы обучения или повышения квалификации персонала.

При этом в условиях «войны санкций» против России Прибалтика требует увеличения прямых выплат фермерам.

Особенно это актуально в условиях новой «аграризации» страны (в противовес индустриализации, от которой балтийские страны добровольно оказались в пользу «инновационной экономики», которая, однако, так и не была построена).

Основным финансовым инструментом ЕС для инвестиций в страны Прибалтики, как, впрочем, и в другие страны-члены, является Европейский фонд регионального развития. Его цель состоит в экономическом выравнивании и сокращении дисбалансов между государствами и отдельными регионами в их составе.

Бюджет ЕС: доноры и нахлебники

В случае со странами-членами ЕС, вступившими в его состав в 2004 г., структурные фонды работают на основании принципа «дополнительности», т.е. софинансирования проектов совместно с национальными бюджетами. Нередко структурные фонды выплачивают до 90% стоимости проекта, значительно облегчая жизнь национальным бюджетам.

Неудивительно, что страны-новички, вступившие в ЕС в 2004 г. и позже, воспринимаются основными экономиками ЕС как страны–нахлебники.

В свое время именно бюджетные аргументы, простые и понятные для обычных граждан ЕС, сильно повлияли на позиции жителей Нидерландов и Франции, проголосовавших против проекта Евроконституции в 2005 г.

Это также немаловажная причина, повлиявшая на отказ от ЕС британцев, которые отправляли в общий бюджет в два раза больше, нежели получали обратно.

Британия уже в начале июля 2016 г. отказалась перечислять очередной транш в размере £3 млрд., еще не начав официальную процедуру «развода».

Британская пресса постоянно акцентировала внимание на том факте, что экономики стран Центральной и Восточной Европы во многом поддерживались внушительными финансовыми вливаниями из ЕС и, в первую очередь, эти средства получали и бездумно тратили балтийские государства.

Именно этой жесткой зависимостью балтийских стран от субсидий ЕС можно объяснить негативное восприятие самой идеи Brexit руководителями Литвы, Латвии и Эстонии, которые еще до референдума боялись даже допустить мысль о его возможности.

Например, накануне Brexit был проведен опрос о будущем Британии среди жителей стран, зависимых от помощи Евросоюза. Наибольшее число тех, кто высказался против выхода Британии из ЕС, оказались литовцами.

Страны Прибалтики заняли очень жесткую позицию на переговорах по бюджету и инициативам ЕС. Они, опираясь на свое «форпостное» положение на границах с Россией, ссылаясь на успехи в области экологии (например, эксперты от фондов оценивают положительно успехи балтийских экономик в развитии производства электроэнергии из возобновляемых источников), добились сохранения объемов финансирования до 2020 г.

По соглашению с ЕС на период с 2014 по 2020 гг. Латвия получит €4,51 млрд, Литва – €6,82 млрд, Эстония – €3,59 млрд. Комиссар региональной политики Йоханнес Хан заявил, что эта помощь будет направлена на инновации и создание новых рабочих мест.

Бюджеты стран Прибалтики после Brexit

Несмотря на то, что программа регионального развития Балтийских стран уже утверждена до 2020 г., всем понятно, что условия финансирования после окончания этого финансового периода придется менять, а объем инвестиций из еврофондов будет значительно сокращен. После 2020 г. перед странами Прибалтики маячит неясная перспектива и сложный вопрос – кто денег подаст?

Кроме того, миграционный кризис также уводит средства из структурной и региональной политики ЕС на гуманитарную помощь и антикризисное регулирование. Более того, финансирование этих программ будет планомерно расти.

А сокращение ассигнований в страны Прибалтики прежде всего произошло как раз по линии политики сплочения, которую во многом финансируют структурные фонды ЕС.

В будущем в условиях потери доходов от фондов ЕС возникает реальная угроза дефицита бюджетов балтийских государств вплоть до 20% от ВВП.

Ожидание сокращения средств заставляет Литву, Латвию и Эстонию ускорить реализацию уже оплаченных проектов. По критериям предоставления финансовой поддержки из структурных фондов только эффективная реализация одобренных программ позволяет странам оформить заявку на новое финансирование.

Однако это непростая задача. Так, транспортные и энергетические проблемы остаются значительными, порты не загружены и простаивают. А строительные, дорожные и коммуникационные (компьютеризация) проекты зависли. В связи с этим средства, предназначенные Прибалтике по уже одобренным программам, уже поступают в меньшем объеме от предусмотренного.

Прибалтийские иммигранты после Brexit

Второй вопрос состоит в том, как Brexit отразится на прибалтийских иммигрантах в Британии, ведь их судьба до сих пор непонятна. И, безусловно, ситуация ухудшится для тех, кто еще только собирается иммигрировать в Соединенное Королевство.

У Литвы и Латвии довольно много граждан проживает в Соединенном Королевстве. Например, сайт литовского землячества в Соединенном Королевстве указывает:

в Британии проживает 200 тыс. литовцев, из которых 100 тыс. живет непосредственно в Лондоне.

Также отметим значительный прирост иммигрантов из Прибалтики. С 2008 г. по 2010 г. прирост латышей в Соединенном Королевстве составил более 128%. Как правило, выходцы из Прибалтики, как и другие этнические общности, формируют своеобразные анклавы. Например, Бостон в Восточной Англии уже превратился в маленькую Литву, жители которого чаще используют литовский, нежели английский. Он наполнен литовскими (и вообще восточноевропейскими) магазинчиками и пабами.

Однако помимо невнятного статуса и положения иммигрантов из Прибалтики в Соединенном Королевстве нельзя не упомянуть еще об одном факторе Brexit.

Так, падение курса фунта стерлингов в условиях Brexit также отразится на объемах переводимых сумм прибалтийскими иммигрантами из Великобритании на родину.

По данным Евростата в 2014 г. переводы прибалтийских иммигрантов составляли 5,7% от ВВП Латвии и 4,4% от ВВП Литвы.

Эти цифры демонстрируют самую высокую степень зависимости доходов страны от международных ремиссий (расчетов и переводов) внутри ЕС.

Кроме того, все еще непонятно, вернутся ли граждане стран Прибалтики из Британии обратно на родину.

Возвращение иммигрантов могло бы стать хорошей новостью при достаточном количестве рабочих мест. Но если экономика стран Прибалтики не обеспечит необходимый объем рабочих мест, то эффект будет прямо противоположный.

Прибалтийская геополитика после Brexit

Что касается проблем безопасности, которые являются центральными в политической (геополитической) риторике лидеров прибалтийских государств, сразу же отметим, что страны Прибалтики не могут играть ту роль, к которой стремятся, а именно – роль значимых игроков на международной арене.

Они обращают внимание не на реальные факты, а на симптомы, на символы и фантомные боли в международной политике. Это мешает рациональному восприятию ситуации и, несомненно, приведет к плачевному результату в экономическом и социальном развитии, а не только в политическом.

Балтийские страны в этом смысле оказываются очевидными приспособленцами. Пугая Запад мифической русской угрозой (фактически мы видим прямое паразитирование на идеях «советской оккупации» и «нового вторжения»), они требуют разнообразной поддержки со стороны ЕС и НАТО.

На фоне замедления темпов роста экономики ЕС и неопределенности объемов финансирования после 2020 г. страны Прибалтики все в большей степени начинают ориентироваться на НАТО.

Эстония, Латвия и Литва в большей степени стремятся «довериться» именно НАТО, а не евроструктурам. Соединенное Королевство всегда выполняло роль посредника между ЕС и США, представляя себя гарантом безопасности и трансатлантической солидарности в Европе. В условиях выхода из ЕС страна, видимо, отказывается от этой роли посредника, оставаясь близким соратником США и укрепляя двустороннее взаимодействие.

Это меняет отношение к проблеме безопасности в странах Балтии и заставляет связывать реализацию безопасности исключительно с поддержкой США, а не европейских партнеров. Опора на США проявляется и в деятельности разнообразных финансовых инструментов.

Например, в США работает фонд США-Балтия (US Baltic Foundation), который сотрудничает с Балтийско-Американской лигой свободы (Baltic-American Freedom League). Фонд поддерживает гражданское общество в странах Прибалтики, помогает им бороться с «информационным воздействием» России. При этом характер публикаций и заявлений этих организаций таков, что можно говорить о целенаправленном распространении русофобии.

Русофобия привела к тому, что Россия и российские предприятия отказываются от транзитных услуг Прибалтики. Объем инвестиций из России  неуклонно сокращается. Особенно серьезной этой проблема станет после 2020 г. на фоне сокращения ассигнований из фондов ЕС.

Последнее, что остается «балтийским «тиграм» в сложившихся условиях – это, конечно, надежды. Интересно, что в связи с уходом Британии из ЕС прибалтийские столицы надеются стать новыми финансовыми центрами. Например, член Европарламента от Литвы, Ананас Гуога, отправил письмо в HSBC, приглашая этот банк переместиться в Вильнюс, в котором уже расположился офис банка Barclays. Латвия также заявила, что Рига готова предложить благоприятные условия для стартапов в банковской и финансовой сферах. Однако в этом случае они вступят в соперничество с Дублином, Франкфуртом, Амстердамом, отчасти с Люксембургом и Парижем. Но время для реализации многих балтийских надежд стремительно уходит.

Наталья Еремина, д.полит.н., доцент кафедры европейских исследований СПбГУ 

Комментарии
14 Ноября
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Полностью отказаться от прибалтийских портов Беларусь не планирует.

Инфографика: Военно-морские силы США в Европе
инфографика
Цифра недели

$6,7 млрд

составил объем иностранных инвестиций в реальный сектор экономики Беларуси за первые 9 месяцев 2017 г., что на 6,4% больше, чем за аналогичный период 2016 г. Основными инвесторами выступили компании из России (40,6%), Великобритании (26,6%) и Кипра (7,1%) – Белстат