03 Июля 2018 г.

Чем обострение в Карабахе чревато для Беларуси, России и партнеров по ОДКБ

Чем обострение в Карабахе чревато для Беларуси, России и партнеров по ОДКБ
Президент Азербайджана Ильхам Алиев на военном параде 26 июня 2018 г.
Фото: sputnik.az

26 июня в Баку состоялся военный парад, приуроченный к столетию создания азербайджанских вооруженных сил. Азербайджан – правопреемник Азербайджанской демократической республики, и обращение к наследию первой национальной государственности – неотъемлемая часть мемориально-исторической политики страны. Однако прошедший парад представляет интерес не только как символическое, но и как актуальное политическое событие.

Символы и актуальная политика


Любой парад замышляется как демонстрация военной мощи страны, сигнал союзникам и противникам о том, что с ней надо считаться. Азербайджан не исключение из этого правила. «Красной нитью» во всех выступлениях президента и других высокопоставленных представителей государства звучат тезисы о потере Нагорного Карабаха и прилегающих к нему районов и необходимости восстановления территориальной целостности страны. При этом в отличие от Грузии, где отколовшиеся территории правительство предлагает «деоккупировать» мирными способами, в Азербайджане никогда не исключали военного решения. Более того, апрельская «четырехдневная война» 2016 г. рассматривается как успешный пример постепенного возвращения утраченных земель. Начиная с июня 2018 г. в широкий информационный оборот введена и так называемая «нахичеванская операция», которая преподносится как «освобождение 11 тыс. га земли», хотя ее детали до сих пор вызывают разноречивые оценки и трактовки.

Как бы то ни было, а наращивание военного потенциала официально рассматривается в Баку как инструмент для разрешения нагорно-карабахского конфликта.

Впрочем, этот подход появился не год и не два назад. Так, в 2011 г. в своем выступлении во время аналогичного парада, приуроченного к 93-й годовщине создания национальной армии, Ильхам Алиев констатировал: «Я абсолютно уверен в том, что территориальная целостность Азербайджана будет восстановлена любым путем. Для этого мы должны стать еще сильнее». Тем не менее парад 2018 г. следует особо выделить в ряду других.

Наблюдатели, гости и журналисты, приглашенные в Баку, смогли увидеть многочисленные образцы техники и вооружений, недавно закупленные Азербайджаном. Ильхам Алиев в качестве одного из важнейших приоритетов назвал наращивание военного потенциала при помощи «дружественных стран». Стоит обратить внимание, что в числе образцов техники, задействованных в параде, были продемонстрированные реактивные системы залпового огня «Полонез». Остроты ситуации добавляет тот факт, что Азербайджан приобрел их у Беларуси. Так Баку стремится отправить четкий сигнал Еревану: ваши союзники и нам не враги и даже выгодные партнеры.

Бизнес и безопасность: в поисках баланса


Традиционно, когда оценивается внешнеполитическая деятельность Азербайджана, упоминается белорусское участие в евразийских интеграционных проектах ОДКБ и ЕАЭС. Азербайджан не является членом ни одной из этих структур, хотя в то же время он дистанцируется от Евросоюза и НАТО.

Беларусь сложно назвать сторонним наблюдателем, страной, далекой от интересов в Закавказье. У Минской группы ОБСЕ, занимающейся урегулированием нагорно-карабахского конфликта, три сопредседателя (Россия, США и Франция). Но помимо трех лидеров группы в ней есть и другие участники. И Беларусь (наряду с Германией, Турцией, Финляндией, Швецией и Италией) входит в ее состав. Также следует принять во внимание растущие экономические связи между Минском и Тбилиси и особую позицию белорусского руководства по Абхазии и Южной Осетии.

Каждая постсоветская республика крайне чувствительно реагирует на все вопросы, связанные с сепаратизмом и нарушением территориальной целостности. Идентичности постсоветских республик находятся в стадии формирования, и, как следствие, мы наблюдаем болезненное восприятие любых попыток поставить под сомнение границы, утвержденные между бывшими союзными республиками еще в советские времена. В этом контексте стоит вспомнить осторожную реакцию Нурсултана Назарбаева и Александра Лукашенко на перспективы вступления Армении сначала в Таможенный, а затем и в Евразийский экономический союз, учитывая, что де-факто Нагорный Карабах, признаваемый и Минском, и Астаной, и Москвой, является общим пространством экономики и безопасности с Арменией.

Военно-техническая кооперация Минска с Баку ставит немало острых вопросов. Однако видеть исключительно в ней угрозу «разморозки» конфликта в Карабахе, а также вдоль армяно-азербайджанской границы за пределами «линии соприкосновения» вряд ли возможно.

У Азербайджана помимо Беларуси есть другие поставщики вооружений, включая и Россию. Впрочем, здесь требуется важное уточнение: если Баку российское оружие поставляется по рыночной стоимости, то Еревану – в кредит или значительно дешевле.

Но даже если представить себе отказ Москвы (а также и Минска) от военно-технического сотрудничества с Азербайджаном, это все равно не решит вопрос закавказской гонки обычных вооружений в пользу Армении. У Баку есть свободные средства для наращивания контактов с Турцией, Израилем, Украиной. Также ведутся поиски партнеров среди стран Среднего и Ближнего Востока. Кроме того, в случае полного разрыва военно-технических связей стран – членов ОДКБ и ЕАЭС с Азербайджаном возможностей для влияния на его политику будет меньше. Зато практически безальтернативным станет сближение Баку с Турцией, Израилем, Украиной, а с ними и с НАТО. Вряд ли это принесет такую уж значительную выгоду Армении.

Крайне важно осознать принципиально важный тезис: запрос на укрепление военного потенциала Азербайджана диктуется не только и не столько интересом найти выгодных партнеров в Минске и в Москве, сколько максималистскими планками требований по выходу из этнополитического конфликта.

Увы, но и у Баку, и у Еревана нулевая готовность к компромиссам. И принимая в расчет этот факт, следует помимо дипломатической активизации на площадке Минской группы (которая, к слову сказать, пока не заседала в столице Беларуси) и трехстороннем формате (Россия – Армения – Азербайджан) способствовать более активному вовлечению союзников по ОДКБ. И в этом плане белорусские инициативы последнего времени по созданию устойчивого мира в Восточной Европе весьма интересны, при определенной доработке они могут найти применение и на нагорно-карабахском направлении.

Всем партнерам по ОДКБ и ЕАЭС следует понимать, что эскалация армяно-азербайджанского противостояния и особенно его перенос на другие участки (Нахичевань, Тавуш) создаст немало проблем для этих интеграционных проектов. Если она не поставит на них крест, то точно спровоцирует внутренние споры и кризисы, не говоря уже о вмешательстве в евразийские дела иных игроков (в диапазоне от Турции до США).

Таким образом, налицо необходимость помимо поиска вполне очевидной экономической выгоды и бизнес-интересов страховать будущие риски, подкрепляя их дипломатическими усилиями – как за счет собственных ресурсов, так и в рамках евразийских площадок.


Сергей Маркедонов, доцент кафедры зарубежного регионоведения и внешней политики Российского государственного гуманитарного университета

Комментарии
20 Июня
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Прибытие всех первых лиц России в Беларусь стало не только нарушением принятой практики, но и явным сигналом – демонстрацией особого доверия союзнику. Состоявшийся в Минске Госсовет Союзного государства имеет далеко идущие последствия для двух стран.

Инфографика: Военно-морские силы США в Европе
инфографика
Цифра недели

$18,8 млрд

составил объем взаимной торговли товарами в ЕАЭС в январе-апреле 2018 г. Это на 16% больше, чем товарооборот за аналогичный период 2017 г.