18 Марта 2018 г.

Что делать с БНР в современной Беларуси?

Что делать с БНР в современной Беларуси?
«День воли» в 1993 г.
Фото: cloudfront.net

25 марта 2018 г. исполняется сто лет неоднозначному и сложному явлению – попытке провозглашения независимости БНР. Данное событие и сегодня является настолько политизированным, что взвешенные и научные оценки академического сообщества просто затмеваются. Сегодня в Беларуси пытаются выработать взвешенный научный взгляд на БНР. «Евразия.Эксперт» начинает публиковать серию дискуссионных статей, посвященных этому неоднозначному явлению. Историк, доктор гуманитарных наук Алесь Белый в своем материале пытается дать ответ на вопрос о том, как выработать новый подход к пониманию феномена БНР, сохраняя историческую преемственность Белорусской государственности, но при этом преодолевая устаревшие и не всегда соответствующие действительности клише.

Приближается 100-я годовщина провозглашения Белорусской народной Республики (БНР) – 25 марта 1918 г., и постепенно нарастает идеологическое противостояние вокруг предстоящей даты. День 25 марта в современном белорусском контексте уже почти 30 лет традиционно воспринимается как главный в году «праздник радикальной оппозиции», называемый ею «Дзень волі». В этот день принято проводить массовые манифестации, которые в прежние годы нередко приводили к уличным столкновениям. В последнее время в демонстрациях участвовало не так уж много людей, и они чаще проходили мирно, чуть ли не уныло, хотя в прошлом году вновь произошли столкновения. Неизменным многие годы оставалось неприятие на официальном уровне самой этой даты.

Ошибка советского понимания БНР


Идеологический аппарат Советской Беларуси вплоть до распада СССР реагировал на прецедент БНР двойственным образом:

• во-первых, максимально замалчивался сам факт этого прецедента;

• во-вторых, для более узкого круга упорно интересовавшихся, подчеркивался «антисоветский характер» этого государственного проекта. При этом в особую вину деятелям БНР ставилось сотрудничество с немецкими оккупационными властями – особенно знаменитая благодарственная телеграмма кайзеру Вильгельму от имени правительства БНР.

пикча 1.jpg

Некоторые делегаты Первого Всебелорусского Съезда 5-17 декабря 1917 г. в Минске.

Этот же подход в основном был унаследован и идеологическим аппаратом современного белорусского руководства, однозначно считавшего себя правовым и идейным преемником БССР.

Конечно, выраженная в знаменитой телеграмме «глубокая благодарность за освобождение Белоруссии немецкими войсками из-под тяжелого гнета, чужого господствующего издевательства» сегодня смотрится крайне недальновидной и сомнительной формулировкой. Однако в том лихолетье, которое наступило после краха Российской империи, мы вряд ли сможем обнаружить хоть одну политическую силу, к моральности и принципиальности которой не было бы серьезных вопросов.

В год 100-летия Октябрьской революции в Российской Федерации вышло несколько фильмов и сериалов, множество книг и статей, в которых подчеркивается роль немецких спецслужб и персонально Александра Парвуса в организации и финансировании революционных событий осени 1917 г.

пикча 2.jpg

Один из проектов белорусского национального флага, опубликованный в газете «Вольная Беларусь» 12 декабря 1917 г. Источник: Ляхор, В.А. Военная символика белорусов. Знамена и мундиры / В.А. Ляхор – Минск: Харвест, 2014. С. 52.

БНР создано краевцами и западноруссами?


С чисто прагматической точки зрения, декларация создания независимого белорусского государства была полнейшей авантюрой. К тому моменту легальной печати на белорусском языке не исполнилось и 15 лет, причем за эти годы успели наладить выпуск лишь нескольких газет и напечатать несколько сотен книг, с громадными лакунами по абсолютному большинству отраслей гуманитарного знания, не говоря уже о науке и технике. Не существовало ни одного учебного заведения, даже начальной школы, в котором бы систематически преподавались белорусский язык или история края. Или хотя бы сколько-нибудь белорусоцентричное краеведение. И даже на господствовавшем в публичной сфере русском или польском, все еще остававшимся привлекательным для образованных слоев общества, не было сформулировано четкого понимания, что вообще такое есть Беларусь (Белоруссия, Biaƚoruś).

пикча 3.jpg

Один из проектов белорусского национального флага, предложенный Клавдием Душ-Душевским в 1917 г. Источник: Ляхор, В.А. Военная символика белорусов. Знамена и мундиры / В.А. Ляхор – Минск: Харвест, 2014.

Большинство или, по крайней мере, существенная часть населения этой территории не была точно уверена, что живет именно в Беларуси, даже в чисто областном смысле. Очень многие даже никогда не слышали этого названия и никак не проецировали его на себя. Не существовало сколь-нибудь влиятельных и экономически самодостаточных слоев населения, последовательно выступавших даже за автономию края, не говоря о его независимости.

Сторонники автономии едва ли входили даже в первую пятерку популярных в крае идейных платформ, уступая не только русским и польским националистам, но также большевикам, общерусским эсерам и даже евреям-бундовцам и сионистам. А среди людей, стоявших за провозглашением БНР, были как воспитанные в «краевой» польскоязычной католической традиции, так и во вполне «западнорусских» культурных стереотипах, хотя и изрядно сдобренных радикальными эсеровскими идеями. Причем они фатально не доверяли друг другу и понимали под самим словом «Беларусь» диаметрально противоположные геополитические и культурные образы, совпадавшие лишь омонимически.

По сравнению со всеми другими тогдашними национальными проектами Центральной и Восточной Европы, у белорусского не было почти никаких предпосылок для реализации и никаких шансов на успех.

БНР: «авантюра» или государство?


Итак, проект БНР объективно был политической авантюрой, и даже детальное перечисление всех сделанных его основателями политических ошибок имеет довольно условный смысл: даже если бы они каким-то чудом не сделали ни одной, БНР все равно бы не состоялось как государство, поскольку попросту не имело на тот момент никакой социальной базы.

Образно говоря, тогдашняя Беларусь не подозревала о своем существовании. И главная заслуга инициаторов БНР – в том, что они смогли предвидеть, что такое государство в итоге будет создано.

Потому что объективно его существование отвечает долговременным интересам народа этой земли – на тот момент, даже нескольких народов.

У инициаторов создания БНР могли быть разные личные мотивы участия в этом проекте. Кто-то из них мог всерьез надеяться на личную успешную политическую карьеру или просто на получение временных личных выгод. Кто-то мог руководствоваться совершенно альтруистическими соображениями. Но в целом, оглядываясь назад, БНР стоит признать именно яркой идеалистической попыткой создания – предвидения! – белорусской государственности, получившей, как это нередко бывает в истории, не прямое, а косвенное воплощение.

Не будь этой отчаянной идеалистической попытки, может быть, большевики и не пошли бы на создание ССРБ-ЛитБела-БССР. Скорее всего, они решили упредить возможные попытки манипуляции белорусской «картой» со стороны Польши и Германии.

При этом белорусская социалистическая государственность очень не любила своего фактического прародителя, стыдилась и замалчивала его, и это же отношение было унаследовано белорусским руководством, оставаясь неизменным первую четверть века уже международно признанной независимости.

Что делать с БНР в современной Беларуси?


Но за прошедшие с момента распада СССР годы белорусское общество, как и весь мир, очень сильно изменилось. Современные информационные технологии не позволяют всерьез рассчитывать на возможность замалчивания какой-либо идеологии или исторического мифа. Перед Республикой Беларусь сегодня острее стоит вопрос обоснования собственной легитимности, чем это было, например, в 2000-х гг. А идеологическая инерция сказывается и не позволяет адекватно реагировать на вызовы времени.

Отрицать или замалчивать роль БНР в долгом процессе становления белорусской государственности – проявление исключительной идейной косности, возможно, у кого-то подкрепленное мотивами банальной личной неприязни. Но то, что современное белорусское государство такая линия не укрепляет – однозначно.

1 декабря Президент Беларуси Александр Лукашенко направил приветствие участникам научной конференции «События 1917 г. в исторических судьбах Беларуси», в котором почти сенсационно прозвучало: «Первый Всебелорусский съезд 1917 г. продемонстрировал ценности, значимые до настоящего дня».

ПИкча 4.jpg

Хоругвь Первого Всебелорусского Съезда, проходившего в Минске 5-17 декабря 1917 г. Источник: Ляхор, В.А. Военная символика белорусов. Знамена и мундиры / В.А. Ляхор – Минск: Харвест, 2014. С. 53

И, кстати, ранее в этом же году изменилась позиция белорусских властей по Куропатам – многолетнему знаковому месту идеологического противостояния, бывшему в конце 1930-х гг. площадкой массовых расстрелов жертв сталинских политических репрессий.

Эти две существенные корректировки идейной позиции власти объединяет тот факт, что власть, наконец, отказывается от однозначного отождествления себя с Советской властью, пытаясь интегрировать в официальный дискурс элементы и других идеологий, а их представители перестают автоматически рассматриваться как враги государства.

«Дьявольские» детали БНР


Дьявол в этом крайне сложном процессе, как всегда, кроется в деталях.

Тот культ БНР, который целенаправленно сооружался оппозицией (а до этого – националистами в последние годы СССР, а в эмиграции – гораздо дольше) последние почти 30 лет, создал этому проекту медийный образ, многократно превосходящий по масштабу его реальный прототип. Причем с каждым годом размах БНРовской мифологии все растет.

Лейтмотивом пропаганды БНР в явном или скрытом виде выступает мысль о том, что БНР была не декларацией о намерениях, не проектом создания государственности, а вполне состоявшимся государством, которому лишь международная обстановка не позволила выжить. Территорию БНР, в реальности никогда ею не контролировавшуюся, якобы «поделили» и «оккупировали» РСФСР и Польша, но правительство БНР продолжило свою деятельность в изгнании и, если не вдаваться в подробности, непрерывным образом дожило до наших дней.

Внешне респектабельная сегодняшняя Рада БНР, формируемая путем кооптации из наиболее «достойных» приверженцев БНР по всему миру, возглавляемая канадкой Ивонкой Сурвиллой, якобы и в наши дни являет собой средоточие «подлинной» белорусской государственности, в отличие от «подложной» большевистской, олицетворяемой БССР-РБ. (Нелишне отметить, что предшественником спадарыни Ивонки на этом посту был бывший майор СС Язэп Сажич). Поэтому, размышляя о том, в какой степени признавать заслуги БНР перед белорусским народом и государством, следует помнить банальную истину «о пальце и руке» – а рьяные современные сторонники Рады, вероятно, хотели бы откусить и больше, чем только руку.

Опасность БНР


Рационализация отношения к проекту БНР – насущная задача для современного идеологического аппарата Беларуси. Но какие конкретные опасности могут поджидать на этом пути?

ПИКЧА 5.jpg

Агитационный плакат коллаборационистской организации «Саюз беларускай моладзі», созданной гитлеровскими захватчиками на оккупированной территории.

Принятие всерьез тезиса о якобы «подлинности» БНР (во главе с ее Радой) как единственного непрерывно существовавшего легитимного белорусского государства, в противовес «марионеточным» образованиям БССР и РБ, сделало бы вполне реальной перспективой «восстановление» БНР в будущем, со всеми вытекающими последствиями: с признанием «незаконными» всего, что происходило на территории БССР и РБ за последние сто и более лет.

Вся наша жизнь в условиях якобы «советской оккупации» при такой модели развития событий была бы объявлена неподлинной. И практически каждому гражданину пришлось бы восстанавливать утраченное достоинство с нуля, под контролем новой («хорошо забытой старой») власти БНР.

Люстрация по лекалам БНР, парадигма «советской оккупации» Беларуси стали бы тектоническим потрясением для всей страны. Скрывать пришлось бы многие факты не только своей биографии, но и биографий отцов и дедов. Например, воевали на фронте в рядах якобы «оккупационной» Красной армии? Значит, соучаствовали в «преступлениях против белорусского народа». А кто в тот момент олицетворял его великую правду? Конечно же, «солдаты БНР», плечом к плечу с другими народами «Новой Европы» сражавшиеся против большевизма.

Одноименная книга историка Олега Латышонка (бел. «Жаўнеры БНР») выдержала уже несколько изданий, являясь признанным бестселлером на националистическом книжном рынке. Вполне можно представить ситуацию, где культ этих «национальных героев» приобретет в условиях будущих потрясений размах и структурное сходство с нынешним националистическим культом «проклятых солдат» в Польше. С тем принципиальным отличием, что в белорусском националистическом пантеоне будет гораздо больше «героев», запятнавших себя преступлениями против человечности.

Из БНР прямиком в СС?


Здесь уместно будет вспомнить, что едва ли не большинство деятелей, пытавшихся построить армию БНР в 1918-1920 гг. с опорой на то или иное реально состоявшееся государство – Польшу, Литву и даже Эстонию, встретивших Вторую Мировую войну в боеспособном возрасте – действительно вступили в коллаборационистские военизированные формирования, созданные нацистами.

Например, Антон Сокол-Кутыловский, считающийся военным руководителем Слуцкого восстания против Советской власти в 1920 г. под флагом БНР, в 1944-45 гг. один из руководителей Белорусской Краевой Обороны. Или Константин Езовитов, в 1918 г. – один из членов Рады БНР, а в 1945 г. – «военный министр» пронацистской Белорусской Центральной Рады, и многие другие. Да и выступавший одно время за БНР авантюрист, генерал Станислав Булак-Балахович во время своего похода на Полесье осенью 1920 г. прославился, помимо прочего, еврейскими погромами.

ПИКЧА 6.jpg

Пропагандистский плакат коллаборационистов в оккупированной гитлеровцами Беларуси, 1944 г.

Восстановление предполагаемой столетней преемственности БНР, если националистам удастся выиграть эту идейную схватку, позволит полностью их реабилитировать и сделать «героями борьбы за независимость». Наравне с теми, кого действительно стоило бы включить в общенациональный гражданский пантеон – прежде всего, подлинного «крестного отца» белорусской независимости Антона Луцкевича, да и многих других, имеющих многочисленные заслуги перед белорусской культурой, наукой, экономикой, на чьих руках нет невинной крови или участия в человеконенавистнических идейных кампаниях, вся вина которых состоит в их не-советскости.

БНР как иррациональный миф


БНР как иррациональный националистический миф несет в себе также опасность конфронтации со странами-соседями (популярные в националистической среде «карты БНР» имеют контуры, далеко выходящие за современные границы Беларуси по всему их периметру).

И, наконец, история формирования «представительских институтов» БНР – как реальной честной попытки ее создания в 1917 г., так и последующих муляжей под тем же названием – воспитывает у их сторонников далеко не демократические привычки.

Колоссальную опасность для белорусского государства и общества представляет не сама БНР, со столетней перспективы видимая как идеалистическая попытка провозглашения независимого государства, а идеологический муляж, в котором исходный проект БНР выступает лишь поводом для развертывания столетней фальшивой альтернативы реальной государственности, постепенно укреплявшейся в рамках проекта БССР. Муляж, в котором центральное место принадлежит нацистским коллаборационистам, присвоившим себе бренд «БНР» лишь тогда, когда стал очевидным крах «Новой Европы».


Алесь Белый, историк, доктор гуманитарных наук (PhD)

Комментарии
22 Июля
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Встреча Путина и Трампа высвечивает несколько тенденций, которые окажут большое влияние на развитие стран СНГ.

Инфографика: Военно-морские силы США в Европе
инфографика
Цифра недели

$716 млрд

составит военный бюджет США на 2019 г., который станет самым крупным в истории. В 2018 г. военный бюджет США равнялся $692 млрд.