08 Марта 2018 г.

Что ждет экономику Украины

Что ждет экономику Украины
Фото: republic.ru

Официальная украинская статистика фиксирует прекращение обвального падения экономики. Однако евроассоциация, как и формальный безвиз с ЕС, не привели ни к началу реального восстановления экономики, ни хотя бы к частичному восстановлению иностранных инвестиций, которые Украина привлекала до 2014 г. Какие тенденции будут определять состояние украинской экономики в ближайшие 2-3 года?

Тенденции 2017 года


Среди ключевых трендов 2017 г. можно отметить несколько наиболее знаковых. В качестве одних из наиболее важных стоит выделить негативные тенденции в экономике страны.

Экономический рост составил в 2017 г. 2,1%, что совершенно недостаточно для того, чтобы хотя бы в какой-то степени амортизировать последствия провала 2014-2015 гг., приведшего к изменению структуры украинской экономики.

Если же говорить о показателях 2013 г., то Украине при таких темпах роста потребуется примерно 10 лет, чтобы достичь того уровня.

Кроме того, учитывать следует не только количественные показатели, но и качественные.

В Украине экономический рост обеспечивается не развитием производства, показатели которого совсем не внушают оптимизма.

Рост достигается за счет инфляционных факторов, опережающего роста импорта, а не за счет развития реального сектора, который сокращается. Лишь отдельные секторы, такие как строительный, демонстрируют рост. 

За 2017 г. госдолг Украины увеличился на $6 млрд и достиг уровня $77 млрд. Таким образом, долговой прирост составил 85% ВВП, а в 2018 г. на обслуживание долгов страны уйдет треть доходной части бюджета – $10,8 млрд. В 2017 г. наблюдался серьезный рост цен, особенно он касался продуктов питания. Рост цен в Украине опережал в 2017 г. рост заработной платы, инфляция по итогам года составила 13,7%, при первоначальных правительственных оценках в 8%.

Правительство в целом не справилось со своими обещаниями, данными в начале года, и провалило курс на таргетирование инфляции.

Это отчасти связано и со специфической банковской политикой властей при главе Нацбанка Валерии Гонтаревой.

Довольно серьезной проблемой для украинской экономики стал назревающий кадровый голод – миграционные процессы постепенно вымывают из экономики кадры высокого профессионального уровня, которые предпочитают ехать на заработки в Европу, а некоторые специалисты остаются там навсегда. Население страны сократилось сегодня до уровня 35-37 млн человек. Важным фактором в украинской экономике и социальной жизни остается не только набирающая обороты деиндустриализация, но и аграризация города в социальном и ментальном смысле за счет перетока людей из деревень и оттока горожан на заработки за границу.

Пока не оправдались надежды на расширение экспорта в ЕС и выполнение условий соглашения о евроассоциации, которое, по словам самого президента Украины, выполнено на 15%. 

Конечно, нельзя сказать, что в экономике Украины вообще не было обнадеживающих маркеров. Например, курс гривны оставался относительно стабильным, и валюта была девальвирована всего на 4% по отношению к 2016 г., что не так много. Этому в немалой степени способствовали общемировые показатели цен на металлы.

В целом удалось не допустить коллапса экономики, а в отдельных отраслях, например, в добыче газа, удалось добиться роста. Но все же в области экономики 2017 г. можно охарактеризовать как год стагнации.

В нынешних условиях выполнить показатели, заложенные в бюджет 2018 г. и предусматривающие инфляцию на уровне 9% и темпы роста на уровне 3%, будет довольно сложно, несмотря на оценки ЕБРР.

Перспективы украинской экономики


Вероятнее всего, в 2018 г. стоит ожидать роста ВВП на уровне 1,5% и инфляционные показатели в 12-13%, курс гривны к доллару будет балансировать в районе отметки 30.

При этом показатели по росту заработной платы, вероятнее всего, будут тесно коррелировать с ростом инфляции. Довольно высокой остается доля военных расходов государства, порядка 5%, и пока даже такие высокие расходы не содействуют превращению ВПК в один из драйверов развития экономики Украины.

Дополнительную нагрузку на экономику могут оказать предвыборные кампании: власть может начать раздавать обещания, некоторые из которых придется выполнять хотя бы отчасти.

Хотя советник премьера Украины по экономическим вопросам, бывший вице-премьер Словакии Иван Миклош считает, что экономика Украины имеет потенциал для роста на уровне 6-7%, все же при ставке Нацбанка в 14,5% и прогнозе инфляции на 2018 г. в 9% условия для работы бизнеса создаются крайне неблагоприятные. Чтобы увеличить зарплату в таком случае реальные показатели инфляции должны быть порядка 20%. Однако нельзя забывать и о том, что 2019-2020 гг. будут непростыми с точки зрения внешних выплат по долгам.

Украина с 2018 по 2022 гг. должна отдать в рамках долговых выплат $64,2 млрд, в том числе $35,5 млрд по внутреннему и $28,7 млрд по внешнему долгу. Вероятнее всего, 2018 год, так же, как и 2017, станет годом стагнации, а 2019 и 2020 гг. грозят быть более неблагополучными в плане положения украинской экономики.

Следует принимать во внимание и то, что Украине помогают высокие мировые цены на сырье, которое является основным экспортным товаром страны, а также высокая ликвидность на мировом валютном рынке. Существующий экономический курс в сторону углубления сотрудничества с Европой и международными финансовыми организациями под эгидой США не привел и к росту инвестиций.

Если ранее объемы прямых иностранных инвестиций в украинскую экономику оценивались в отдельные периоды до $10 млрд в год, то в последнее время они составляют около $2,5 млрд, что совершенно недостаточно.

В конце 2017 г. подошла к концу программа макрофинансовой поддержки Украины Евросоюзом, функционировавшая с 2015 г. Ранее в рамках программы Киев двумя траншами получил €1,2 млрд из общего объема в €1,8 млрд. В 2017 г. Киев рассчитывал получить последний транш на €600 млн. Однако ЕС отказал в выделении этих средств из-за невыполнения Украиной всех требований. В частности, Киев отказался принять болезненное для него решение об отмене запрета на экспорт необработанного леса в Европу. О завершении финансовой поддержки Украины осенью также заявил Всемирный банк (ВБ), который с 2014 г. передал Киеву помощи более чем на $5,5 млрд.

В качестве успеха правительство зачастую приводит проведение пенсионной реформы, но по большому счету в ее результате дифференциация пенсий даже сократится, введение в качестве индикатора страхового стажа, который действует только с 2004 г. может привести к тому, что ряд лиц не сможет предоставить доказательства своей работы, учитывая то, как функционировали украинские фирмы в 1990-е гг. По сути реформа, главные составляющие которой – это снижение коэффициента с 1,35 до 1 и страховой стаж, вряд ли приведет к сокращению дефицита пенсионного фонда. Серьезные негативные моменты заложены и в осуществляемой медицинской реформе. При этом в Украине отсутствует обязательное медицинское страхование.

Украина по-прежнему очень далека от усиления своей интеграции с ЕС. Давление со стороны европейцев по линии борьбы с коррупцией в течение года все время нарастало. Одновременно росла и усталость от украинского кризиса и от проблемности Украины, особенно принимая во внимание внутренние проблемы в ЕС, выборный год и т.д.

Получив рынок дешевой рабочей силы, Евросоюз вовсе не горит желанием проводить дальнейшую интеграцию с Украиной.

Полученный безвизовый режим, который, скорее, можно назвать либерализацией визового режима, имеет ряд позитивных моментов с точки зрения туризма, экономии времени, но стратегического влияния на экономику оказать не может. Самое главное, у европейцев сохраняется инструмент модерирования безвизового режима: как у отдельных членов ЕС, так и у Еврокомиссии, вплоть до его приостановки. 

Итоги 2017 г. и прогнозы развития на 2018 г. показывают, что, несмотря на преодоление экономикой Украины обвальных тенденций, говорить о конце стагнации пока не приходится. Экономический рост совершенно недостаточен, а переформатирование экономики имеет очень много издержек и пока идет с большими проблемами.


Александр Гущин, к.ист.н., заместитель заведующего кафедрой стран постсоветского зарубежья РГГУ

Комментарии
23 Мая
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Опрометчиво полагать, что протестная волна, захлёстывающая политические системы стран Запада, никак не коснётся внутренней политики стран ЕАЭС.

Инфографика: Сколько вкладывают в Беларусь Европейский и Евразийский банки развития
инфографика
Цифра недели

21 тыс.

военнослужащих приняли участие в военных учениях НАТО «Siil 2018» («Ёж 2018») в Эстонии. Маневры, проведенные 2-13 мая 2018 г., стали крупнейшими в истории республики