17 Апреля 2018 г.

Дойти до моря. Что мешает Казахстану обеспечить транзит угля через российские порты

Дойти до моря. Что мешает Казахстану обеспечить транзит угля через российские порты

В ноябре прошлого года в СМИ появилась информация о том, что Казахстан разработал проект межправительственного соглашения с РФ, дающий ему приоритетный доступ к российским морским портам. Главная цель документа – обеспечить экспорт казахстанского угля, для которого транзит через Россию – едва ли не единственная реальная возможность попасть на зарубежные рынки. Ежегодный объем поставок в соответствии с соглашением должен достигать 14 млн т, для чего потребовалось бы занять 10% всех перевалочных мощностей РФ. Однако из-за перегруженной инфраструктуры приход казахстанских угольщиков в порты РФ возможен пока только за счет российских.

Дойти до моря


Российские транспортные и добывающие компании никакого восторга от такой перспективы не испытали. Казахстан в первую очередь интересовали порты Дальнего Востока, которые обеспечивают выход на крайне перспективный рынок Азиатско-Тихоокеанского региона. Но доступ к ним затруднен из-за загруженности и ограниченной пропускной способности БАМа и Транссиба, а также недостаточной перевалочной мощности местных портов.

Заключенный в мае 2014 г. договор о создании ЕАЭС положения о равном доступе к морским портам не содержит.

В нем есть лишь пункты о равном доступе к железнодорожной инфраструктуре и введении в пределах Союза внутреннего тарифа на перевозки. Для устранения этого противоречия Астана и предложила Москве заключить специальное соглашение, которое обеспечило бы ее угольной отрасли «выход к морю». Однако Россия, сознавая все риски и сложности, которые может полечь за собой подписание этого документа, пока взяла паузу.

Неутешительные расчеты


10 апреля Институт проблем естественных монополий (ИПЕМ) опубликовал результаты исследования, которое проводилось для определения воздействия экспорта казахстанского угля на экономические интересы РФ и российских компаний. Исследование проводилось методом моделирования, учитывающего нагрузку на транспортные сети, использование грузового парка, доходы РЖД и конечный экономический эффект для ВВП. Результаты расчетов в целом оказались неутешительными и показали, что выгод России этот проект в сегодяшнем виде не несет.

Моделирование проводилось по трем возможным направлениям экспорта казахстанского угля – через порты Усть-Луги, Мурманска и Дальнего Востока. Стоимость перевозки в использованной ИПЕМ модели соответствовала условиям ЕАЭС и предусматривала использование внутренних, а не транзитных тарифов. Но именно размер тарифов, который вроде бы должен стимулировать перевозки, в данном случае оказался, как это ни парадоксально, минусом. Расчеты показали, что перевозка казахстанского угля по таким ценам оказалась для России невыгодной.

По оценке ИПЕМ, доступ Казахстана к дальневосточным портам сейчас невозможен, поскольку это направление перегружено, и пустить туда казахстанских угольщиков можно только за счет российских.

Потери ВВП России в этом случае составят до 10 млрд руб. в год. Транзит угля через Усть-Лугу и Мурманск в принципе возможен. РЖД в итоге получит дополнительную выручку в размере 13,4-15 млрд руб. Но заметной выгоды России это не принесет, поскольку сейчас развитие портов ориентировано на российские компании и не учитывает интересы Казахстана.

Нужны инвестиции в инфраструктуру


Выход из этой ситуации эксперты ИМЕП видят в том, чтобы Казахстан инвестировал в развитие российских портов и железных дорог, что послужило бы основанием для их дальнейшего использования по льготным тарифам.

Эти инвестиции позволили бы нивелировать дополнительную нагрузку на российскую транспортную и портовую инфраструктуру, которую создаст казахстанский уголь. В перспективе казахстанские компании вообще могли бы построить в российских портах свои перевалочные терминалы, или же приобрести в них доли, что гарантировало бы их долгосрочные интересы.

«На данный момент существенных выгод от транзита угля из Казахстана для России нет, но будет создана дополнительная нагрузка на транспортную инфраструктуру, – прокомментировал результаты исследования генеральный директор ИПЕМ Юрий Саакян, – Допуск транзита угля по территории России должен сопровождаться ответными шагами со стороны Казахстана в части инвестиций в развитие железнодорожных путей и портовых мощностей. При этом в случае разрешения соответствующего транзита крайне важным является обеспечение недискриминационного доступа к инфраструктуре для обеих сторон».

Вместе с тем, если взглянуть на аналитические выкладки ИПЕМ повнимательнее, в них можно обнаружить определенные противоречия. РЖД в случае экспорта казахстанского угля через северо-западные порты может получить до 15 млрд руб. дополнительной выручки, что вряд ли можно назвать отсутствием значительно вклада в ВВП РФ.

Не исключено, что публикация результатов исследования ИПЕМ является сигналом Астане о том, что транзит казахстанского угля, который принесет ей большую выгоду, требует ответных шагов в виде инвестиций в российские дороги и порты. Тогда обе стороны смогут найти в вопросах транзита взаимоприемлемое решение.


Александр Шустов, международный обозреватель, кандидат исторических наук

Комментарии
20 Июня
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Прибытие всех первых лиц России в Беларусь стало не только нарушением принятой практики, но и явным сигналом – демонстрацией особого доверия союзнику. Состоявшийся в Минске Госсовет Союзного государства имеет далеко идущие последствия для двух стран.

Инфографика: Военно-морские силы США в Европе
инфографика
Цифра недели

$18,8 млрд

составил объем взаимной торговли товарами в ЕАЭС в январе-апреле 2018 г. Это на 16% больше, чем товарооборот за аналогичный период 2017 г.