29 Сентября 2016 г.

Эффект домино. Крайне правые продолжат наступление на ЕС

Эффект домино. Крайне правые продолжат наступление на ЕС
Митинг сторонников Марин Ле Пен во Франции
Фото: independent.co.uk

На выборах в Европарламент в 2009 г. крайне правые получили 56 мандатов, а в 2014 г. – 140. Brexit дал «исторический шанс» европейским националистам воспользоваться эффектом домино. В чем секрет успеха крайне правых в Евросоюзе, и почему в ближайшие годы их позиции укрепятся?

Трансформация национального государства

Постепенная и неизбежная для многих европейских государств трансформация существующей системы управления связана, с одной стороны, с  новым «великим переселением народов» и обострением мировых проблем (например, финансовых, экологических, проблем безопасности). А с другой стороны, с нарастающей дезориентацией и тревогой населения государств, проявляющейся порой в непредсказуемой реакции на те или иные события.

Кроме того, в условиях глобализации национальная идентичность часто оказывается некоей абстракцией, а ставшая очевидной плюрализация идентичности сопровождается ростом насилия и ксенофобии.

Главное свойство национального государства – политическое единство – уходит в небытие.

Появляются многочисленные группы разнообразных меньшинств (этнорелигиозных, например), добивающихся каких-то собственных, выкроенных под себя, политических прав.

Данные обстоятельства прямо влияют на политическую систему государства, партийную борьбу и формирование повестки дня. Этот процесс всегда сопровождается активизацией большой политической игры не только между ключевыми участниками политической системы, но и малыми политическими партиями и общественно-политическими организациями. В результате разгораются дискуссии по всем основным проблемам государственного развития.

Подъем крайне правых: две волны

В данных дискуссиях ключевой всегда является поддержка избирателей. Особую роль в общественно-политических дискуссиях начинают играть партии, предлагающие радикальный вариант развития событий, готовых представить на суд общественности готовый сценарий, подробную программу действий, в которой четко указано, «кто виноват и что делать».

Поэтому благоприятные обстоятельства ныне складываются именно для политического успеха европейских крайне правых, которые предлагают один ключ (одно решение) от множества дверей (проблем), увязывая все существующие сложности с миграционным вопросом. Они, по сути, оказываются единственной политической силой, способной дать готовый ответ на все проблемы одним радикальным ударом.

Можно выделить три волны успеха европейских крайне правых в целом. В 1990-е гг. их число вдруг многократно возросло за счет появления новых партий повсеместно в Европе. Всплеск интереса к подобным партиям и их политическую активизацию вполне можно объяснить разрушением коммунистической идеологии в результате краха СССР. Особенно тревожно в это время стала складываться ситуация в странах Центральной и Восточной Европы.

Вторая волна успеха пришла к крайне правым после ухудшения экономической и финансовой ситуации в 2008-2009 гг. В этот период многие представители крайне правых партий впервые прошли в государственные парламенты и утвердились не как маргинальная, а как уважаемая политическая сила.

Это дало им дополнительные бонусы на выборах в Европарламент уже в 2014 г. Так, значимой стала победа конкретных крайне правых партий. Например, сокрушительную победу одержали французский «Национальный фронт» (25% голосов и 24 места), «Партия независимости Соединенного Королевства» (29,7% голосов и 24 места), «Датская народная партия» (более 23% голосов и 4 места), венгерский «Йоббик» (14,7% голосов и 3 места), греческий «Золотой Рассвет» (более 9% голосов и 3 места), австрийская «Партия свободы» (19,5% голосов и 4 места), польская радикальная евроскептическая партия «Новые правые» (7% голосов и 4 места), германская партия «Альтернатива для Германии» (7% голосов и 7 мест).

Притом, что в результате этих выборов даже правоэкстремистская «Национал-демократическая партия Германии» делегировала одного своего представителя в Европарламент. Партия «Шведские демократы» получила около 13% голосов и 2 места в Европарламенте.

Таким образом, если на выборах в Европарламент в 2009 г. крайне правые получили 56 мандатов, то в 2014 г. – 140, что уже повлияло на повестку дня и риторику в Европарламенте.

Третья волна: катализатор Brexit

После голосования за выход Великобритании из ЕС (Brexit) мы можем говорить о начале третьей волны роста популярности крайне правых практически во всех европейских государствах.

Именно Brexit закрепил центральную идею всех крайне правых – «все зло от иммигрантов», а также продемонстрировал, что только данные партии отстаивают интересы коренных жителей, апеллируя к идее восстановления их прав, т.е. прав большинства, называя себя единственными защитниками современного национального государства.

Более того, сегодня в Европе крайне правые стали своеобразным катализатором общественно-политического развития.

Можно даже сказать, что они успешно продвинули свою политическую повестку дня, привлекая к себе все большую аудиторию, занимаясь активной политической борьбой, воздействуя на важный для каждого человека вопрос идентификации. А ведь этот вопрос всегда обостряется в периоды кризиса.

В контексте нарастания миграционного процесса вновь обостряются споры о целостности европейской культуры и европейского политического пространства, дискуссии о культурных барьерах.

Очевидно, что только с государством и его авторитетом можно связывать решение проблемы. Однако крайне правые сейчас почти единственные, кто говорит о важности государства.

Этот подход противоречит европейской интеграции, которая воспринимается крайне правыми резко отрицательно. Ведь именно с политикой ЕС крайне правые связывают появление проблемы массовой иммиграции. Поэтому они предлагают выполнить двухходовую комбинацию по окончательному искоренению проблем – выйти из ЕС и вернуть контроль над иммиграцией в руки государств.

Однако, поскольку крайне правые партии – это партии протеста, они наиболее популярны, находясь в оппозиции. Как только они приходят во власть, им приходится разделять ответственность за проблемы в стране с другими партиями, что неизбежно влияет на их электоральные возможности. Тем не менее, крайне правые, конечно, последовательно отстаивают свои идеи.

Так, Датская народная партия добилась закрытия границы для осуществления пограничного контроля - вопреки Шенгенским соглашениям.

Эффект домино

Неудивительно, что эффект домино от Brexit’а сейчас связывают именно с активизацией крайне правых, которые добиваются проведения подобного референдума в других странах. О таком желании уже однозначно заявили «Национальный фронт» во Франции, «Йоббик» в Венгрии, «Партия свободы» в Австрии, партия «Свобода» в Нидерландах, «Альтернатива для Германии», словацкая народная партия «Наша Словакия», «Шведские демократы», «Датская народная партия» и другие.

Более того, итоги голосования на референдуме в Соединенном Королевстве 23 июня 2016 г. о членстве в ЕС воспринимаются как победа всех европейских евроскептических и анти-иммиграционно настроенных партий. Фактически, это означает некий знак благосклонности европейского электората к их повестке дня. С другой стороны, налицо поражение общеевропейского социально-экономического пространства.

Лидер Национального фронта Марин Ле Пен подчеркнула, что Brexit начал процесс, который уже невозможно остановить.

Ей есть на что опереться, учитывая, что более 60% французов полагают: решения ЕС часто были неверными. Аналогичные цифры показали опросы общественного мнения, например, в Нидерландах, Греции и Испании.

В этих условиях те, кто действительно хотят перемен, просто будут вынуждены обратить внимание на крайне правые политические силы.

В условиях, когда все еще непонятно, как конкретно и когда произойдет выход Британии из ЕС, крайне правые становятся признанными участниками дискуссий на эту тему. И очевидно, что в сложившихся условиях эти дискуссии будут не столько рациональными, сколь эмоциональными, позволяя всем крайне правым садиться на своего излюбленного конька – популизм.

Кроме того, эти дискуссии неизбежно приведут и к идеологическим спорам о роли и месте неоконсерватизма и либеральной демократии в Европе, которые противостоят традиционному консерватизму.

Крайне правые уже на гребне успеха, так как именно они заявляют, что готовы услышать мнение народа на референдуме, в то время как традиционные партии откровенно показывают, что хотели бы решать подобные вопросы исключительно в рамках парламентских дебатов.

Для европейских крайне правых на ближайшие два года сложились уникальные исторические возможности для упрочения политических позиций и укрепления электоральной базы.

Надо полагать, что те партии, которые имеют солидный опыт политической борьбы, такие как французский «Национальный фронт» или австрийская «Партия свободы», не преминут воспользоваться историческим шансом, демонстрируя пример другим правым радикалам. И именно их успех может стать настоящим вызовом европейскому проекту интеграции.

Наталья Еремина, д.полит.н., доцент кафедры европейских исследований СПбГУ

Комментарии
15 Августа
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Санкции США создают новые риски для стран ЕАЭС, но Беларусь и Казахстан могут выиграть.

Инфографика: Сухопутные войска США в Европе
инфографика
Цифра недели

8,5%

составил рост товарооборота Беларуси и Индии в январе-мае 2017 г. по сравнению с аналогичным периодом 2016 г., и достиг $174,7 млн