07 Июня 2017 г.

Экономическая небезопасность Евразийского союза

Экономическая небезопасность Евразийского союза
Председатель ТРО Союзного государства Николай Ефимович, государственный секретарь Союзного государства России и Беларуси Григорий Рапота, глава комитета по международным делам и безопасности Совета Республики Беларуси Сергей Рахманов, ответственный секретарь Парламентского Собрания Союза Беларуси и России Сергей Стрельченко.
Фото: Anna Amelina/Russian Council

Очередное заседание Российско-белорусского экспертного клуба прошло в Москве 5 июня на площадке Российского совета по международным делам (РСМД). В рамках темы «Экономическая безопасность Евразийского экономического союза» эксперты за круглым столом обсудили основные вызовы и риски, с которыми сталкиваются интеграционные проекты Евразии сегодня, а также наметили способы их решения.

Модераторами экспертной дискуссии выступили председатель Телерадиовещательной организации Союзного государства Николай Ефимович и главный редактор «Евразия.Эксперт» Вячеслав Сутырин.

По мнению государственного секретаря Союзного государства России и Беларуси Григория Рапоты, страны Евразийского экономического союза сталкиваются с серьезной конкуренцией на международном уровне, однако она носит естественный характер, а наиболее важным является «внутренний фактор». «То, что мы остались сырьевой страной – это не вина европейцев и американцев. Это наш собственный выбор, к сожалению. Основная угроза экономической безопасности – это технологическое отставание, причем не только от США, но и других стран», – отметил Г. Рапота.

Внутренние причины существующих проблем, по словам главы комитета по международным делам и безопасности Совета Республики Беларуси Сергея Рахманова, связаны с отсутствием хорошей аналитики и единых подходов в интеграционном строительстве.

Необходимо учитывать позиции всех участников интеграции, взаимодополнять сотрудничество. «Основной двигатель всего славянского мира – это Россия. Если не будет мощной России, не будет ничего хорошего на всем постсоветском пространстве. Но Россия не одна. У нас в Беларуси есть позиции, по которым она превосходит Россию по определенным техническим направлениям», – заключил С. Рахманов.

Географическое положение как вызов


Материковое положение стран евразийской интеграции исторически являлось важнейшим географическим вызовом для развития торгово-экономического сотрудничества. Удаленность государств Евразии от мировых рынков и отсутствие выхода к морю затрудняют транспортное сообщение и, как следствие, торговлю, экономическое и культурное взаимодействие.

«Казахстан – это крупнейшая страна без выхода к мировому океану, Беларусь – крупнейшая страна Европы без выхода к морю, Кыргызстан и Таджикистан – это страны без выхода к морю с одним из наиболее высоких уровней страны над уровнем моря», – отметил главный экономист Евразийского банка развития, программный директор Валдайского клуба Ярослав Лисоволик.

По словам представителя ЕАБР, страны испытывают двойное бремя, так как экспорт и импорт становится более дорогим из-за высоких транспортных издержек.

Согласно эмпирическим оценкам международных организаций, продолжил Я. Лисоволик, экономики стран, не имеющих выхода к морю, растут медленнее на 1,5%. Их товарооборот в среднем на 30% ниже, транспортные издержки примерно в два раза выше, чем у стран с выходом к морю.

Создание транспортно-логистических хабов могло бы частично решить трудности, связанные с географией. Сергей Рахманов предложил с использованием активов заинтересованных стран, например, Японии, создавать инфраструктуру на Дальнем Востоке. «Была идея создать мощнейший продовольственный кластер с использованием наших наработок в сельском хозяйстве. Беларусь здесь имеет преимущества по всем отраслям сельского хозяйства», – подчеркнул Рахманов.

Возможность преодоления географического вызова Ярослав Лисоволик видит в развитии БРИКС, который пока рано «хоронить» и можно использовать как «один из самых подходящих форматов с географической и экономической точки зрения для интеграции развивающихся стран».

Факторы экономической дестабилизации


Важнейшим инструментом для преодоления континентальной изолированности является развитие системы союзов и интеграционных проектов, снижающих издержки и ускоряющих торговлю. Однако признания ЕАЭС со стороны Запада пока нет, а сопряжение с китайской инициативой «Один пояс – один путь» на деле пока остается риторикой, далекой от исполнения, считает директор Информационно-аналитического центра по изучению постсоветского пространства МГУ имени М.В.Ломоносова Сергей Рекеда. «Основная задача – сделать так, чтобы Евразийский экономический союз нельзя было игнорировать внешним игрокам из-за его экономического развития», – подчеркнул С. Рекеда.

Основные направления торговли ЕАЭС – это Европейский союз и страны Азиатско-Тихоокеанского экономического сотрудничества и, прежде всего, Китай, торговля с которыми уже превышает европейское направление. По данным 2016 г., 60% экспорта ЕАЭС составляют минеральные удобрения, в то время как 43% импорта – транспортные средства и продукция машиностроения.

«По сути, идет обмен сырья и энергоресурсов на технологии. С одной стороны, это сочетаемость двух экономик, однако, на мой взгляд, интеграция должна заключаться в технологической кооперации», – считает эксперт.

«Постсоветские проекты не должны зацикливаться на факторе внешнего признания, потому что, если есть рыхлость внутри интеграционного объединения, никто не будет заинтересован в разговоре с ним на равных», – отметил научный сотрудник Института философии НАН Петр Петровский.

Не осталось в стороне обсуждения и серьезное дестабилизирующее воздействие на экономики стран Союза падение курса российского рубля в 2014 г. «Политику слабого рубля я вижу как одну из угроз региональной экономической безопасности. Последние несколько лет это был один из наиболее негативных факторов на нашем пространстве», – отметил Я. Лисоволик.

«Когда в 2014 г. резко упал курс рубля, белорусские предприниматели и торговые структуры стали скупать сельскохозяйственную продукцию в России, хотя сами они специализируются на ее производстве в рамках Евразийского союза. То же самое имело место и в отношениях с Казахстаном. В результате оба партнера понесли потери от сокращения экспорта из-за внезапно усиливающейся конкуренции российских сельскохозяйственных производителей», – добавил заведующий Отделом экономических исследований Института Европы РАН Анатолий Бажан. По мнению эксперта, России следует вновь перейти к политике поддержки курса рубля.

«Точки роста»


Участники экспертной встречи обсудили различные подходы к обеспечению экономической безопасности, существующие в странах Евразийского экономического союза. Главный редактор «Евразия.Эксперт» Вячеслав Сутырин обратил внимание, что переход к низкоуглеродной экономике фиксируется недавно принятой в России Стратегией экономической безопасности как реально оказывающая влияние на мировую экономику тенденция. Очевидно, что она существенно скажется не только на доходах бюджета России, но и Беларуси и Казахстана, в которых увеличится удельный вес несырьевых товаров в экспорте. Российская стратегия предписывает разработку к 2019 г. перечня конкретных мер по преодолению критической зависимости от импортных поставок научного и производственного оборудования. «Следовательно, у нас есть окно возможностей до 2019 г. чтобы предложить союзные проекты, которые будут учтены в российской стратегии экономической безопасности, а может даже поставить вопрос о разработке стратегии безопасности Союзного государства или ЕАЭС», – подчеркнул В. Сутырин. Другим пространством для расширения взаимодействия является сотрудничество регионов.

По словам декана факультета социальных и политических наук БГУ Вадима Гигина, 3,5 млн рабочих мест было создано в результате союзного строительства, причем, подавляющее количество – в регионах. «Прямое сотрудничество [в формате] «Беларусь-российские регионы» является наиболее перспективным на сегодняшний день», – заявил В. Гигин.

Немаловажным является и научное сотрудничество для обеспечения экономической безопасности через сокращение технологического отставания. «Низкая наукоемкость ВВП как у России, так и у Беларуси является хронической проблемой», – отметил В. Гигин.

По мнению заведующей отделом мониторинга социально-экономического развития Института экономики НАН Беларуси Татьяны Садовской, одним из решений данной проблемы могло бы стать согласование и гармонизация приоритетов научно-исследовательской деятельности на основе серии форсайт-проектов и формирования совместных программ. Также, по ее мнению, необходима организация на базе наиболее технологически продвинутых производств совместных кафедр для подготовки специалистов.

Недостаточное информационное сопровождение во многом объясняет наличие сегодняшних проблем, считает директор Института международных отношений и мировой истории Университета Лобачевского Михаил Рыхтик.

«Ни в России, ни в Беларуси в полной мере не осознают, что это актуальная животрепещущая тема. Единственный вариант решения – это создание благоприятного шума вокруг тех проблем, которые мы обсуждаем», – отметил М. Рыхтик.

«Ни Россия, ни Беларусь не умеют себя «продавать», – заявил С. Рахманов. – Мы пытаемся сейчас изменить ситуацию и строить имиджевую политику, но нам надо делать это вместе». По словам сенатора, сегодня в России много дезинформации о Беларуси. В Беларуси, в свою очередь, сохраняется недостаток позитивной информации о России.

Комментарии
15 Октября
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

В чем разница между каталонским и белорусским национальными движениями и их дистижениями.

Инфографика: Военно-морские силы США в Европе
инфографика
Цифра недели

27,8%

составил рост товарооборота в ЕАЭС в январе-июле 2017 г. по сравнению с январем-июлем 2016 г. и достиг $29,6 млрд – Евразийская экономическая комиссия