29 Ноября 2016 г.

Экономические возможности для Армении и Евразийского союза - аналитический доклад

Экономические возможности для Армении и Евразийского союза - аналитический доклад
Председатель Коллегии ЕЭК Тигран Саркисян и Президент Армении Серж Саргсян.
Фото: hayernaysor.am

В октябре в Москве состоялось расширенное заседание Российско-белорусского экспертного клуба с участием экономистов из стран ЕАЭС. Обсуждалось развитие Евразийского союза в условиях экономического кризиса. В ходе заседания с докладом выступил доктор экономических наук, профессор Ашот Тавадян, руководитель исследовательской группы, готовившей для правительства Армении заключение о последствиях вступления страны в ЕАЭС для национальной экономики. С любезного разрешения автора «Евразия.Эксперт» публикует доклад о ключевых шагах для развития экономики Армении и Евразийского союза в целом, представленный Ашотом Тавадяном в октябре в Москве.

Для развития Армении соотношение экспорта к ВВП должно достичь 30%. Сейчас этот показатель составляет 16%. Это должно быть главной целью. В противном случае, существенного развития в Армении не будет, ибо для страны с малой экономикой внутренний рынок весьма ограничен.

Ежегодный объем экспорта составляет $1,5 млрд, а в этом году этот показатель достигнет $1,6 млрд. Необходимо довести эту цифру до $3 млрд. Только в этом случае возможно решить социальные проблемы Армении, в том числе в военно-промышленной сфере.

Ключевую роль в росте экспорта играет его структура. Основная перспектива роста экспорта готовой продукции, у которой высокий процент добавленной стоимости –  это поставки в Россию. Объемы поставок в Россию и ЕС примерно равны: но в Евросоюз Армения экспортирует главным образом сырье.

По данным НСС, объем экспорта за первое полугодие 2016 г. составил $815 млн, увеличившись на 16,7% по сравнению с аналогичным периодом 2015 г. В первом полугодии 2016 г. экспорт из Армении в ЕАЭС вырос на 83,7% (составив $174,6 млн).

При этом экспорт из Армении в Россию за отчетный период вырос на 87,5% (до $168 млн). Фактически общий рост экспорта был обеспечен за счет роста экспорта в Россию, тем более при неблагоприятных ценах на цветные металлы, экспортируемые в основном в Евросоюз.

Такой показатель внушает оптимизм и позволяет предполагать, что бизнесу Армении удалось преодолеть те неопределенности в понимании процедур экспорта в республики ЕАЭС, которые существовали в 2015 г. – в первый год членства Армении в Союзе.

Отметим, что в экспорте традиционно преобладают коньяк и сельскохозяйственная продукция (фрукты и овощи, рыба, сыр).

Причины роста экспорта из Армении в ЕАЭС следующие:

  • Подписание соглашения с ЕАЭС о снятии таможенных пошлин.
  • Упрощение всех процедур – от оформления и получения лицензий на экспорт до таможенного оформления.
  • Стабилизация курса российского рубля: в январе 2016 г. курс составлял 77 р. за 1$, а в октябре – 63 р. за 1$. Фактически рубль укрепился на 22%. Соответственно настолько же повысилась валютная выручка экспортеров в Россию.
  • Снижение цен на газ. Цены на газ снизились с 165$ до 150$ за 1000 куб. м. Для конечных потребителей цена снизилась с 156 драмов до 146.7 драмов (на 6%), что дало определенный эффект для тепличных хозяйств.
  • Свою роль сыграли и ответные санкции России, расширившие возможность экспорта продуктов в Россию.

Необходимо использовать все возможности, созданные договором о ЕАЭС и позицией Армении в Евразийской экономической комиссии для создания совместных предприятий как с российскими, так и с китайскими и иранскими партнерами. Имеются перспективы армянско-российского сотрудничества в сфере машиностроения, электротехники и приборостроения, в привлечении китайских инвестиций в производство стройматериалов и строительство плавилен меди. Отмечается заинтересованность иранской стороны в создании совместных предприятий в сфере бытовой химии и пищевой промышленности.

Данный результат можно считать позитивным на фоне санкций, применяемых к России, и уровнем цен на нефть, что является вызовом для ЕАЭС.

Сокращение бюджетных доходов в валюте, снижение покупательной способности в России оказало определенное влияние на российский спрос на экспортируемую готовую продукцию из других стран ЕАЭС.

Необходимо скорректировать приоритеты экономической политики, четко определить и согласовать ее цели, сформулировать новую модель развития экономики для стран ЕАЭС и спрогнозировать ожидаемые результаты.

Закон РФ «О промышленной политике» является базовой основой для идентификации России как не просто крупной региональной страны, а державы с крупнейшим потенциалом в сферах экономики, обеспечивающих новую индустриализацию. Это необходимо России, а также и всем членам ЕАЭС.

Ведь страны с малой экономикой, как показывает и мировой опыт, обычно не могут занять достойную нишу в сфере современной индустриализации без емкого рынка, согласованной экономической политики и сложения своего финансового и ресурсного потенциала.

Тавадян.jpg

Ашот Тавадян. Источник: http://ru.armeniasputnik.am/.

В то же время, санкции могут быть стимулом развития инновационной промышленности, причем не только в России, но и в других странах ЕАЭС. Конечно, необходимо, соответственно Договору о ЕАЭС, проводить согласованную экономическую политику и в данной сфере.

Кроме санкций имеются вызовы, связанные с несогласованностью макроэкономической политики стран ЕАЭС. Как показывает мировая практика, в частности Маастрихтские критерии, ряд показателей играют ведущую роль при интеграции. В Договоре о ЕАЭС они в основном отражены в разделе XIII «Макроэкономическая политика» и в разделе XIV «Валютная политика», которые имеют ключевое значение для проведения согласованной экономической политики и выполнения целей Договора о ЕАЭС.

Если по государственному долгу и дефициту государственного бюджета в странах ЕАЭС нет проблем, то по инфляции и курсу национальных валют отмечается существенная несогласованность.

В статье 63 раздела XIII «Основные макроэкономические показатели, определяющие устойчивость экономического развития» отмечено, что уровень инфляции не должен превышать более чем на 5 процентных пунктов уровень инфляции в государстве ЕАЭС, в котором этот показатель имеет наименьшее значение.

Однако, как мы видим, данное условие не выполняется. Инфляция в России, Беларуси и в Армении существенно различается. Чтобы избежать инфляции выше 5,5%, ЦБ Республики Армения вынужден стабилизировать курс – кстати, за счет займов МВФ. Ибо импорт у нас в три раза превосходит экспорт.

В результате растет государственный долг, теряем в золотовалютных резервах и экспорте, имеем высокую ставку рефинансирования и самый низкий уровень монетизации в ЕАЭС. Не следует платить такую цену. 

При этом, если бы инфляция была выше, то потери оказались минимальными. В России также следует принять дополнительные меры для снижения уровня инфляции. Эти взаимные меры способствовали бы росту товарооборота – и при этом были бы выполнены ключевые требования договора.

Валютная политика в странах ЕАЭС должна согласовываться по разделу XIV «Валютная политика», а также соответствующему приложению N15 «О мерах, направленных на проведение согласованной валютной политики». Первоочередная конкретизация данного раздела чрезвычайно важна.

При четком выполнении ключевых статей Договора в странах ЕАЭС явно целесообразен переход на расчеты в рублях в торговле стратегическими товарами и отказ от привязки к доллару, что позволит интенсифицировать взаимные расчеты в национальных валютах и сократить «долларизацию». Следует проводить взаимную торговлю стратегическими товарами на базе рубля без привязки к доллару.

Данное предложение непосредственно следует из Договора о Евразийском экономическом союзе. В этом аспекте чрезвычайно важное значение принимает статья 64 Договора, где представлены цели и принципы согласованной валютной политики стран ЕАЭС. 

Необходимо подчеркнуть следующий фактор. При неприменении на практике взаиморасчетов в национальной валюте, хотя бы по определенному сегменту продуктов, у центральных банков стран ЕАЭС не будет ясного стимула для четкого выполнения требований Договора о ЕАЭС, а также согласования и принятия соответствующих нормативов и документов.

Отметим, что взаиморасчеты в национальных валютах прямо способствуют проведению согласованной и более рациональной политики плавающего курса.

Данная мера необходима в первую очередь для того, чтобы обезопасить экономику от колебаний национальных валют к доллару, снизить уровень долларизации в странах ЕАЭС, а также затраты на конвертацию.

Для того же, чтобы ни одна из стран не получала существенного преимущества от колебания национальных валют, крайне необходимо выполнять требования Договора о ЕАЭС о валютной политике и, в первую очередь, конкретизировать их. Страны ЕАЭС этим шагом способствуют также решению определенных в статье 4 Договора «Целей Союза» - всесторонней модернизации, кооперации и повышения конкурентоспособности национальных экономик в условиях глобальной экономики. Очевидно, что, без согласованной денежно-кредитной и особенно без координации валютной политики, вышеуказанной цели достичь невозможно.

В кризисной ситуации важное значение приобретает и уровень коррупции в странах ЕАЭС. Его нельзя считать удовлетворительным. При максимально возможном индексе восприятия коррупции в 100 баллов, Армения среди 167 стран занимает 95-ое место с значением индекса 35. У других стран ЕАЭС индекс восприятия коррупции еще ниже. Беларусь занимает 107 место с оценкой 32, Россия – 119 место с оценкой 29, Казахстан и Кыргызстан – 123 место с оценкой 28.

Быстрое преодоление критического порога оценки 50 из возможных 100 баллов в индексе восприятия коррупции должно стать ориентиром для стран ЕАЭС. Это чрезвычайно важно, ибо при такой ситуации коррупционная составляющая в цене – примерно 10%, а для товаров, имеющих монопольный характер, даже выше. Такое состояние коррупции прямо влияет не только на социальное положение в странах ЕАЭС, но и на конкурентоспособность национальных экономик, повышение которой - одна из целей Союза.

Необходимо разработать согласованные меры по противодействию коррупции. Здесь свою роль может сыграть и статья 69 «Транспарентность» Договора о Евразийском экономическом союзе.

Неэффективность, тем более коррупционные проявления, должны быть сведены к минимуму изначально. Это намного результативнее, чем вольно или невольно допускать коррупционные риски и только после этого контролировать и выявлять злоупотребления. Давно назрела необходимость антикоррупционной экспертизы, в особенности законов, регулирующих экономическую деятельность.

Снижение зависимости от валют других стран и повышение роли рубля во внешнеэкономических расчетах оправданно. Однако это не даст эффекта, если не будет проводиться согласованная денежно-кредитная политика.

Необходим поэтапный переход к тому, чтобы в странах Евразийского экономического союза инфляция была не выше 5%. Снижение же курса национальных валют относительно курса валют США и Евросоюза должно соответствовать инфляции.

При этом следует обеспечить рост монетизации и иметь согласованную ставку рефинансирования. Чрезвычайное значение имеет четкое выполнение договорных обязательств, в частности по вопросам внедрения, а также инфляции и валютной политики. Если в силу объективных обстоятельств невозможно исполнить соответствующие договорные обязательства, то их нужно скорректировать.

Формирование ЕАЭС пойдет по лучшему сценарию, если Союзу удастся осуществить ключевые требования договора о ЕАЭС и проводить скоординированную промышленную политику и согласованную налогово-бюджетную, денежно-кредитную, в особенности валютную, политику.

Также чрезвычайно важно разработать и согласовать меры по эффективному противодействию коррупции. Конечно, тут играет свою роль координация социальной, да и внешней политики. Ключ к успеху  интеграции стран Евразии и укреплению их экономической безопасности в первую очередь зависит от этих сфер.

Ашот Тавадян, доктор экономических наук, профессор, руководитель авторского коллектива по исследованию интеграционных процессов

Комментарии
15 Августа
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Санкции США создают новые риски для стран ЕАЭС, но Беларусь и Казахстан могут выиграть.

Инфографика: Сухопутные войска США в Европе
инфографика
Цифра недели

$272,3 млн

составил торговый оборот между Казахстаном и Кыргызстаном в январе-мае 2017 г., что на 38,4% выше, чем за аналогичный период 2016 г. – Правительство Казахстана