31 Октября 2018 г.

Экономический альянс Индии и Евразийского союза зависит от Ирана – индийский эксперт

Экономический альянс Индии и Евразийского союза зависит от Ирана – индийский эксперт

В июне 2017 г. на Петербургском международном экономическом форуме был дан официальный старт переговорам по заключению соглашения о зоне свободной торговли (ЗСТ) между ЕАЭС и Индией. Страны союза, такие как Беларусь, Россия и Казахстан, уже и так активно сотрудничают с Нью-Дели во многих сферах, а ЗСТ позволит нарастить торговлю еще сильнее. Однако, по мнению научного сотрудника Центра центрально-евразийских исследований Мумбайского университета (Индия) Пратамеша Карле, полное раскрытие потенциала ЗСТ возможно только при условии транзита через Иран, чему могут помешать американские санкции. Собеседник «Евразия.Эксперт» рассказал о том, в каких сферах Нью-Дели сотрудничает со странами ЕАЭС, какие проекты Индия реализует в Центральной Азии и как она относится к китайской инициативе «Один пояс – один путь».

- Господин Карле, по заявлению министра торговли и промышленности Индии, в скором времени будет подписано соглашение о создании зоны свободной торговли (ЗСТ) между ЕАЭС и Индией. Как вы оцениваете перспективы сотрудничества двух сторон?

- Евразийский регион – это часть «расширенного соседства» Индии, и поэтому он будет становиться все более важным для индийской внешней политики по множеству причин. Консультации по вопросу создания ЗСТ продолжаются, решаются различные вопросы. У Индии есть некоторые возражения касательно электронной торговли. Пока Индия согласилась обсудить вопросы двустороннего сотрудничества и поделиться лучшими практиками электронной торговли с ЕАЭС.

Транзит через Иран – важнейший аспект полного использования потенциала ЗСТ.

Многочисленные антииранские санкции с четвертого ноября будут включать и проведение финансовых транзакций Центробанком Ирана, портовые операции, страхование и т.д. Поэтому Резервный банк Индии не может точно сказать, будут ли индийские грузы, предназначенные для России и Центральной Азии, проходить через Бендер-Аббас (Иран). Многие банки не ведут переговоры о таких сделках, что влияет на торговлю. Поэтому многое зависит от того, будет ли для Индии сделано исключение, когда вступят в силу ноябрьские санкции.

Выгода Индии от заключения договора о ЗСТ состоит в том, что ее текстильная промышленность, фармацевтика, IT, мясные продукты и технические изделия станут лучше экспортироваться. Экспорт чая, в котором Индии приходилось соперничать со Шри-Ланкой, также будет увеличен.

- Что Индия может предложить рынкам ЕАЭС?

- Учитывая динамику индийского экспорта в страны ЕАЭС и опыт Индии в отдельных отраслях, она может предложить ЕАЭС инвестиции в производство изделий из ткани и кожи, продукцию земледелия, IT-сервисы, нефть и газ, фармацевтику, стальное и железное производство, здравоохранение, высшее образование и т.д.

В 2017 г. ЕАЭС запустил общий рынок лекарственных средств, что было крайне важно для доступа Индии к фармацевтическому рынку региона.

- Сегодня Индия активно сотрудничает с республикой Беларусь. Каков товарооборот двух сторон? В каких областях стороны реализуют общие проекты?

- Двусторонние отношения Беларуси и Индии очень теплые и сердечные, а в 2015 г. они получили новый толчок, что выразилось в частых визитах индийских президентов в страну в 2015 г. и в 2017 г. Двусторонняя торговля находится на уровне $400 млн с положительным сальдо для Беларуси.

Калийные удобрения жизненно необходимы миллионам индийских фермеров, и Индия очень зависит от ежегодных поставок Белорусской Калийной Компании (БКК), крупнейшего в мире экспортера калийных удобрений.

В 2016 г. БКК и индийская компания Potash Limited подписали соглашение о намерениях, касающееся ежегодных поставок калия в Индию в 2016-2020 гг. Индия часто выражала интерес в участии индийских компаний, производящих удобрения, в совместном производстве с белорусскими компаниями. Несколько раз она также хотела заключить долгосрочные контракты в сфере импорта калийных удобрений, однако это направление не получило развития.

Индия и Беларусь сегодня сотрудничают в рамках трех совместных предприятий в фармацевтическом секторе с привлечением примерно $3 млн инвестиций со стороны индийских компаний. Строительство четвертого завода в сотрудничестве с индийской фармацевтической компанией Ciplа будет начато в скором времени. Cipla объявила, что намеревается вложить $1 млн в строительство научно-исследовательского центра по производству медикаментов на базе Национальной Академии Наук Беларуси. Центр должен быть открыт в 2020 г. и будет использовать индийское сырье и технологии. Ожидается, что он будет производить наиболее продвинутые медикаменты, при этом в нем будет осуществляться полный цикл производства – от научной идеи до изготовления продукта.

Существуют планы создания белорусско-индийского производственного и инвестиционного кластера в деревне Болбасово в Витебской области. Этот район в Беларуси – одна из свободных экономических зон ЕАЭС.

БелАЗ также выражал интерес в тендере индийской компании Coal India на производство тяжелой техники.

- Какие крупные проекты (нефтяные, газовые, транспортные) Индия реализует в Центральной Азии и что планирует реализовать в будущем?

- Главнейшее достижение Индии в энергетическом секторе – это получение индийской компанией OVL (ONGC Videsh Limited) 25% акций в разработке казахстанского нефтяного месторождения Сатпаев. Однако, учитывая отсутствие коммерческих запасов нефти, которое показывали пробы с 2015 г., OVL выразила желание выйти из проекта.

В транспортном секторе Индия в данный момент сосредоточена на развитии транспортной связности в ирано-афганском секторе.

Она намерена построить железную дорогу протяженностью 610 км от Чехбехара до Захедана. После этого ее свяжут с Заранджем в Афганистане. Индия также исследует возможности участия в проекте железной дороги Мазари-Шариф – Герат, которая сделают для Афганистана и Узбекистана более доступным порт Чехбехар, а также свяжет Индию и Узбекистан. Присоединение Индии к Ашхабадскому соглашению и ее решение присоединиться к конвенции МДП подстегнут реализацию существующих и инициализацию новых проектов.

- Недавно прошла встреча премьер-министра Индии Нарендры Моди и президента Узбекистана Шавката Мирзиёева. Как сегодня развивается сотрудничество двух стран, в каких сферах?

- Узбекистан проходит через интересную фазу развития в результате смены власти, страна стала более открыта сотрудничеству с соседями и наладила политический диалог, который в будущем трансформирует этот регион. Недавний визит узбекского президента прошел очень вовремя и еще более углубил понимание по вопросам безопасности и региональным проблемам, например, в Афганистане. Индия считает Узбекистан важным партнером в решении афганского конфликта.

Стратегическое положение Узбекистана остается важным для Индии с точки зрения доступа на евразийский рынок. А развитие Индией порта Чехбехар дает Узбекистану выход к судоходным маршрутам Индийского океана.

Узбекистан выражал интерес в том, чтобы стать участником трехстороннего соглашения Индии, Ирана и Афганистана от 2016 г. по порту Чехбехар.

Двусторонняя торговля находится на довольно низкой отметке в $350 млн с большим дефицитом с узбекской стороны. Были запущены переговоры по соглашению о преференциальной торговле. Недавно в Андижанской области была создана узбекско-индийская свободная фармацевтическая зона. Узбекистан выражал интерес в создании IT-парка в сотрудничестве с индийскими компаниями. Фармацевтика и IT – основные области индийских инвестиций в страну. В перспективах к ним присоединятся гостиничный бизнес, сельское хозяйство, сотрудничество в космосе и т.д.

- Сообщается, что индийская компания VH GROUP планирует вложить более $1 млрд в птицеводство Казахстана. К каким еще секторам казахстанской экономики Индия проявляет интерес?

- VH GROUP объявила о планах создания биотехнического парка в Казахстане, который будет также включать и лабораторию по производству вакцин.

Фармацевтическая и медицинская продукция составляет примерно 40% всего экспорта Индии в Казахстан. Он остается крупнейшим партнером страны в Центральной Азии, двусторонний товарооборот достигает $1 млрд с дефицитом со стороны Индии.

Индия инвестирует в нефть, газ, банковский сектор, ресторанный бизнес, туризм, разработку программного обеспечения, фармацевтику и т.д. Индийские компании выражали интерес в управлении крупными аэропортами Казахстана, в сотрудничестве на базе Международного финансового центра «Астана» и технопарка IT-стартапов «AstanaHub».

- Каково отношение к китайскому проекту «Один пояс – один путь» в Индии? Как вы оцениваете перспективы сотрудничества Китая и Индии в рамках этого проекта и ШОС?

- Индия часто высказывалась против данного проекта, поскольку он нарушает ее территориальную целостность. В декларации саммита ШОС в Циндао Индия не была в списке стран, выразивших одобрение китайскому проекту. Возражения Индии связаны с одним из коридоров проекта – Китайско-пакистанским экономическим коридором (КПЭК), который проходит через территорию провинции Кашмир, оккупированную Пакистаном.

Индия считает, что китайский проект имеет более глубокую геополитическую мотивацию, которая сделает государства Центральной Азии слишком зависимыми от китайских кредитов и загонит их в долговую яму.

При этом Индия может сотрудничать с Китаем в рамках ШОС в проекте транспортной связности Евразии, не являющимся частью инициативой «пояса и пути». Это позволило бы не только дать импульс региональным интеграционным проектам через платформу ШОС, но также построить доверие, необходимое для таких проектов. Формирование Совета по транспортным коммуникациям Центральной Азии, предложенное президентом Узбекистана Шавкатом Мирзиёевым, может предоставить необходимую структуру для осуществления подобных проектов.

Комментарии
28 Октября
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Беларусь записали в один ряд «прифронтовых государств» с Украиной и Грузией для противодействия России и Китаю.

Инфографика: Отношение к евразийской интеграции
инфографика
Цифра недели

₽6,7 млрд


составит бюджет Союзного государства Беларуси и России в 2019 г., что эквивалентно $101,4 млн. В 2018 г. бюджет Союзного государства составил $104,9 млн при профиците в $3,1 млн