16 Августа 2017 г.

Экс-посол Ирана: «Тегеран и ЕАЭС подпишут соглашение о свободной торговле»

Экс-посол Ирана: «Тегеран и ЕАЭС подпишут соглашение о свободной торговле»
Президент Ирана Хасан Рухани
Фото: ibtimes.co.uk

Иран и Евразийский экономический союз (ЕАЭС) намерены до конца 2017 г. создать зону свободной торговли. Однако у Беларуси возник ряд вопросов по соглашению. Иранский политолог, экс-посол Ирана в Азербайджане Ашраф Сулеймани рассказал в интервью корреспонденту «Евразия.Эксперт», какие претензии есть у Беларуси к соглашению о свободной торговле с Ираном, допустил, что Россия и Иран могут совместно ответить на санкции США. Пользуясь возможностью, мы также поговорили с экс-дипломатом о том, почему Иран перестал покупать туркемнский газ и какую политику Тегеран собирается проводить в Центральной Азии.

- Первый вице-премьер РФ Игорь Шувалов заявил, что между Евразийским экономическим союзом (ЕАЭС) и Ираном до конца года может быть подписано соглашение о свободной торговле. Однако он отметил, что некоторые вопросы в ходе переговоров возникли у белорусской стороны. На ваш взгляд, какие противоречия могли возникнуть и как их можно решить?

- Пока никто из официальных лиц в своих заявлениях ясно не озвучивал свои мысли по поводу тех самых сложностей, о которых сказал Игорь Шувалов. Но, как следует из его заявления, сложности возникли по сельскохозяйственному досье. Возможно, полностью не утвержден список сельскохозяйственных товаров, которые Иран будет экспортировать (или импортировать) в страны-члены ЕАЭС. Не исключено, что еще не согласованы наименования сельхозпродуктов, на которые будут распространяться условия зоны свободной торговли.

Как известно, зона свободной торговли предусматривает отмену таможенных пошлин. Причем, в большинстве случаев условия зоны свободной торговли распространяются на все товары за исключением продуктов сельского хозяйства.

То, что белорусская сторона предложила вернуться к некоторым вопросам, говорит о том, что противоречия по сельскохозяйственному вопросу возникли между Ираном и Беларусью. Здесь очень важно, чтобы учитывались интересы как Ирана, так и всех стран-членов ЕАЭС.

Но я думаю, что какие бы сложности не возникали, все стороны в итоге придут к общему компромиссу. Иран и ЕАЭС подпишут соглашение о зоне свободной торговли. Насколько я знаю, инициатива о создании зоны свободной торговли была высказана иранской стороной. Тегеран и прежде выражал свою заинтересованность в ЗСТ. Будет ли подписано соглашение до конца текущего года – это зависит от того, насколько быстро решится вопрос касательно тех самых сложностей, о которых говорит Шувалов. Но я не вижу серьезных проблем и думаю, что Иран и ЕАЭС подпишут соглашение о ЗСТ.

- Как сегодня развивается торгово-экономическое сотрудничество между Ираном и Беларусью?

- Уровень товарооборота между Ираном и Беларусью оставляет желать лучшего. За последние три года иранский экспорт в Беларусь составил $4-5 млн, а белорусский экспорт в Иран – $50-60 млн. Только в январе-ноябре 2016 г. товарооборот Беларуси и Ирана составил около $45 млн, снизившись к аналогичному периоду 2015 г. примерно на 35%. А вот в 2012-2012 гг. и 2014 г. двусторонний товарооборот превышал эту цифру, находясь на уровне $100 млн. при традиционном доминировании белорусского экспорта. Что касается экспорта товаров, Иран в основном поставляет в Беларусь фрукты, сухофрукты, медицинские приборы, медикаменты. В 2015 г. в экономику Беларусь поступило около $17 млн. иранских инвестиций, в первой же половине 2016 г. – около 12 млн. долларов.

- Как повлияют американские санкции на экономику Ирана и России?

- Я не исключаю, что Россия и Иран примут совместные меры в ответы на санкции Соединённых штатов. Тем более недавно в Тегеране с официальным визитом побывал заместитель председателя правительства России Дмитрий Рогозин.

Иран, со своей стороны, уже начал принимать ряд ответных мер – выделено $520 млн на развитие ракетной программы. Президент Хасан Роухани предупредил американцев, что Иран может выйти из соглашения по ядерной программе.

Поскольку санкции были приняты совсем недавно, пока рано говорить о том, в какой степени экономика Ирана ощутит их последствия на себе. Европа пока не присоединилась к американским санкциям – [там] многие страны выступают против санкций, как в отношении Ирана, так и в отношении России, поскольку знают, что эти санкции затрагивают интересы и европейцев.

Более того, в самих США есть ли силы, которые не в восторге от санкций в отношении и Ирана и России. Хочу сказать, что антииранские санкции направлены против ядерного соглашения, и тем самым сами же американцы нарушают этот договор. Но Иран и Россия, естественно, не будут сидеть сложа руки. В таких ситуациях странам следует объединять свои усилия, в частности, экономические.

- Несколько дней назад между Ираном и Душанбе разразился серьезный скандал. По государственному телевидению Таджикистана был продемонстрирован документальной фильм о финансировании Ираном террористов во время гражданской войны в 1990-х гг. в этой стране. Так ли это?

- Посольство Ирана в Таджикистане опровергло эту информацию. Такой поддержки не было и быть не может быть. По всей видимости, таджикское правительство пытается отвлечь внимание своей общественности от внутренних проблем в стране. В Таджикистане имеются определенные проблемы с демократией, нарушаются права граждан, недовольных курсом власти, представителей оппозиции отправляют в тюрьмы.

Сегодня Таджикистан переживает экономические и политические проблемы. Ведь не зря же Саудовская Аравия выделила этой стране несколько миллионов долларов на строительство школ, административных зданий.

Я считаю, что подобная риторика Таджикистана, в первую очередь, может навредить самому Душанбе, а не Тегерану. Иран всегда отрыт к диалогу, к сотрудничеству, у иранцев нет злых умыслов в отношениях с Таджикистаном. Конечно, было бы хорошо, если подобного рода вопросы решались путем диалога, а не путем открытых обвинений в адрес одной страны.

- Раз уже мы заговорили о Таджикистане. Позвольте вас спросить о регионе Центральной Азии, к которому растет интерес Китая, Индии и Ирана. Сужается или расширяется иранское присутствие в данном регионе?

- Как показывает практика, исторически Иран, как и другие страны, проявлял интерес к Центрально-азиатскому региону. Конечно, были периоды повышенной активности и периоды низкой активности нашей дипломатии в Центральной Азии, что было обусловлено характером взаимоотношений между странами региона. В частности, натянутые отношения были с Таджикистаном, Узбекистаном и Туркменистаном. С Кыргызстаном и Казахстаном же не было серьезных разногласий и проблем.

Политическое присутствие Ирана в регионе далеко не обширное, да и никогда не было обширным. Сегодня влияние Ирана слабое не только в регионе Центральной Азии, но и в регионе Южного Кавказа. Конечно, Иран поддерживает сотрудничество с Грузией, Азербайджаном и Арменией. Порой говорят, что Иран и Армению связывает прочное экономическое сотрудничество, но это далеко не так. Двусторонний товарооборот между странами составляет примерно $300-350 млн.

Я думаю, что Иран должен усиливать торгово-экономическое сотрудничество и со странами региона Южного Кавказа. Возможно, какие-то страны вышеуказанных регионов не идут на активное сотрудничество с Ираном из-за влияния на них третьих стран. Но этот фактор не должен сдерживать их от наращивания торгового сотрудничества с Ираном.

- Почему у Тегерана натянутые отношения с Душанбе и Ашхабадом?

- В прошлом Иран вложил немало инвестиций в Таджикистан – построил плотины, электрические станции, прочие объекты различного назначения. Но в этой стране нашлись силы, которые обвинили Иран в поддержке, сотрудничестве с какими-то исламскими группировками. Религиозный вопрос политизировали. Политизация религии является главным фактором, сдерживающим процесс нормализации ирано-таджикских отношений. Проблема только в этом. Если урегулировать этот вопрос и восстановить взаимное доверие, то отношения двух стран могут развиваться в духе взаимного уважения.

Что же касается Туркменистана, то эта страна также немного настороженно относится к Ирану в религиозном вопросе. Здесь опять та же проблема – политизация религии. Но есть и газовый фактор. Туркменистан неправильно поступил по отношению к Ирану в газовом вопросе. Наоборот, покупка Ираном туркменского газа пошла бы на пользу этой страны. Ведь Ашхабад всегда зависел от России. А Туркменистан взял и отключил газ Ирану в зимний период, создав нам определенные неудобства. Потом туркменская сторона нам заявила, что собирается повышать цены на газ. Но Иран решил эту проблему – в случае отключения туркменского газа северные провинции уже не остаются без газа, Иран сам удовлетворяет их потребности в топливе.

Государства должны провести встречи на официальном уровне и за столом переговоров обсудить беспокоящие их вопросы, чтобы не остались нерешенных вопросов.

- Недавно стало известно, что Тегеран ведет с российскими, норвежскими и китайскими компаниями переговоры относительно разработки нефтегазовых месторождений южной части Каспийского моря, в частности, спорного месторождения «Сардар Джангал». Может ли Тегеран начать разработку данного месторождения, невзирая на недовольства Азербайджана и Туркменистана? И каковы могут последствия?

- Пока не могу судить, насколько это реально. Ранее Иран пытался провести определенные исследования на месторождении «Сардар Джангал». Между Азербайджаном и Ираном было достигнуто соглашение, что никто из стран не будет использовать ресурсы, пока не решится правовой статус месторождения.  Аналогичное соглашение существует  между Азербайджаном и Туркменистаном.

Естественно, чтобы дело не дошло до публичного скандала, все стороны – и Иран, и Азербайджан, и Туркменистан – должны решить правовой статус этого месторождения и прочих спорных месторождений путем диалога, за столом переговоров. Причем, нужно решить этот вопрос как можно скорее, поскольку не урегулирование правого статуса спорных месторождений вредит отношениям этих стран. Я иного пути не вижу –  необходимо совместно решать этот вопрос.

Беседовал Сеймур Мамедов

Комментарии
14 Ноября
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Полностью отказаться от прибалтийских портов Беларусь не планирует.

Инфографика: Военно-морские силы США в Европе
инфографика
Цифра недели

$6,7 млрд

составил объем иностранных инвестиций в реальный сектор экономики Беларуси за первые 9 месяцев 2017 г., что на 6,4% больше, чем за аналогичный период 2016 г. Основными инвесторами выступили компании из России (40,6%), Великобритании (26,6%) и Кипра (7,1%) – Белстат