16 Августа 2017 г.

Экс-посол Ирана: «Тегеран и ЕАЭС подпишут соглашение о свободной торговле»

Экс-посол Ирана: «Тегеран и ЕАЭС подпишут соглашение о свободной торговле»
Президент Ирана Хасан Рухани
Фото: ibtimes.co.uk

Иран и Евразийский экономический союз (ЕАЭС) намерены до конца 2017 г. создать зону свободной торговли. Однако у Беларуси возник ряд вопросов по соглашению. Иранский политолог, экс-посол Ирана в Азербайджане Ашраф Сулеймани рассказал в интервью корреспонденту «Евразия.Эксперт», какие претензии есть у Беларуси к соглашению о свободной торговле с Ираном, допустил, что Россия и Иран могут совместно ответить на санкции США. Пользуясь возможностью, мы также поговорили с экс-дипломатом о том, почему Иран перестал покупать туркемнский газ и какую политику Тегеран собирается проводить в Центральной Азии.

- Первый вице-премьер РФ Игорь Шувалов заявил, что между Евразийским экономическим союзом (ЕАЭС) и Ираном до конца года может быть подписано соглашение о свободной торговле. Однако он отметил, что некоторые вопросы в ходе переговоров возникли у белорусской стороны. На ваш взгляд, какие противоречия могли возникнуть и как их можно решить?

- Пока никто из официальных лиц в своих заявлениях ясно не озвучивал свои мысли по поводу тех самых сложностей, о которых сказал Игорь Шувалов. Но, как следует из его заявления, сложности возникли по сельскохозяйственному досье. Возможно, полностью не утвержден список сельскохозяйственных товаров, которые Иран будет экспортировать (или импортировать) в страны-члены ЕАЭС. Не исключено, что еще не согласованы наименования сельхозпродуктов, на которые будут распространяться условия зоны свободной торговли.

Как известно, зона свободной торговли предусматривает отмену таможенных пошлин. Причем, в большинстве случаев условия зоны свободной торговли распространяются на все товары за исключением продуктов сельского хозяйства.

То, что белорусская сторона предложила вернуться к некоторым вопросам, говорит о том, что противоречия по сельскохозяйственному вопросу возникли между Ираном и Беларусью. Здесь очень важно, чтобы учитывались интересы как Ирана, так и всех стран-членов ЕАЭС.

Но я думаю, что какие бы сложности не возникали, все стороны в итоге придут к общему компромиссу. Иран и ЕАЭС подпишут соглашение о зоне свободной торговли. Насколько я знаю, инициатива о создании зоны свободной торговли была высказана иранской стороной. Тегеран и прежде выражал свою заинтересованность в ЗСТ. Будет ли подписано соглашение до конца текущего года – это зависит от того, насколько быстро решится вопрос касательно тех самых сложностей, о которых говорит Шувалов. Но я не вижу серьезных проблем и думаю, что Иран и ЕАЭС подпишут соглашение о ЗСТ.

- Как сегодня развивается торгово-экономическое сотрудничество между Ираном и Беларусью?

- Уровень товарооборота между Ираном и Беларусью оставляет желать лучшего. За последние три года иранский экспорт в Беларусь составил $4-5 млн, а белорусский экспорт в Иран – $50-60 млн. Только в январе-ноябре 2016 г. товарооборот Беларуси и Ирана составил около $45 млн, снизившись к аналогичному периоду 2015 г. примерно на 35%. А вот в 2012-2012 гг. и 2014 г. двусторонний товарооборот превышал эту цифру, находясь на уровне $100 млн. при традиционном доминировании белорусского экспорта. Что касается экспорта товаров, Иран в основном поставляет в Беларусь фрукты, сухофрукты, медицинские приборы, медикаменты. В 2015 г. в экономику Беларусь поступило около $17 млн. иранских инвестиций, в первой же половине 2016 г. – около 12 млн. долларов.

- Как повлияют американские санкции на экономику Ирана и России?

- Я не исключаю, что Россия и Иран примут совместные меры в ответы на санкции Соединённых штатов. Тем более недавно в Тегеране с официальным визитом побывал заместитель председателя правительства России Дмитрий Рогозин.

Иран, со своей стороны, уже начал принимать ряд ответных мер – выделено $520 млн на развитие ракетной программы. Президент Хасан Роухани предупредил американцев, что Иран может выйти из соглашения по ядерной программе.

Поскольку санкции были приняты совсем недавно, пока рано говорить о том, в какой степени экономика Ирана ощутит их последствия на себе. Европа пока не присоединилась к американским санкциям – [там] многие страны выступают против санкций, как в отношении Ирана, так и в отношении России, поскольку знают, что эти санкции затрагивают интересы и европейцев.

Более того, в самих США есть ли силы, которые не в восторге от санкций в отношении и Ирана и России. Хочу сказать, что антииранские санкции направлены против ядерного соглашения, и тем самым сами же американцы нарушают этот договор. Но Иран и Россия, естественно, не будут сидеть сложа руки. В таких ситуациях странам следует объединять свои усилия, в частности, экономические.

- Несколько дней назад между Ираном и Душанбе разразился серьезный скандал. По государственному телевидению Таджикистана был продемонстрирован документальной фильм о финансировании Ираном террористов во время гражданской войны в 1990-х гг. в этой стране. Так ли это?

- Посольство Ирана в Таджикистане опровергло эту информацию. Такой поддержки не было и быть не может быть. По всей видимости, таджикское правительство пытается отвлечь внимание своей общественности от внутренних проблем в стране. В Таджикистане имеются определенные проблемы с демократией, нарушаются права граждан, недовольных курсом власти, представителей оппозиции отправляют в тюрьмы.

Сегодня Таджикистан переживает экономические и политические проблемы. Ведь не зря же Саудовская Аравия выделила этой стране несколько миллионов долларов на строительство школ, административных зданий.

Я считаю, что подобная риторика Таджикистана, в первую очередь, может навредить самому Душанбе, а не Тегерану. Иран всегда отрыт к диалогу, к сотрудничеству, у иранцев нет злых умыслов в отношениях с Таджикистаном. Конечно, было бы хорошо, если подобного рода вопросы решались путем диалога, а не путем открытых обвинений в адрес одной страны.

- Раз уже мы заговорили о Таджикистане. Позвольте вас спросить о регионе Центральной Азии, к которому растет интерес Китая, Индии и Ирана. Сужается или расширяется иранское присутствие в данном регионе?

- Как показывает практика, исторически Иран, как и другие страны, проявлял интерес к Центрально-азиатскому региону. Конечно, были периоды повышенной активности и периоды низкой активности нашей дипломатии в Центральной Азии, что было обусловлено характером взаимоотношений между странами региона. В частности, натянутые отношения были с Таджикистаном, Узбекистаном и Туркменистаном. С Кыргызстаном и Казахстаном же не было серьезных разногласий и проблем.

Политическое присутствие Ирана в регионе далеко не обширное, да и никогда не было обширным. Сегодня влияние Ирана слабое не только в регионе Центральной Азии, но и в регионе Южного Кавказа. Конечно, Иран поддерживает сотрудничество с Грузией, Азербайджаном и Арменией. Порой говорят, что Иран и Армению связывает прочное экономическое сотрудничество, но это далеко не так. Двусторонний товарооборот между странами составляет примерно $300-350 млн.

Я думаю, что Иран должен усиливать торгово-экономическое сотрудничество и со странами региона Южного Кавказа. Возможно, какие-то страны вышеуказанных регионов не идут на активное сотрудничество с Ираном из-за влияния на них третьих стран. Но этот фактор не должен сдерживать их от наращивания торгового сотрудничества с Ираном.

- Почему у Тегерана натянутые отношения с Душанбе и Ашхабадом?

- В прошлом Иран вложил немало инвестиций в Таджикистан – построил плотины, электрические станции, прочие объекты различного назначения. Но в этой стране нашлись силы, которые обвинили Иран в поддержке, сотрудничестве с какими-то исламскими группировками. Религиозный вопрос политизировали. Политизация религии является главным фактором, сдерживающим процесс нормализации ирано-таджикских отношений. Проблема только в этом. Если урегулировать этот вопрос и восстановить взаимное доверие, то отношения двух стран могут развиваться в духе взаимного уважения.

Что же касается Туркменистана, то эта страна также немного настороженно относится к Ирану в религиозном вопросе. Здесь опять та же проблема – политизация религии. Но есть и газовый фактор. Туркменистан неправильно поступил по отношению к Ирану в газовом вопросе. Наоборот, покупка Ираном туркменского газа пошла бы на пользу этой страны. Ведь Ашхабад всегда зависел от России. А Туркменистан взял и отключил газ Ирану в зимний период, создав нам определенные неудобства. Потом туркменская сторона нам заявила, что собирается повышать цены на газ. Но Иран решил эту проблему – в случае отключения туркменского газа северные провинции уже не остаются без газа, Иран сам удовлетворяет их потребности в топливе.

Государства должны провести встречи на официальном уровне и за столом переговоров обсудить беспокоящие их вопросы, чтобы не остались нерешенных вопросов.

- Недавно стало известно, что Тегеран ведет с российскими, норвежскими и китайскими компаниями переговоры относительно разработки нефтегазовых месторождений южной части Каспийского моря, в частности, спорного месторождения «Сардар Джангал». Может ли Тегеран начать разработку данного месторождения, невзирая на недовольства Азербайджана и Туркменистана? И каковы могут последствия?

- Пока не могу судить, насколько это реально. Ранее Иран пытался провести определенные исследования на месторождении «Сардар Джангал». Между Азербайджаном и Ираном было достигнуто соглашение, что никто из стран не будет использовать ресурсы, пока не решится правовой статус месторождения.  Аналогичное соглашение существует  между Азербайджаном и Туркменистаном.

Естественно, чтобы дело не дошло до публичного скандала, все стороны – и Иран, и Азербайджан, и Туркменистан – должны решить правовой статус этого месторождения и прочих спорных месторождений путем диалога, за столом переговоров. Причем, нужно решить этот вопрос как можно скорее, поскольку не урегулирование правого статуса спорных месторождений вредит отношениям этих стран. Я иного пути не вижу –  необходимо совместно решать этот вопрос.

Беседовал Сеймур Мамедов

Комментарии
23 Мая
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Опрометчиво полагать, что протестная волна, захлёстывающая политические системы стран Запада, никак не коснётся внутренней политики стран ЕАЭС.

Инфографика: Сколько вкладывают в Беларусь Европейский и Евразийский банки развития
инфографика
Цифра недели

21 тыс.

военнослужащих приняли участие в военных учениях НАТО «Siil 2018» («Ёж 2018») в Эстонии. Маневры, проведенные 2-13 мая 2018 г., стали крупнейшими в истории республики