10 Декабря 2017 г.

Эндрю Басевич: В США разрушился консенсус, возникший после окончания холодной войны

Эндрю Басевич: В США разрушился консенсус, возникший после окончания холодной войны
Фото: warfiles.ru

После окончания холодной войны США активно применяют вооруженные силы в разных точках мира. Дональд Трамп победил на выборах с лозунгами сокращения военного вмешательства США в разные регионы мира. После его победы в США разгореля политический кризис, посыпались обвинения Трампа в сговоре с Кремлем. Разворачивается конфликт главы государства со значительной частью американского истеблишмента, настаивающего на сохранении курса США на глобальное доминирование. О причинах глубинных процессов во внутренней и внешней политике США «Евразия.Эксперт» побеседовал с почетным профессором истории и международных отношений в Бостонском университете, автором книги «America’s War for the Greater Middle East: A Military History» («Битва Америки за Большой Ближний Восток: военная история»), отставным полковником армии США Эндрю Басевичем.

- Господин Басевич, в вашей недавно вышедшей книге вы пишете, что последние 30 лет военных действий США в разных регионах Ближнего Востока – это одна большая война. Почему эта война длится уже 30 лет? Каковы ее цели?

- Война на Ближнем Востоке продолжалась 30 лет, поскольку США никак не могли в ней победить, а американские власти не могут признать, что эта победа недостижима. Также за это время изменились цели США. На начальном этапе, когда была провозглашена доктрина Картера, целью был доступ в Персидский залив. Все начиналось как война за нефть, но обстоятельства с течением времени изменились, особенно после теракта 9 сентября 2011 г.

Администрация президента Буша решила, что США необходимо доминировать на территории исламского мира и трансформировать его путем демократизации. Однако эта затея провалилась: нам не удалось ни достичь доминирования в регионе, ни принести в него демократию.

- Корни современной силовой политики США вы видите в консенсусе, который сложился в американской элите после распада СССР. В чем главные черты этого консенсуса?

- Я думаю, есть две основные черты. Первая – это приверженность неолиберальной экономической политике. Она проистекает из убежденности, что реальной альтернативы капитализму по образцу США не существует. Вторая – вера в американское военное превосходство. Оно сопровождается убежденностью, что США обладают достаточной военной мощью, чтобы навязать свою волю всему миру и изменить мировой порядок. Конечно, это кажется абсурдным в свете событий, которые разворачивались на протяжении последних 20 лет. Этот консенсус появился в конце холодной войны, когда люди в Вашингтоне начали задаваться вопросом о том, что же означает конец холодной войны.

- Приход Дональда Трампа к власти – это случайный сбой в системе или выражение кризиса политического курса США, сложившегося после окончания холодной войны? Почему против Трампа ведется война истеблишмента?

- Я думаю, существует множество причин и факторов, способствовавших приходу Трампа к власти. Но наиболее важный из них, как мне кажется (и слишком мало американцев готовы это признать), – это тот факт, что большое количество американцев отрицают консенсус, достигнутый после холодной войны. Они пришли к выводу, что неолиберальная политика им не помогла, а только навредила, что из-за нее богатеют единицы, а остальные остаются за бортом.

В течение войны по крайней мере некоторые американцы осознали, что использование военной силы США для навязывания воли Штатов на Ближнем Востоке не работает. Они поняли, что идут на войну и гибнут на ней в основном сыны и дочери представителей среднего класса, а не элиты.

- Помимо Ближнего Востока сегодня в кризисе находится и европейская безопасность. В 1998 г. Джордж Кеннан заявил, что расширение НАТО приведет к конфликту и новой холодной войне с Россией.

- Как показало развитие событий, Кеннан оказался абсолютно прав. При этом я не думаю, что текущие отношения между Россией и США стоит описывать как холодную войну – это словосочетание отсылает нас к ситуации 1940-1950-х, и сравнение не кажется мне удачным. Как минимум, Россия – это не Советский Союз. Россия, несмотря на наличие ядерного оружия, а также возможность производить современное вооружение и военную технику, слабее СССР времен Сталина.

- В чем тогда причина такого количество статей и сюжетов в американских СМИ на тему России и Путина? Иногда это напоминает новую эпоху маккартизма…

- Я думаю, причина в том, что в американских политических и информационных элитах слишком мало людей хотят признать, что консенсус, сложившийся после холодной войны и основанный на неолиберализме и военном превосходстве, не работает. Значительное число американцев отвергло этот консенсус. Те же, кто все еще верит в этот консенсус, ищут другие объяснения происходящему, и истерия по поводу тайного сговора с Россией дает им то, чего они хотят.

Пока окончательно неизвестно, имел ли место сговор между Трампом и русскими. Мне кажется, даже если такая тайная договоренность и существовала, этого мало, чтобы объяснить тот кризис, в котором сейчас находятся США.

- США имеют свои военные базы во многих странах мира. Сегодня американцы укрепляют свое военное присутствие на Ближнем Востоке и в Европе. Как американское общество реагирует на военные операции своей страны?

- Одна из поразительных особенностей военной политики США на протяжении последних 20 лет состоит в том, что, даже несмотря на то, что США ввязались в большое количество войн и расширили свое военное присутствие (как недавно в западной Африке), американский народ крайне редко обращает на это какое-либо внимание.

Поэтому у военных элит фактически развязаны руки. Конгресс не чинит им серьезных препятствий. Пентагон получает от Конгресса столько денег, сколько попросит. Я думаю, причина, по которой американцам нет дела до военных операций США, кроется в том, что большинство американцев в этих войнах ничего не теряет. В армии США служат по контракту, и только у 1% американцев есть родственники-профессиональные военные. Поэтому оставшиеся 99% фактически игнорируют войны. Это серьезная проблема американского общества, и не думаю, что в ближайшее время она будет решена.

- Получается, нарастанию милитаризма во внешней политике США нет альтернатив?

- Я думаю, в первую очередь мы должны заставить самих американцев осознать такое явление, как американский милитаризм. Крайне необходимо давать людям информацию о том, сколько мы потеряли на войнах за последние 20-30 лет и насколько это было неправильно. Предпринимаются попытки просвещать население в этой области, но пока они в основном не достигают цели, поскольку людям нет дела до войн, и они не обращают на это никакого внимания. Пока сохраняется такое положение дел, каких-либо значительных изменений в американской политике, скорее всего, не произойдет.

Комментарии
20 Июня
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Прибытие всех первых лиц России в Беларусь стало не только нарушением принятой практики, но и явным сигналом – демонстрацией особого доверия союзнику. Состоявшийся в Минске Госсовет Союзного государства имеет далеко идущие последствия для двух стран.

Инфографика: Военно-морские силы США в Европе
инфографика
Цифра недели

36%

составил рост товарооборота Вьетнама и стран ЕАЭС после заключения соглашения о зоне свободной торговли. В 2016 г. объем торговли составил $4,3 млрд, а в 2017 г. – $5,9 млрд – Евразийская экономическая комиссия