06 Сентября 2016 г.

Энергомост на Хоккайдо поможет заключить мир с Японией

Энергомост на Хоккайдо поможет заключить мир с Японией
Фото: energygaz.ru

Удастся ли Евразийскому союзу опоясать Китай, Японию и Южную Корею экономическим партнерством и «энергетическим суперкольцом»? О значении Восточного экономического форума для ЕАЭС рассказала Елена Кузьмина, руководитель сектора экономического развития постсоветских государств Института экономики РАН.

 - Выступая на ВЭФ, Владимир Путин высказал пожелание, чтобы в Азии победил курс на экономическую интеграцию без политического диктата. На Ваш взгляд, удастся ли ЕАЭС выстроить в регионе такой формат отношений?

 - Такой формат уже строится. Первый шаг был сделан – ЕАЭС подписал соглашение о зоне свободной торговли с Вьетнамом; оно уже начало действовать. Заинтересованность в подобном сотрудничестве в настоящий момент выразил ряд восточных стран. Например, Южная Корея, которая провозгласила собственную «Евразийскую инициативу», предполагающую развитие сотрудничества на азиатском континенте. Одним из направлений корейского плана является сотрудничество с ЕАЭС.

На сегодняшний день именно экономический формат интеграции является наиболее действенным и эффективным. К тому же, он не вызывает разногласий, соответственно является оптимальным для всех государств, собирающихся участвовать в интеграции. Это очень хорошо понимают как члены ЕАЭС, так и государства Восточной и Юго-Восточной Азии.

Движение навстречу началось – участники находятся только в самом начале пути.

Об том, в том числе, и говорил Путин – об идее создания «Большой Евразии». Речь идёт сразу о нескольких путях взаимодействия, стороны не собираются ограничиваться лишь одним. Свой формат сейчас разрабатывается в рамках ШОС. Его будет дополнять формат, взятый на вооружение в ЕАЭС – создание зон свободной торговли и расширение экономических связей.

 - Многие наблюдатели отмечают, что азиатские страны – сложные переговорщики. Чего в регионе больше – накопленных противоречий или точек соприкосновения?

 - В Азии имеется достаточно большое количество общих интересов. Даже если мы посмотрим, как стороны договорились о сопряжении двух проектов, ЕАЭС и Экономического пояса Шёлкового пути, мы увидим взаимный интерес в создании развитой транспортной инфраструктуры, новых транспортных веток, координации транспортных потоков.

Это демонстрирует как потенциал сотрудничества, так и готовность стран вкладываться в общие проекты. Действительно, азиатские партнёры всегда были сложными, но в бизнесе никогда не бывает простых партнёров. Восток отличается тем, что ведущие торговые державы очень настроены на переговорный процесс и нахождение консенсуса. Таким образом, поиск консенсуса не будет простым путём, но это достижимая цель.

 - Россия выдвинула идею «энергетического суперкольца», охватывающего Россию, Китай, Японию и Южную Корею. Российская сторона собирается поставлять в АТЭС доступную электроэнергию. Насколько предложение будет интересным для партнёров и реализуемым на практике?

 - То, что проект будет интересен партнёрам – это однозначно. Ни у Японии, ни у Кореи нет собственных энергоресурсов. Тем более, сегодня Япония пытается несколько сократить использование атомной энергетики. Поэтому на форуме речь шла именно о гидроэнергетике.

В России достаточно крупных рек, способных производить большие объемы электроэнергии. Полагаю, проект в принципе выполним, но данный вопрос предстоит ещё очень тщательно прорабатывать. Ведь раньше популярными были проекты, связанные с традиционными источниками энергии – нефтью, газом, атомными станциями.

Ресурсы-то для реализации «кольца» есть, осталось провести длительную работу по обсуждению его деталей и выбору формата сотрудничества, которое будет всех устраивать.

России также, как минимум, придётся расширять собственную гидроэнергетическую систему. По всей видимости, нужно будет совершенствовать существующую сеть ГРЭС.

При этом, у нас уже накоплен позитивный опыт по передаче электроэнергии в рамках российско-казахстанских и российско-белорусских проектов.

Поэтому начинать разумнее с сопредельных стран. На первом этапе к «кольцу» может подключиться Китай, затем – Япония. Главное – серьёзно и грамотно составить технико-экономическое обоснование.

 - Одним из первых шагов называется энергомост «Сахалин-Хоккайдо».

 - Прежде всего, это укрепит экономические отношения между двумя странами. А, значит – косвенно поможет решить и политические вопросы, в первую очередь – проблему подписания отсутствующего мирного договора с Японией.

Кроме того, это может обернуться взаимовыгодным сотрудничеством для обеих стран, потому что для России проект станет источником новых рабочих мест, а для Японии – как минимум, надёжным поставщиком электроэнергии. Приток инвестиций способен укрепить и расширить энергетическую базу России, что впоследствии позволит перекинуть «энергомосты» на другие страны.

 - Участники бизнес-диалога «Россия-Китай», состоявшегося «на полях» ВЭФ, ожидают приход китайских инвесторов на Дальний Восток. Насколько регион привлекателен для Китая? О чём говорит опыт?

 - В приграничных регионах Дальнего Востока развиваются не только торговля, но и некоторые виды совместных производств. Может быть, они не столь крупномасштабные, какими мы привыкли видеть проекты между большими державами. Но они есть – в частности, в переработке лесной продукции и продукции сельского хозяйства.

Сотрудничество надо не просто расширять в первичной переработке и торговле, а всё-таки выводить на производственный уровень.

Для России это наиболее важная и актуальная отрасль. Возможности для углубления сотрудничества есть. Для этого вполне возможно использовать Территории опережающего развития (ТОРы), создаваемые на российском Дальнем Востоке, поскольку они предлагают определённые налоговые льготы и иные преференции резидентам. Такие режимы могут служить способом убедить китайцев вкладывать деньги в производственные проекты.

 - К китайским инвесторам высказываются претензии, что они охотно интересуются сырьём и сельским хозяйством, но куда меньше испытывают энтузиазма от предложений вкладываться в наукоёмкие проекты. Этот упрёк справедлив?

 - По большому счёту - это так.

Странам ЕАЭС придётся предпринимать отдельные усилия, чтобы заинтересовать Китай во вложениях в наукоёмкие отрасли. Здесь должен быть взаимовыгодный интерес.

Пока не могу сказать, что в этом плане может предложить Россия на Дальнем Востоке. Но для достижения успеха в интеграции России придётся делать упор не только на переработку, вывоз леса и продуктов питания, но и на создание более сложных технологических цепочек и промышленных предприятий, таких как заводы и фабрики, связанные с машиностроением.

Беседовал Александр Шамшиев

Комментарии
03 Января
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Как главные политические землетрясения 2017 года повлияют на евразийскую интеграцию?

Инфографика: 5 ключевых событий в ЕАЭС в 2016 году
инфографика
Цифра недели

1,7 млн тонн

нефти составляют геологические запасы Угольского месторождения, открытого в Беларуси. Годовая потребность внутреннего рынка Беларуси в нефти составляет 5-6 млн т.