02 Ноября 2016 г.

Почему ЕС не может решить проблемы миграции и терроризма

Почему ЕС не может решить проблемы миграции и терроризма
Митинг крайне правого движения PEGIDA в Германии
Фото: www.japantimes.co.jp/

Самыми острыми среди вызовов, стоящих сегодня перед Евросоюзом, стали нарастающая иммиграция из неевропейских регионов и терроризм. Противоречия между ценностями ЕС и методами обеспечения его безопасности создали политический тупик, которым успешно пользуются крайне правые силы. Неспособность власти отойти от либеральных рецептов может обернуться всплеском радикализма в Евросоюзе.

В свое время государства Европы развивали экспансию в Африку, Азию и на Ближний Восток. Теперь же, по всей видимости, они сами попали в разряд «осваиваемых» выходцами из бывших колоний. «Осваивая» страны ЕС, иммигранты требуют предоставления им соответствующих льгот и пособий, апеллируя к демократическим ценностям, индивидуальным правам и свободам. После терактов в Париже и Брюсселе вопрос соотношения демократических ценностей и методов решения проблем безопасности в ЕС стоит особенно остро.

Судя по опросам общественного мнения, граждане ЕС считают, что европейскую идентичность конструируют, прежде всего, такие элементы, как демократия и свобода, они же являются и основными европейскими ценностями (47% респондентов). Все это создают крайне сложную дилемму.

Просчеты ЕС в миграционной политике

Длительное время ЕС пытался решать проблему неконтролируемой иммиграции через специальные программы, в которые включались соседние страны.

Например, Пражская программа 2009 г. включала 50 государств, в том числе Россию и Турцию. При этом ЕС изначально поставил перед собой цель – выступать в качестве нормотворца и тем или иным способом контролировать процессы миграций на территориях участников программы через реализацию разного рода проектов.

При этом ЕС ввел «принцип обусловленности» своей поддержки третьим странам, связав ее с демократизацией.

Евросоюз стремится укрепиться как очаг демократии, распространяющий демократические нормы. По этой причине довольно долго ни руководители национальных государств, ни чиновники наднациональных институтов не считали иммиграцию угрозой, так как полагали, что в демократическом обществе все воспримут европейские ценности.

Наоборот, было стремление втянуть в свою орбиту как можно большее число иммигрантов, предлагая им на обозрение «витрину демократических достижений». Например, Ангела Меркель, приглашая иммигрантов в Германию, всерьез полагала, что этот процесс пройдет безболезненно и позволит вновь вернуться к идеям мультикультурализма, чтобы противодействовать крайне правым силам.

Теракты, которые в европейских государствах совершают уже рожденные на территории ЕС граждане во втором и даже в третьем поколении, вызывают откровенное непонимание в Евросоюзе, свидетельствуя об ошибочной трактовке происходящих процессов.

На самом деле, получается, что демократические институты либо работают по-разному в отношении разных групп общества, порождая новые внутренние конфликты, либо они попросту отвергаются как ценности отдельными группами.

Даже у детей иммигрантов в третьем поколении возникает мнение, что свобода есть, но она не для всех, а чтобы ее получить, ее необходимо завоевать, фактически, «взять силой».

Сейчас очевидно, что дети иммигрантов, рожденные уже на территории европейских государств, являясь официально гражданами, в действительности не чувствуют себя таковыми и во многих отношениях остаются чужаками в стране своего рождения. Им никогда не почувствовать себя частью государства, если они проживают в анклавах, в отдалении от принимающего сообщества.

Какое мнение у граждан ЕС по миграции?

Интересно, что при этом граждане ЕС в целом одобряют общую политику Евросоюза. Каждый четвертый из десяти европейцев высказывается положительно о ЕС (41%), 19% придерживаются негативного взгляда на ЕС, а 38% нейтрально воспринимают ЕС. Важно, что при этом граждане считают Европейский союз формированием, созданным именно европейскими государствами, которое объединяет европейские общества и которое не должно принимать граждан из стран, находящихся вне ЕС.

56% респондентов высказываются резко против иммиграции в ЕС из неевропейских государств и государств за пределами ЕС вообще. При этом они считают, что иммигранты должны принять все европейские ценности.

Однако это требование сталкивается с провозглашаемыми ценностями, так как иммигранты ждут к себе особого отношения, апеллируя к идее прав человека. Теракты же вообще ставят вопрос о пределах индивидуальных свобод и прав в контексте обеспечения безопасности. Очевидно, что правовых норм недостаточно для борьбы с терроризмом, необходимы специальные процедуры, заключающиеся, главным образом, в определении потенциальных террористов и обмене информацией.

Терроризм как вызов для европейских ценностей

Европейский парламент заявил, что необходимо соблюдать право на частную жизнь в полном объеме. Он поддержал лишь идею обмена информации по тем людям, что совершали преступления «транснационального характера», т.е. на территории разных государств. Что же касается информации о преступлениях в отдельно взятом государстве, то она, с точки зрения большинства европарламентариев, не подлежит обмену, а государства должны самостоятельно определять, делиться ли им такой информацией с партнерами по ЕС.

При этом такие общеевропейские структуры как «европейская полиция – «ЕЭ») «Europol» и (пограничное агентство ЕС – «ЕЭ») «Frontex» в большей степени решают задачи мониторинга и контроля и не могут принимать ключевые решения самостоятельно.

Интересно, что Великобритания, выступившая резко против миграционной политики ЕС, собирается бороться с терроризмом именно путем ужесточения контроля и даже игнорирования некоторых прав отдельных групп и категорий иммигрантов. Подчеркнем, что на такой путь встало государство, представляющее себя оплотом демократии и с особым трепетом относящееся к беженцам.

Очевидно, что жесткость как раз обоснована стремлением Британии отмежеваться от чересчур открытой и ценностно-ориентированной миграционной политики, провозглашаемой ЕС.

Кроме того, в ЕС до сих пор не создано общего института обеспечения безопасности, способного не просто фиксировать события, но и влиять на них. Это ставит под вопрос способность государств-участников ЕС к глубокой интеграции. Соответственно, интеграционный проект будет постепенно затихать, сохраняя некоторые достижения.

Более того, в настоящее время даже не представляется возможным выдвинуть идею о создании института, системно реализующего миграционную политику в ЕС, поскольку вопрос национального суверенитета остается наиболее острым. Все больше людей склоняются к поддержке крайне правых партий, которые оказываются единственной политической силой, предлагающей четкие ответы на вопросы о том, кто виноват и что делать в сложившейся ситуации.

Наталья Еремина, д.полит.н., доцент кафедры европейских исследований СПбГУ

Комментарии
23 Мая
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Опрометчиво полагать, что протестная волна, захлёстывающая политические системы стран Запада, никак не коснётся внутренней политики стран ЕАЭС.

Инфографика: Сколько вкладывают в Беларусь Европейский и Евразийский банки развития
инфографика
Цифра недели

21 тыс.

военнослужащих приняли участие в военных учениях НАТО «Siil 2018» («Ёж 2018») в Эстонии. Маневры, проведенные 2-13 мая 2018 г., стали крупнейшими в истории республики