17 Сентября 2018 г.

«Это будет шок для людей». Почему Лукашенко отказался от кредита МВФ

«Это будет шок для людей». Почему Лукашенко отказался от кредита МВФ
Фото: by24.org

Новый кабинет министров Беларуси решил отказаться от совместной с МВФ программы структурных реформ в стране, под которую Международный валютный фонд мог бы выделить кредит. Несмотря на схожие взгляды Минска и МВФ на суть реформ, они разошлись по вопросу сроков их реализации. При этом у Беларуси есть и «план Б»: в случае необходимости у нее остается возможность обратиться за займом к Москве, чье предложение может быть намного выгоднее, чем услуги МВФ.

Взаимоотношения Международного валютного фонда (МВФ) с разными странами к настоящему времени уже можно представить в виде многотомной летописи, причем эти взаимоотношения подчас носили и носят противоречивый характер и получают разную оценку экспертов. Чего стоит только одна история из этой летописи, когда Исландия отказалась выплачивать МВФ свои долги в 2010 г. Более того, предпринятые тогда исландским правительством мероприятия шли совершенно вразрез с классическими используемыми при финансовом кризисе механизмами, рекомендованными МВФ. Но именно таким образом были решены сложные задачи, что в очередной раз показало, что лучше вовремя перераспределять финансы и жестко их контролировать, но при этом еще и не брать в долг. Подобные вопросы периодически встают и перед другими государствами. Не исключением здесь являются страны постсоветского пространства, в частности, Беларусь, которая в очередной раз отказалась от траншей МВФ. Данную позицию можно рассмотреть как через призму самого института МВФ, так и общей ситуации в стране и ее взаимодействия с партнерами по постсоветскому пространству.

МВФ: задачи и вызовы


Перед самим МВФ стоят задачи выработки корректной реакции на сегодняшнюю ситуацию в мире. Во-первых, нельзя, как раньше, полагаться на американскую экономику как на исключительный драйвер роста в мире. Во-вторых, до сих пор не сделаны долгосрочные выводы после кризиса 2008 г. В-третьих, в качестве всеобщего рецепта МВФ продвигает такие действия, как постоянное открытие новых рынков, либерализация, структурные реформы в развивающихся экономиках. В-четвертых, до сих пор вызывает вопросы дело Доминика Стросс-Кана, бывшего президента МВФ, сейчас заключенного в нью-йоркской тюрьме, что сказывается и на авторитете организации. В-пятых, в американской прессе, а США – крупнейший участник МВФ, раздаются голоса за выход страны из МВФ.

А газета New-York Times еще в 2010 г. назвала миссию МВФ невыполнимой в современных условиях, особенно подчеркнув, что его авторитет неуклонно снижается.

Международный валютный фонд, учрежденный в 1944 г. со штаб-квартирой в Вашингтоне, проводит политику финансовой поддержки государств с дефицитом платежного баланса, нацеленной на структурную перестройку экономики, и при этом разрабатывает меры-реформы для решения экономических проблем. Второй пункт вкупе с тем, что финансовая поддержка МВФ – это кредиты, за которые необходимо отчитываться и которые необходимо выплачивать, практически всегда делает эту поддержку кабальной и не всегда позитивно сказывается на социально-экономическом развитии страны, тем более в долгосрочной перспективе.

Более того, те мероприятия, которые должны осуществлять государства, получающие кредиты от МВФ, воздействуют комплексно на ситуацию в стране и имеют не только социально-экономические, но и политические последствия.

Тем более, что выплата долга влияет на характер экономики, делая ее более экспортно-ориентированной, что в определенных моментах может привести к ухудшению ситуации на внутреннем рынке. Важно, что МВФ также определяет кредитоспособность стран и развивает валютное сотрудничество. Страны, входящие в МВФ, обязаны поддерживать стабильные валютные курсы и свободную многостороннюю систему платежей.

К настоящему времени за очень редким исключением все страны мира связаны с МВФ, являются его членами. Наибольшее влияние в Фонде имеют США, Германия, Япония, Великобритания. Но исключительными позициями в Фонде обладают именно США. Проамериканский характер деятельности МВФ у многих экспертов уже давно не вызывает вопросов. Технически, обладая 17% голосов в МВФ, США могут заблокировать любое решение. Более того, довольно часто эксперты указывают, что Сенат США может принять законопроект, предписывающий МВФ определенные действия. По этой причине критика МВФ как инструмента, превращающегося в шантажиста государств, по каким-то причинам неудовлетворяющих государство-гегемона, нарастает.

Беларусь и МВФ


Беларусь является членом МВФ с 1992 г. И с того времени по сей день она сотрудничает с МВФ. Так, в период 1993–1995 гг. Беларуси был предоставлен транш для финансирования системных преобразований и поддержки программы экономических реформ. К 2005 г. Беларусь погасила данные кредиты. В 2009 г. она вновь прибегла к услугам МВФ. Общий объем выданных средств за все время сотрудничества составил $3,82 млрд.

После 2010 г. начались новые переговоры Беларуси с МВФ, которые продолжаются и ныне. Например, уже в начале 2017 г. почти была готова новая программа сотрудничества Беларуси с МВФ на сумму около $3 млрд на десять лет под 2,28% годовых.

Осенью 2017 г. проходили очередные переговоры сторон, на которых обсуждалась проблема экономической политики Беларуси. И уже на этой встрече, вопреки предложениям МВФ, первый вице-премьер Беларуси Василий Матюшевский заявлял, что страна может обойтись без кредита МВФ и не нуждается в экстренной помощи.

А премьер-министр Андрей Кобяков указывал, что от представителей МВФ белорусы скорее ждут консультаций, а не кредитов. Соответственно, уже тогда было сделано заявление о приостановке переговоров по новым кредитам. Миссия МВФ в очередной раз посетила Беларусь в июле 2018 г. Председатель Совета Республики Михаил Мясникович провел встречу с главой миссии МВФ по Беларуси Жаком Миньяном и отметил, что Беларусь реализует классическую программу МВФ в своем темпе для обеспечения роста экономики и профилактики резких негативных моментов.

Требования МВФ к Беларуси


Интересны требования и рекомендации МВФ к Беларуси. МВФ всегда рекомендовал провести приватизацию или хотя бы разукрупнение и раздробление госпредприятий, прекратить субсидирование убыточных предприятий, дать больше свободы частному бизнесу.

На всех переговорах главным камнем преткновения становились государственные предприятия, которые, как правило, представляют собой промышленных гигантов, благодаря которым есть рабочие места и выполняются социальные задачи.

Белорусская сторона учитывает в этом вопросе российский опыт, который показал, что приватизационные механизмы вовсе не приводят к всеобщему благосостоянию. При этом требование приватизации предприятий звучит постоянно с 2009 г. Теперь МВФ требует начать выполнять реформы для того, чтобы Беларусь могла получить очередной транш. Однако Минск уже официально пришел к идее «больше никакой приватизации».

Представители МВФ также указывали на то, что внешний долг Беларуси при низком уровне золотовалютных запасов постоянно рос и к середине 2018 г. составил 75% от ВВП ($16,4 млрд). Соответственно, выросли внешние обязательства, которые в 2018 г. составили $2,5 млрд, часть которых (около $1,7 млрд) планируется рефинансировать за счет новых займов. Глава миссии МВФ в Беларуси Питер Долман даже подверг критике крупные инфраструктурные проекты, например, АЭС, которые, по его мнению, ведут к росту долга страны.

После выдвинутых требований о приватизации госпредприятий и либерализации экономики Беларусь, как правило, предпочитала отказываться от траншей МВФ, обращаясь взамен за кредитами к России, Евразийскому фонду стабилизации и развития, банкам Китая и некоторым другим финансовым источникам.

Вот и сейчас, по итогу переговоров 9 сентября 2018 г. правительство Беларуси отказалось от транша МВФ, так как не готово к резким шагам в отношении крупных промышленных гигантов.

Интересно, что почти одновременно с отказом Беларуси от траншей МВФ Грузия и Украина, напротив, договорились о выделении средств по линии МВФ.

Альтернатива


Если говорить о других кредитных предложениях, то Беларусь может рассчитывать на помощь ЕАЭС, России, китайских банков. Не так давно правительство Беларуси заявило о размещении суверенных облигаций до $2 млрд на рынках России и Китая. Правда, пока что это только намерения. И здесь стоит учитывать, что Россия, как и другие кредиторы, может выдвигать свои требования при согласовании транша. Например, Алексей Кудрин считает, что российские требования сравнимы с требованиями МВФ и связаны с уменьшением уровня бюджетного финансирования, снижением госрасходов и отменой валютных ограничений на закупку импорта. Тем не менее, поскольку Беларусь – союзник России, партнер по Союзному государству и ЕАЭС, российская сторона вряд ли станет выдвигать чрезмерные требования, хотя и вправе будет указать на необходимость уступок со стороны Минска.

Россия при этом никогда не откажет в кредитах Беларуси. Более того, согласование траншей будет гораздо более быстрым, чем в случае с МВФ.

Также России выгодно участвовать в совместных проектах с Беларусью, финансируя до 90 или даже 100% стоимости этих проектов. Так, если представители МВФ критиковали проект атомной электростанции, Россия стала партнером Беларуси и выделила ей кредит в размере $10 млрд на сооружение АЭС. К настоящему времени это крупнейший российский инвестиционный проект. В 2020 г. будет введен в эксплуатацию первый блок АЭС. Совместно с этим проектом реализуются и другие: строительство завода по производству технического углерода, предприятий по производству сухих смесей, переработке сои, которые работают на благо экономики. Помимо России Совет Евразийского фонда стабилизации и развития также предоставил Беларуси кредит в размере $2 млрд., из которого Минск уже получил $1,6 млрд.

Однако эксперты спорят, насколько выгодно брать кредиты именно у России, так как они могут быть дороже, чем у МВФ.

Но здесь есть несколько аспектов. Во-первых, МВФ не предоставит транши, пока не будут реализованы хотя бы частично его требования. Во-вторых, российские транши нацелены не столько на изменение белорусской экономики вообще, сколько связаны с конкретными проектами. А вслед за кредитами приходят и российские инвестиции. В-третьих, у России и Беларуси много общих задач. В-четвертых, Беларусь справляется со своими обязательствами. В-пятых, безусловно, сейчас, когда повсеместно экономика жестко привязана к политике, какое бы решение ни было принято, оно будет иметь разные последствия, в том числе и негативные, и сопровождаться жесткими спорами.


Наталья Еремина, доктор политических наук, доцент кафедры европейских исследований СПбГУ

Комментарии
28 Октября
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Беларусь записали в один ряд «прифронтовых государств» с Украиной и Грузией для противодействия России и Китаю.

Инфографика: Отношение к евразийской интеграции
инфографика
Цифра недели

₽6,7 млрд


составит бюджет Союзного государства Беларуси и России в 2019 г., что эквивалентно $101,4 млн. В 2018 г. бюджет Союзного государства составил $104,9 млн при профиците в $3,1 млн