14 Мая 2018 г.

Евразийская интеграция за неделю: главные события

Евразийская интеграция за неделю: главные события
Фото: desktopwallpapers.ru

На что следует обратить внимание в странах Евразийского экономического союза за прошедшую неделю? Данный обзор освещает наиболее резонансные события на пространстве ЕАЭС 7 – 13 мая 2018 г.

Внешний контур ЕАЭС: Восток


Односторонний выход США из «ядерной сделки» с Ираном повлек за собой обострение ситуации в Сирии и меняет расклады на нефтяном рынке.

8 мая президент США Дональд Трамп заявил об отказе Вашингтона от участия в Совместном всеобъемлющем плане действий (СВПД) по ядерной программе Ирана. Американский лидер мотивировал решение тем, что Тегеран стремится создать ядерное оружие, и это угрожает началом ядерной гонки вооружений на Ближнем Востоке. При этом в Вашингтоне заявили о наличии «доказательств», впрочем, не раскрыв их суть. Кроме того, президент США анонсировал введение «санкций самого высокого уровня» в отношении Ирана – во всяком случае, до заключения новой сделки, в чем заинтересована американская сторона.

Однако Д. Трампа не поддержали другие участники соглашения о СВПД – Великобритания, Германия, Франция, а также Китай и Россия. В совместном заявлении Тереза Мэй, Ангела Меркель и Эммануэль Макрон выразили сожаление шагом Вашингтона и призвали сохранить действие «ядерной сделки» в полном объеме. Особый резонанс в данном контексте вызвало заявление канцлера ФРГ.

«Ушли времена, когда США просто защищали нас. Европа должна взять собственную судьбу в свои руки. В этом заключается наша задача на будущее» – подчеркнула А. Меркель по итогам встречи с Э. Макроном.

Согласно сообщению Белого дома, «санкции будут нацелены на критические сектора иранской экономики – энергетику, нефтепереработку и финансы». На фоне данных заявлений стоимость нефти марки Brent достигла $77,8 за баррель – самого высокого показателя с 2014 г. Ситуация несет потенциальную выгоду для Саудовской Аравии, которая уже выразила готовность работать «над смягчением последствий любого потенциально возможного дефицита поставок нефти». Ужесточение линии в отношении Тегерана одобрил и Израиль, после заявления Д. Трампа нанесший массированные удары по иранским и сирийским военным в Сирии.

По мнению профессора «Высшей школы экономики» Дмитрия Евстафьева, позиция президента США «делает крайне затруднительным – в силу чувствительности обвинений – диалог и экономическое сближение между Ираном и ЕС, на что сильно рассчитывает иранское руководство».

Подробнее о внешнеполитическом курсе Д. Трампа читайте в полной версии статьи Дмитрия Евстафьева для «Евразия.Эксперт».

Внешний контур ЕАЭС: Запад


Новый премьер-министр Армении анонсировал новые выборы в парламент, провел ряд кадровых перестановок и посетил Нагорных Карабах.

На минувшей неделе массовые протесты в Армении пришли к своему логическому завершению, поскольку 8 мая лидер оппозиции Никол Пашинян был избран премьер-министром страны. Н. Пашиняна поддержали фракции «Елк», «Царукян» и «Дашнакцутюн», а также часть крупнейшей фракции – Республиканской партии Армении (РПА). Впрочем, РПА объявила об уходе в оппозицию, отказавшись входить в новый кабинет министров. Подобный расклад указывает на возможность скорых перевыборов парламента, которые Н. Пашинян пообещал провести в «логически короткие сроки».

Однако первыми действиями главы правительства стало назначение новых глав органов исполнительной власти – в том числе министра обороны и главы Службы национальной безопасности (СНБ). Примечательно, что Н. Пашинян сделал ставку на опытных функционеров – новый глава Минобороны Давид Тоноян ранее занимал должности министра по чрезвычайным ситуациям и замминистра обороны, а руководитель СНБ Артур Ванецян возглавлял ереванское отделение данной спецслужбы. Впрочем, места во власти получили и однопартийцы Н. Пашиняна – в частности, на позициях вице-премьеров, министра образования и министра территориального управления и развития. Однако о полном успокоении политической ситуации в Армении говорить рано. Например, 10 мая в Ереване вновь перекрывались улицы – на этот раз протестующие требовали отставки мэра города Тарона Маргаряна.

Параллельно с формированием нового правительства Н. Пашинян активно включился во внешнеполитическую работу. Показательно, что первый после выборов визит политик нанес в Нагорный Карабах. В ходе поездки глава правительства предложил включить в переговорный процесс по конфликту вокруг данной территории руководство Нагорно-Карабахской республики. А 14 мая Н. Пашинян посетит Сочи, где примет участие в заседании Высшего Евразийского экономического совета и проведет двусторонние переговоры с президентом России Владимиром Путиным. В своих выступлениях армянский лидер, как и обещал, воздерживается от «резких геополитических реверсов и движений», но при этом продолжает уточнять свое отношение к ЕАЭС и ОДКБ.

«Конечно, все государства-члены должны подумать о том, чтобы повысить эффективность участия в этих организациях. Я имею в виду, что торговый оборот должен расти таким образом, чтобы результаты увеличения этого экономического объема были заметны и ощутимы для наших граждан» – считает Н. Пашинян.

Директор армянского социологического центра «Социометр», почетный профессор Российско-Армянского университета Агарон Адибекян считает, что «Пашинян пришел к власти, отталкиваясь от внутренних, а не от внешних проблем. Поэтому задача в том, чтобы тот ВВП, который Армения достигала ценой больших усилий, сохранился и преумножился».

Подробнее о том, что граждане Армении ждут от нового главы страны, читайте в полной версии интервью Агарона Адибекяна для «Евразия.Эксперт».

Внутри ЕАЭС: интеграция


Евразийский банк развития предложил инвестировать в транспортно-логистические центры в Беларуси, Казахстане и России.

Логистика выступает одной из сфер, задающих темпы развития евразийского экономического сотрудничества, в связи с чем регулярно попадает в фокус внимания интеграционных структур. На минувшей неделе аналитики Евразийского банка развития (ЕАБР) выпустили доклад «Транспортные коридоры Шелкового пути: анализ барьеров и рекомендации по направлению инвестиций», в котором сформулировали основные проблемы и предложили новые решения в области реализации транспортного потенциала ЕАЭС. Авторы документа сосредоточились на рассмотрении сухопутных транспортных коридоров по оси КНР – ЕАЭС – ЕС.

В первую очередь аналитики уделили внимание особенностям транзита товаров по территории стран ЕАЭС, поскольку «основной потенциал роста контейнеропотока по оси Китай – ЕАЭС – ЕС приходится на торговлю Китая со странами ЕС, значительная часть которой может быть переключена с морского транспорта на железнодорожный». Страны ЕАЭС, в свою очередь, не располагают столь большим объемов грузов, которые можно было бы поставлять по железной дороге. Для стимулирования поставок по суше аналитики ЕАБР предлагают сконцентрировать усилия на увеличении пропускной способности и конкурентоспособности транспортных коридоров.

Одна из основных проблем – недостаточное количество транспортно-логистических центров (ТЛЦ) на территории ЕАЭС, что влечет повышение транспортных расходов поставщиков, и затягивает процесс дистрибуции грузов.

«Важнейшим направлением инвестиций уже в настоящее время является создание опорных транспортных хабов/ТЛЦ на территории России, Казахстана и Беларуси» – подчеркивают аналитики ЕАБР.

В то же время, если для Белорусских железных дорог объем вложений в последние годы признается достаточно высоким ($2,5 млрд в 2011-2017 гг.), то казахстанская инфраструктура требует значительных инвестиций по следующим направлениям:

1. Адаптация железных дорог под «единые сетевые нормативные показатели» (вес и длину грузовых поездов);

2. Строительство новых путей на «лимитирующих участках»;

3. Создание системы автоматического регулирования движения поездов;

4. Модернизация устройств сигнализации, централизации, блокировки и связи на железной дороге;

5. Строительство обходов крупных транспортных узлов;

6. Электрификация участков, прилегающих к китайской границе.

Однако «самым критичным» фактором для развития транзита между Китаем и Евросоюзом по территории ЕАЭС выступают недостаточные мощности пунктов пропуска на белорусско-польской границе. В частности, речь идет о пограничном переходе Брест – Малашевиче, через который проходит большинство поставок между Китаем и ЕС. Опасения аналитиков вызывает состояние польской логистической инфраструктуры, в которую на указанном направлении Варшава не спешит инвестировать. Так, уже сейчас Польша принимает вместо оговоренных 14 железнодорожных составов не более 10. Одним из решений проблемы в ЕАБР видят расширение использования транспортных возможностей Санкт-Петербурга и Калининградской области.

Важным фактором развития логистического потенциала ЕАЭС выступает географическое положение. По мнению главного экономиста Евразийского банка развития Ярослава Лисоволика, «с точки зрения ландшафта и территории стран ЕАЭС, мы говорим о сложной транспортно-логистической доступности мировых рынков».

Подробнее о том, как странам ЕАЭС преодолеть географические вызовы, читайте в полной версии интервью Ярослава Лисоволика для «Евразия.Эксперт».


Павел Воробьёв, редактор аналитического портала «Евразия.Эксперт»

Комментарии
25 Апреля
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

О чем говорил Президент Беларуси в послании к народу.

Инфографика: Сколько вкладывают в Беларусь Европейский и Евразийский банки развития
инфографика
Цифра недели

21 тыс.

военнослужащих приняли участие в военных учениях НАТО «Siil 2018» («Ёж 2018») в Эстонии. Маневры, проведенные 2-13 мая 2018 г., стали крупнейшими в истории республики