21 Декабря 2016 г.

Создание евразийских ТНК как ответ на глобальную экономическую депрессию

Создание евразийских ТНК как ответ на глобальную экономическую депрессию
Предприятие корпорации Ростех, выпускающее газовые турбины.
Фото: rostec.ru

Главный вопрос развития Евразии в 2017 г. - восстановление устойчивого и охватывающего все страны региона экономического роста. Ключевая «точка неопределенности», - возможность начала новой волны глобального экономического кризиса или, как минимум, глобальной экономической депрессии. Проще говоря, источники ключевых рисков для постсоветского пространства находятся за его пределами. Страны региона не могут в полной мере этими рисками управлять. Создание евразийских транснациональных корпораций могло бы стать ответом на вызов нового времени. На первом этапе есть 4 отрасли, где они могли бы побороться за лидерство.

В глобальной экономике происходит отчетливое замедление темпов роста. Можно спорить о том, насколько глубоким будет замедление, но сам факт бесспорен. Стоит задуматься о том, насколько вообще возможно догоняющее экономическое развитие постсоветских государств в новых условиях. Структура экономики стран Евразии создает следующую ситуацию:

при сохранении существующих моделей экономического развития постсоветских государств темпы экономического роста на постсоветском пространстве всегда будут ниже среднемировых. С этим либо необходимо смириться, либо менять модель развития.

Это будет требовать новых шагов с точки зрения реструктуризации промышленного и инвестиционного потенциала постсоветского пространства, что в свою очередь потребует изменения тех моделей организации государственных систем, которые были нацелены преимущественно на обеспечение сбалансированного распределения сырьевой и логистической ренты.

Отвлекаясь от вопроса о политической воле для изменений, отметим, что в обозримой перспективе будет затруднительно получить ресурсы для проведения сколько-нибудь значимых программ модернизации в Евразии. Если замедление экономического роста в Китае и схлопывание его финансовых рынков станет реальностью, то

странам Евразии следует быть готовыми к развитию в условиях устойчивого дефицита финансовых ресурсов.

Для ускорения экономического роста придется пользоваться в основном теми ресурсами, которые есть в самой Евразии, в различных ее странах и отраслях. Понимая при этом, что ресурс развития только в национальных рамках уже почти исчерпан.

Но если возникают проблемы с развитием интеграционных процессов на межгосударственном уровне, необходимо искать альтернативные возможности. 

Корпоратизация Евразии – создание крупных транснациональных корпоративных субъектов по отраслевому или транс-отраслевому принципу – это естественное продолжение процессов экономической интеграции при затруднительности ее устойчивого развития на межгосударственном уровне.

Евразия может и должна стать местом базирования крупных корпораций, которые будут иметь потенциал влияния на мировую макроэкономическую конъюнктуру.

Конечно, формирование «евразийского корпоративного пространства» должно происходить на рыночной основе и для действия в рыночных условиях. Вместе с тем, государства Евразии обладают значительными возможностями для стимулирования процессов корпоратизации там, где это будет способствовать укреплению глобального влияния ЕАЭС, да и Евразии в целом, и несколько притормаживать эти усилия там, где это может быть контрпродуктивно.

Управляемая корпоратизация предотвратит в том числе и неконтролируемую утрату правящими элитами постсоветских государств контроля над рядом ключевых активов, которые в условиях дефицита средств могут быть скуплены внешними силами. Что далеко не всегда будет стратегически благоприятно.

Конечно, по целому ряду направлений конкуренция между странами Евразии такова, что еще долго будет исключать возможность формирования общих корпоративных структур. Маловероятна корпоратизация и в сферах, которые рассматриваются как политически чувствительные.

Но можно обозначить несколько направлений, где общеевразийские корпоративные структуры были бы очень кстати уже в ближайшее время.

Химия углеводородов высших переделов

С учетом тенденций на нефтяном рынке, прежде всего, возникновения длительной тенденции перепроизводства сырой нефти и превышения спроса над предложением, одной из задач для большинства государств ЕАЭС является существенное расширение внутреннего потребления углеводородов. 

Естественно, что наиболее выгодным и перспективным направлением является нефте- и газохимическое производство с высоким уровнем добавленной стоимости.Важным будет оставаться формирование технологических цепочек от производства до потребления субпродуктов переработки, выпуска готовой продукции и управления ее закупками.

Для обеспечения устойчивости системы важно исключение или, как минимум, снижение уровня конкуренции между производителями на внешних рынках. Внутри единого экономического пространства приоритетом должно оставаться достижение сбалансированного соотношения цена-качество. Инструментом решения этой задачи является создание крупной, если не глобальной, то субглобальной нефтехимической корпорации, контролирующей активы по выпуску конечной продукции в странах конечного потребления и ведущей большую научно-исследовательскую и маркетинговую деятельность.

Коммуникации и эксплуатационные услуги

Существует возможность не только консолидировать внутренний рынок Евразии, который ранее рассматривался в основном как объект экспансии крупных глобальных коммуникационных компаний, но и попытаться занять свое место в глобальной экономике. 

Однако потребуется вывести на новый уровень потенциал коммуникационного инжиниринга, критического для выхода на перспективные рынки. В силу политической значимости отрасли, формирование такой структуры потребует углубленного взаимодействия на межгосударственном уровне и, вероятно, участия институтов государства в ней в качестве акционеров. Но обще-евразийская промышленно-коммуникационная группа, даже, если она создается на базе существующих активов, должна возникнуть в дополнение к существующим компаниям, а не вместо них.

Агрохимия широкого профиля

Обострение конкуренции на глобальном рынке делает движение в направлении создания обще-евразийской агрохимической корпорации (возможно, с западным или китайским портфельным участием) настоятельной необходимостью, прежде всего, исходя из обострения конкуренции на глобальном сельскохозяйственном рынке. 

Необходимо иметь в виду и задачу повышения качественного уровня присутствия производителей из стран Евразии на мировом рынке услуг и материалов для сельского хозяйства. Советское технологическое наследство перестает быть актуальным. Было бы желательно инициировать процесс формирования новых стандартов эффективной и экологически чистой агрохимии. 

Пока странам Евразии трудно подступиться к рынку высокотехнологичной биоинженерной продукции для сельского хозяйства, где нарастает монополизм западных производителей. Но возникновение обще-евразийской агрохимической, а, в перспективе, агробиологической корпорации обеспечит контроль над евразийским рынком и рядом ключевых рынков сопредельных государств, что даст определенные ресурсы для трансформации. Это уже будет немалым шагом вперед.

Логистические услуги широкого профиля

Реализация проектов глобально значимых логистических коридоров по территории Евразии создает эффект конкуренции маршрутов. Это может быть использовано различными внешними силами как в экономических (провоцирование демпинга), так и в политических целях (создание управляемых конфликтов). Уже сейчас явочным порядком сложилась ситуация, когда логистические вопросы выведены за рамки интеграционных процессов, что следует считать большим успехом «партнеров» евразийских государств в попытках ослабления не только их переговорных, но и операционных позиций. При росте грузопотока это обстоятельство не так чувствительно, но в случае сокращения трансконтинентальной логистической активности – возникнут проблемы. 

Формирование на немонопольной основе общеевразийской логистической компании даст возможность создать систему управления загруженностью коридоров и снизить конкуренцию между партнерами. 

Появление такой компании, действующей, естественно, на коммерческой основе, но выражающей некий общий интерес стран-партнеров, существенно усилило бы позиции ЕАЭС во взаимодействии с внешними партнерами.

Безусловно, эти три-четыре отрасли экономики являются лишь первым шагом к более широкому корпоративному строительству в Евразии. Особенно учитывая, что обще-евразийские корпоративные субъекты будут возникать в не самых прибыльных и значимых отраслях промышленности.

Реализация новых корпоративных проектов в отраслях «второго ряда» даст возможность отработать механизмы построения таких субъектов и понять риски и «подводные камни», которые с этим связаны.

Только после успешного завершения этой волны можно будет выходить на более сложные и конкурентно рисковые сферы.

Корпоратизация неизбежно потребует резкого усиления взаимодействия и в финансово-инвестиционной отрасли. В том числе и для реализации технологических мер, направленных на ограждение нашего экономического пространства от негативного воздействия потенциального мирового финансового кризиса.

Иными словами, нужно иметь возможность ограничивать влияние мировых рынков на внутреннюю финансовую конъюнктуру – как в каждой их стран, так и в Евразии в целом. В таком случае у процесса реструктуризации экономического пространства Евразии появится стратегическая осмысленность, а не только тактическая результативность. А главное, - появится элемент управления макропроцессами (если не глобальными, то субглобальными), которого Евразии в целом и странам региона в частности в 2016 г. явно не хватало.

Дмитрий Евстафьев, профессор НИУ ВШЭ

Комментарии
03 Января
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Как главные политические землетрясения 2017 года повлияют на евразийскую интеграцию?

Инфографика: 5 ключевых событий в ЕАЭС в 2016 году
инфографика
Цифра недели

1,7 млн тонн

нефти составляют геологические запасы Угольского месторождения, открытого в Беларуси. Годовая потребность внутреннего рынка Беларуси в нефти составляет 5-6 млн т.