26 Апреля 2016 г.

«Евразийская ОПЕК». Как странам ЕАЭС жить с дешевой нефтью?

«Евразийская ОПЕК». Как странам ЕАЭС жить с дешевой нефтью?

Срыв соглашения по замораживанию уровня добычи нефти на совещании в Дохе стал тактически неожиданным, но стратегически предсказуемым. Очевидным стало, насколько политизирована и подвержена манипуляциям сфера торговли нефтью. Оказавшись заложниками слабоконтролируемых нефтяных рынков, страны постсоветского пространства вынуждены адаптироваться к новой ситуации . Сильный ход – диалог о координации в сфере нефтедобычи и нефтепереработки.

Заложники конъюнктуры

Для стран Евразийского союза и постсоветского пространства в целом развитие нефтегазовой отрасли – исключительно важно. Во многом социально-экономическая стабилизация стран региона была достигнута за счет перераспределения нефтегазовых доходов. В некоторых странах (Казахстан, Азербайджан, Россия) это ощущается больше, в некоторых – меньше. Но все страны постсоветского пространства свою долю нефтегазовой ренты в той или иной степени получали.

Страны региона оставались заложниками мировой нефтяной конъюнктуры, не имея серьезных возможностей влиять на ситуацию. Даже Россия, боровшаяся за статус лидера рынка, оказалась не в состоянии противостоять манипуляциям в сфере «бумажной нефти» и с использованием финансовых суррогатов. Страны постсоветского пространства, несмотря на всю активность, оказались скорее объектами, нежели субъектами современной нефтегазовой политики. И итоги переговоров в Дохе дают основания полагать, что это положение быстро не изменится.

И это при том, что страны постсоветского пространства и, прежде всего, страны ЕАЭС являются значимыми игроками на мировом рынке нефти. На постсоветское пространство приходится около 17% добываемой в мире нефти.

Новая «постдохийская» ситуация создает условия, при которых можно хотя бы начать разговаривать о новом формате взаимодействия на постсоветском пространстве. Благо всем серьезным специалистам, кажется, понятно, что прежняя система глобальной торговли нефтью близится к своему окончательному закату. И чтобы обеспечить нефтегазовые доходы в будущем плыть «по течению» уже не получится. 

Шанс для диалога

Для России диалог с нефтедобывающими и нефтеперерабатывающими странами постсоветского пространства был бы также полезен. Ведь «дохийский раунд» в целом показал пределы возможностей Москвы по противодействию манипуляциям в отрасли. И нужно предпринимать неординарные шаги, чтобы изменить не вполне благоприятную для России тенденцию.

Тем более что диалог может оказаться более конструктивным, когда элиты постсоветских государств вынуждены привыкать к тому, что относительно низкие цены на нефть пришли на рынок «всерьез и надолго» (особенно это ощущается в Азербайджане и Казахстане). Можно попытаться обозначить реальные возможности развития альтернативных инвестиционных процессов, заменяющих хотя бы отчасти утраченную, вероятно, надолго нефтегазовую ренту.

Самое главное – оградить отрасль от политизации. Чем меньше будет политизированность нефтегазовых вопросов на постсоветском пространстве, тем меньше будет возможностей для  внешних сил манипулировать рынком за счет ресурсов стран региона. На постсоветском пространстве пока еще существует шанс сохранить значительное влияние именно рыночных механизмов развития отрасли.

На пути к «евразийскому ОПЕК»?

Конечно, пока преждевременно говорить о возникновении «евразийской ОПЕК». Особенно учитывая нарастание политической напряженности между рядом стран постсоветского пространства. Это – дело далекого будущего. Однако первые шаги в этом направлении можно сделать уже сейчас. Но что могло бы входить в рамочный формат предлагаемого диалога? Можно обозначить следующие направления:·      

  1. Антидемпинговое соглашение о поставках нефти на внешние рынки (первоначально между странами ЕАЭС и, возможно, в более широких рамках постсоветского пространства). Это потребует расширения уровня экономической и операционной прозрачности со стороны ряда государств и определенного уровня ответственности. Цены на нефть Евразии должны быть рыночными, но сбалансированными.

  2. Соглашение о транспарентности поставок нефти и нефтепродуктов странами ЕАЭС и в целом, - постсоветского пространства. Регион не должен быть источником «серых» нефтепродуктов и, тем более, - нефти и нефтепродуктов криминального происхождения. Это подразумевает и декриминализацию рынка и в самих государствах постсоветского пространства, в т.ч. – и в России. Вероятно, это обстоятельство вполне осознается большинством национальных элит, поскольку риски связанные с непрозрачным происхождением нефти и доходов от нее, усиливаются в результате активизации глобальной борьбы с оффшорными схемами.

  3. Соглашение о поощрении и защите инвестиций в нефтегазовую сферу в рамках ЕАЭС. В том числе и первоочередной, льготный допуск инвесторов из стран ЕАЭС к приватизации нефтегазовых активов. Устойчивое и скоординированное развитие нефтегазового сектора в государствах постсоветского пространства является главным условием повышения конкурентоспособности и снижения издержек.

  4. Апробация бездолларовой системы торговли нефтью и нефтепродуктами внутри ЕАЭС, а затем - и в более широком масштабе. Инструментом дедолларизации нефте-торговли может быть не только рубль: требуется более широкий спектр финансово-инвестиционных инструментов.

  5. Соглашение об экологических стандартах нефтедобычи на постсоветском пространстве. Странам ЕАЭС и их партнерам следует обезопасить себя в дальнейшем от вероятного давления на глобальном уровне по этому направлению. Но и с точки зрения интересов обществ и государств региона было бы принципиально важно не допустить хищнической эксплуатации нефтяных ресурсов под лозунгом «снижения издержек».

Диалог по данным направлениям, не оказывая, естественно, решающего влияния на мировую ценовую конъюнктуру, существенным образом расширил бы «зону доверия», создав базу для дальнейшего развития постсоветского пространства. Надо быть крайне наивным, чтобы не предполагать дальнейшего продолжения манипулятивной игры на рынке нефти.

Дмитрий Евстафьев, профессор НИУ «Высшая школа экономики»

Комментарии
20 Февраля
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Чем недовольны рядовые белорусы и кто стремится «оседлать» протест?

Инфографика: Сколько инвестируют в Беларусь Россия, Китай и США
инфографика
Цифра недели

$3 млрд

составляет доход Беларуси от экспорта молока в Россию – министр сельского хозяйства РФ Александр Ткачев