22 Ноября 2017 г.

Евразийский региональный продукт: Беларуси необходимо участвовать

Евразийский региональный продукт: Беларуси необходимо участвовать
Фото: youtube.com

Сегодня в странах ЕАЭС все чаще поднимается вопрос о защите местных, региональных видов товаров. В частности, предлагается взять опыт Европейского союза, где региональные традиции производства защищены, а регионы имеют на это монопольное право. В таком положении в ЕС находятся хамоны, рокфоры и прочие виды продукции. В России уже сейчас прорабатывается вопрос введения подобного законодательства. Такие же вопросы поднимаются в Казахстане. Нужно ли вводить отдельные национальные системы географических индикаторов? Или же лучше уже сегодня начать создавать общеевразийскую национальную модель? О риска и выгодах для различных регионов от такой программы и следствиях для Беларуси специально для «Евразия.Эксперт» рассказывает историк материальной культуры, эксперт в области традиции региональных продуктов Алесь Белый.

Россия вводит законодательство о географических индикаторах


7 октября в Москве в рамках крупнейшей выставки достижений агропромышленного комплекса России «Золотая осень – 2017» состоялась пленарная сессия «Российские продукты с географическими индикаторами: как реализовать потенциал?». В сессии принял участие директор Департамента информационной политики и специальных проектов Минсельхоза России Дмитрий Краснов, сопредседатель Общероссийской общественной организации «Деловая Россия» Павел Титов, заместитель премьер-министра Правительства Республики Башкортостан Ирек Мухаметдинов, президент Национальной ассоциации региональных продуктов Иван Меркулов и др.

Сегодня в России, не говоря уж о других странах Евразийского союза, нет четко определенной системы географических индикаторов. Едва ли не единственным исключением является Вологодское масло.

Его история начинает свой отсчёт с 1871 г. когда Н. В. Верещагин (брат известного русского художника) организовал первый маслодельный завод в деревне Марфино Вологодской губернии, по образцу которого затем организовалось еще несколько компактно расположенных предприятий.

Масло.jpg

Верещагин разработал метод изготовления масла из сливок, нагретых до высокой температуры, что придавало ему особые вкусовые качества. Новый вид масла с приятным «ореховым» привкусом он назвал «парижским», а в других странах мира его называли «петербургским», так как оно экспортировалось из России только из этого порта. Отличные по вкусу молоко и масло в Вологодской губернии получались благодаря обилию заливных лугов, сохраняющемуся в течение всего пастбищного периода зелёному травостою с обилием разнотравья, умеренным температурам летом без зноя и жары.

Слава вологодского масла возрастала вплоть до 1917 г., а потом, к сожалению, пошла на убыль, хотя и не «до нуля». Народная память её сохранила. Отголосками высокой репутации молочной продукции из этой части России в советские годы также стали включенные в советские ГОСТы сорта сыра «Пошехонский» и «Костромской», которые тоже, при определенных обстоятельствах могли бы развиться в классические региональные продукты. С позиций сегодняшнего дня, стандартизация этих сортов сыра в качестве общесоюзных ГОСТовских сыграла с ними злую шутку. Ведь никаких отчислений родине прототипов или других возможностей для премиального заработка никто не давал, так что громкая слава этих советских региональных «брендов» фактически ушла в песок. 

В этом контексте 80-летняя «пауза», взятая Вологодским маслом, даже пошла ему на пользу. По крайней мере, потенциально, т.к. автоматически потребитель не будет платить более высокую цену просто за «корочку». Для подтверждения репутации географического индикатора на рынке необходима долгая упорная работа технологов и маркетологов, а также координаторов их усилий в рамках единой региональной торговой марки.

Согласно решению Федерального агентства по техническому регулированию и метрологии (Ростехрегулирование) с 1 января 2010 г., наименование «Вологодское масло» вправе использовать только предприятия, находящиеся на территории Вологодской области. Кроме собственно географического индикатора, продукт должен отвечать определенным техническим параметрам: это несолёное сладкосливочное масло с массовой долей влаги не более 16,0 %, полученное в результате специальной переработки свежих сливок первого сорта под воздействием высоких температур.

Опыт Европейского союза


В Евросоюзе аналогичным правовым статусом является Protected Designation of Origin – один из международно признанных т.н. «географических индикаторов» происхождения продуктов. К продуктам, определяемым таким образом, относятся, например, «Коньяк» или сыр «Пармиджано Реджано», в просторечии известный как «пармезан». Всего их в мире зарегистрированы тысячи, а годовой объём рынка таких продуктов измеряется десятками миллиардов долларов. Эксклюзивные производители этих продуктов (а точнее, их ассоциации) весьма ревниво защищают свои права, дающие им существенные премиальные заработки.

Вологодский прецедент, насколько известно, так пока и остаётся уникальным. Нет ни четкого регламента необходимых для признания процедур, ни определенного законом регистрирующего органа, но главное – понимания всеми игроками рынка, включая конечных потребителей, потенциальных выгод.

В числе ожидаемых претендентов на получение аналогичного статуса в РФ – алтайский и башкирский меда, белевская пастила, рыба из Карелии, Астрахани и Тихоокеанского региона; краснодарская, алтайская, курская пшеница и макаронные изделия, соответственно из этой муки; Тверское льняное масло и мука, и льняное масло из семян кудряша Среднего Поволжья, конопляное масло из Сибири, краснодарский чай, тульские пряники, татарский вяленый гусь, астраханские арбузы, камчатский краб и т.д.

При целенаправленной системной работе, таких продуктов с географическими индикаторами, обладающими исторической репутацией, в России можно обнаружить многие десятки и даже сотни.

В Польше на данный момент, в результате многолетней работы, при щедрой поддержке Евросоюза и координации Министерства сельского хозяйства и развития деревни, на воеводских уровнях зарегистрировано более 1600 региональных продуктов, из них несколько десятков уже получили общеевропейское юридическое признание. Конечно, многие из них созданы в результате определённых натяжек, ради освоения европейских фондов, но многие добиваются реального успеха на рынке.

В России эта работа отстаёт от европейских темпов примерно лет на 15, но все же идет, и нынешняя ситуация с санкциями, пожалуй, способствует этому процессу. В этом году Министерство сельского хозяйства РФ активизировало такую работу. В частности, летом состоялось совещание, на котором была рассмотрена Концепция продвижения сельхозпродукции, продуктов питания и напитков с наименованием места происхождения (суббрендов) на внешние рынки в рамках приоритетного проекта «Экспорт продукции АПК». По утверждению директора Департамента информационной политики и специальных проектов Минсельхоза России Дмитрия Краснова, Минсельхозом ведется масштабная работа с администрациями субъектов РФ, с целью поиска перспективных продуктов с географическими индикаторами. В каждом регионе, как ожидается, можно найти в среднем 3-4 подобных продукта, которые могут стать драйверами развития сельских территорий.

Что делать Беларуси и другим странам ЕАЭС


Создание системы географических индикаторов в России потребует разработки или изменения многих законодательных актов. Но если такая работа начнёт вестись всерьёз, Беларуси и другим государствам-членам ЕАЭС необходимо подключиться к ней на самых ранних этапах, чтобы защитить и национальные интересы и интересы отдельных регионов.

В истории Беларуси XIX-XX вв., в период формирования капиталистического сельскохозяйственного рынка, и даже в более ранние периоды, известны несколько прототипов того, что теперь принято называть географическими индикаторами. Было у нас, в частности, и широко известное в Европе «дисненское» масло, чья репутация формировалась синхронно с вологодским и практически ему не уступала.

Артельное маслоделие возникло в Дисенском и соседним Дриссенском уездах Витебской губернии в конце XIX в. в связи с резким падением спроса на продукцию земледелия. Особенно успешно развивался экспорт в Англию. В 1905 г. из Дисненского уезда было отправлено в Англию масла на 10 тыс. руб., В 1908 - на 175 тыс., а в 1910 - на 260 тыс. руб. Оно занимало одно из первых мест по репутации  на английском рынке и стоило на 2-4 шиллинга дороже, чем другие сорта масла из Российской империи. Сбывалось без посредников через транспортную контору «Герхард и Гей» в Лондон и Лидс. По прибытии в Англию по почте ссылался аванс от 36 до 45. за бочку, остальное - после полной реализации.

К сожалению, артельные поставщики не попытались зарегистрировать специальной торговой марки, и Дисненское масло поставлялось преимущественно под маркой «Голштинское» - то есть работая на чужой географический индикатор. После Первой мировой войны шансы на успешную культивацию регионального бренда исчезли надолго, но ведь и сегодня молочные продукты из Постав и Глубокого пользуются высочайшей репутацией на рынках Беларуси, России, Украины, - а производят их наследники тех самых дореволюционных дисненских маслоделов и сыроваров.

Известны и другие традиционные белорусские продукты массовых региональных промыслов, история которых порой насчитывает несколько веков: сушёные полесские вьюны (с середины XVII в.), сморгонские «баранки» (как минимум, с XIX в.), нарочанская селява. Одним из первых массовых сортов сычужного сыра в Российской империи был т.н. «Литовский», или «Брохоцкий» сыр, выпускавшийся с 1859 г. помещиками Брохоцкими в имении Городий (совр. Новая Вёска Столбцовского р-на), а затем быстро распространившийся по имениям сначала их родственников и друзей  в Минском и Новогрудском уездах, а затем по всему северо-западу современной Беларуси и Виленскому краю, и вплоть до 1939 г. бывший эталонным сортом западнобелорусского  сыра. Этот наш аналог голландского «Эдамера» вполне можно было бы возродить – скорее под названием «Брохоцкого» или «Городейского», поскольку название «Литовский» по понятным причинам независимой Беларуси не подходит. Эталоном качества клинкового творожного сыра в дореволюционной России были также именно наши сыры, как отмечал в 1892 г. журнал «Домострой».

Но ведь и продукты и торговые марки, созданные в советское время, также порой насчитывают много десятилетий устойчивой славы. Признанным региональным продуктом мог бы стать, например, бобруйский зефир. Конфеты «Коровка» из Ивенца в 2016 г. отметили своё 50-летие, а в своё время они были первыми конфетами такого типа, выпускавшимися в СССР. 50 лет – наиболее распространённый в мире порог возраста исторической известности региональных продуктов, необходимый для их признания, хотя в некоторых странах приняты сроки 25 или 100 лет.

Концепция евразийского регионального продукта


При разработке концепции потенциального регионального продукта необходимо учитывать как уникальность исторического наследия и рецептуры, так и потенциальную востребованность на рынке. Ведь географические индикаторы регистрируют и поддерживают не для «галочки», а для существенного повышения премиальности. А шансы на признание этой премиальности рынком есть далеко не у всех продуктов, даже с блестящей исторической генеалогией.

Если данный круг вопросов начнёт всерьёз обсуждаться на межгосударственном уровне в рамках ЕАЭС, то можно прогнозировать, что всплывёт немало проблем, пока что не вполне осознаваемых игроками рынка и регуляторами. Например, чуть ли не треть экспорта белорусского сыра в Россию приходится на сорта «Российский» и «Российский молодой». Вряд ли мы встретим ещё где-то в мире прецедент, чтобы в качестве суррогата географического индикатора использовалось название не страны происхождения, а страны назначения!

Ещё один потенциальный слой проблем связан с возможным вступлением ряда стран во Всемирную торговую организацию, в которую Россия вступила уже достаточно давно. Можно ожидать, что у оригинальных производителей возникнут вопросы к белорусским «шампанскому», «коньяку», «кальвадосу» - ведь всё это также давно зарегистрированные географические индикаторы, и продавать продукты с такими названиями Беларусь не сможет даже на своей территории.

Даже к продуктам, чьи корни - в братских бывших советских республиках, могут возникнуть такие претензии. Например, к сыру «Сулугуни» и т.д. В таком случае Беларуси и другим странами придётся разрабатывать свои родовые названия, например, для местных игристых вин или яблочных, ягодных и виноградных дистиллятов.

Проблемы у Беларуси


Ещё одна смежная проблема, актуальная для Беларуси – юридический статус родовых наименований алкогольных напитков, исторически имеющих местное происхождение, но ещё в конце XIX в. завоевавших общероссийскую славу, переросшую затем в общесоюзную.

Как и в случае «Костромского» сыра, эта слава сыграла с ними, а точнее – с Беларусью, злую шутку. Речь, в частности, о старке и зубровке, которые по историческому праву должны были бы считаться белорусскими национальными продуктами, но на момент распада СССР были юридически оформлены как торговые марки конкретной организации «Союзплодоимпорт», получившей в независимой России статус казённого предприятия и монополизировавшей право использования данных наименований на территории РФ, но косвенно, фактически – и в Беларуси.

Штарка.jpg

Из-за проблем с интеллектуальной собственностью в рамках ЕАЭС, с 2016 г. ни один из белорусских производителей больше не выпускает «Зубровки» под таким точно наименованием – хотя есть «Зубровая», «Зубровочка» и т.д. А ведь речь идёт о продукте, фактически являющимся национальным культурным достоянием, название которого исторически не было частной торговой маркой. Именно о региональном  продукте со вполне четко очерченном «аппелясьоном» (эксклюзивной географической областью происхождения) – Беловежской пуще, которую Беларусь делит с Польшей.  С западной соседкой также маячит перспектива будущего спора за исторические права на зубровку, которые она также искусственно монополизировала, только в западном мире.

Зачем Беларуси защита региональных продуктов?


В своё время Беларусь утеряла или даже «раздарила» соседям концепции и юридические права на многие традиционные продукты с долгой и интересной историей. И пока что не осознала насущной необходимости их восстановления или возвращения. Наверняка, в тех же Казахстане и Армении есть свои достойные традиционные продукты, плохо нам сегодня известные, но ожидающие своего «звёздного часа».

Ведь система юридической защиты должна учитывать интересы и третьих стран – например, в Евросоюзе защищены в рамках соответствующей системы исключительные права Café de Colombia и других неевропейских географических индикаторов, - естественно, подавших весьма непростые и недешёвые заявки установленного образца с увесистым пакетом сопроводительных документов.

Пока что ни общественное мнение, ни потенциальные регуляторы и регистраторы (например, Минсельхозпрод РБ), ни законодатели в наших странах не осознают обрисованных в этом кратком очерке задач и проблем. Но если мы хотим развития цивилизованных рыночных механизмов а в перспективе – хотим экспортировать нашу сельхозпродукцию и продукты её на мировые рынки переработки дорого и устойчиво, а не в виде сухого обезжиренного молока и других анонимных низкомаржинальных продуктов – то нам нужно уже сейчас задуматься о том, как будет функционировать система географических индикаторов в рамках ЕАЭС.

Комментарии
26 Ноября
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Даля Грибаускайте постаралась, чтобы отказ Александра Лукашенко от приглашения на саммит Восточного партнерства в Брюссель выглядел однозначно – как провал Евросоюза.

Инфографика: Военно-морские силы США в Европе
инфографика
Цифра недели

2,3%

составил рост промышленного производства в ЕАЭС с января по октябрь 2017 г. Наибольший прирост отмечен в Кыргызстане – 13,7% – Евразийская экономическая комиссия