24 Мая 2017 г.

Евразийский союз позволит Южной Америке снизить зависимость от США – аргентинский эксперт

Евразийский союз позволит Южной Америке снизить зависимость от США – аргентинский эксперт
Фото: lexltd.com.ua

Потенциал сотрудничества Евразийского экономического союза (ЕАЭС) с южноамериканским торговым блоком МЕРКОСУР внушителен. Однако переговоры о соглашении между двумя союзами, начавшиеся еще в 2014 г., забуксовали в связи с внутриполитическими кризисами в Бразилии и Венесуэле. В 2016 г. Аргентина в лице главы МИД заявила о своих амбициях стать «локомотивом в продвижении отношений между ЕАЭС и МЕРКОСУР», но под силу ли ей переломить негативные тенденции в регионе? Ситуацию в интервью «Евразия.Эксперт» прокомментировал глава департамента Евразии Национального университета Ла-Плата в Буэнос-Айресе, аргентинский эксперт Пауло Ботта.

- Господин Ботта, как вы оцениваете перспективы сотрудничества между Евразийским экономическим союзом (ЕАЭС) и Южноамериканским общим рынком (МЕРКОСУР)?

- Существует ряд больших возможностей по сопряжению двух интеграционных процессов. К сожалению, в бизнес-сообществе Южной Америки сегодня не хватает информации о ЕАЭС. На этом направлении надо еще многое сделать, чтобы вовлечь больше игроков в межрегиональное сотрудничество.

Начало переговорам о сотрудничестве МЕРКОСУР и ЕАЭС было положено еще в 2014 г. Однако политические перемены в Южной Америке и, как следствие, изменение внешнеполитических приоритетов стран региона привели к затягиванию переговоров. С другой стороны, приостановка членства Венесуэлы в МЕРКОСУР (произошла в декабре 2016 г. – прим. «ЕЭ») в связи с внутренним кризисом в стране привела к институциональному параличу [внутри организации].

Страны-члены МЕРКОСУР очень заинтересованы в сотрудничестве со странами, входящими в ЕАЭС и общем рынке объединения. Однако, на мой взгляд, приоритет надо отдать сотрудничеству на межрегиональном уровне, а не на двустороннем уровне между отдельными странами.

Следует подписать Меморандум о взаимопонимании по торгово-экономическому сотрудничеству. Это соглашение должно стать общей рамкой сотрудничества и должно включать решение о валюте, которая будет использоваться во взаимной  торговле.

- Как повлияет избрание Дональда Трампа президентом США на взаимодействие Латинской Америки со странами Центральной Евразии?

- Полагаю, что сотрудничество между МЕРКОСУР и ЕАЭС достаточно важно, чтобы его не затронула смена администрации в США.

Однако нам стоит ожидать более националистической и протекционистской торговой политики США, что приведет к сокращению возможностей для южноамериканских продуктов на этом рынке.

В то же время, США, вероятно, сделают акцент на двусторонние переговоры с отдельными странами [а не объединениями], что усилит их рычаги на переговорах со странами Латинской Америки. Поэтому наши страны должны сосредоточиться на работе в едином блоке, чтобы укрепить свои переговорные позиции.

Следует продвигать идею, что сотрудничество с ЕАЭС может стать одной из опций, позволяющей избежать увеличения зависимости от США.

Например, в последние недели правительства входящих в МЕРКОСУР стран возобновили переговоры о соглашении с Евросоюзом, а также с Китаем. ЕАЭС может стать еще одним партнером в рамках этого многовекторного подхода. Напротив, переговоры стран МЕРКОСУР с США «один на один» не принесут хороших результатов.

- Когда вы прогнозируете старт полноформатного экономического взаимодействия между ЕАЭС и МЕРКОСУР? Есть ил силы, которые препятствуют созданию такой коалиции?

- Силы, пытающиеся воспрепятствовать сотрудничеству, в основном внутренние. Они действуют из страха, что открытием новых рынков могут воспользоваться зарубежные игроки [что усилит конкуренцию на внутреннем рынке]. Мы должны серьезно поработать над вопросами торговли, чтобы преодолеть это сопротивление. Помимо подписания уже упомянутого мной Меморандума о взаимопонимании, мы также должны включить в соглашение вопросы логистической связанности наших регионов и фитосанитарные нормы, что позволит торговле развиваться.

С другой стороны, нам не следует зацикливаться на торговле. Следует переходить к таким сферам сотрудничества, как инвестиции, сотрудничество в сфере научно-технических разработок и выстраивании общей позиции во взаимодействии с международными организациями.

- Как в США и Европе относятся к идее сотрудничества между ЕАЭС и МЕРКОСУР?

- В Европе и Соединенных Штатах руководствуются мыслью, что лучше избежать серьезных сдвигов в отношениях стран Евразии с членами МЕРКОСУР.

К сожалению, текущая ситуация в долгосрочной перспективе не выгодна для нашего региона, так как приведет к сохранению неравенства, которое есть сейчас.

Следует учесть, например, что использование доллара США или евро в торговых расчетах является основным приоритетом Европы и США. Однако уже ясно, что это негативно сказывается на наших экономиках, которые вынуждены использовать иностранную валюту для торговли. Эту проблему надо решать и включать в будущее соглашение ЕАЭС-МЕРКОСУР.

- Как вы думаете, когда может быть подписано такое соглашение? И что именно это даст странам-членам МЕРКОСУР?

- К сожалению, внутренняя ситуация в Венесуэле и Бразилии не поспособствует продвижению к соглашению в ближайшем будущем, как бы ни были заинтересованы в сотрудничестве отдельные страны, например, Аргентина.

Переговоры МЕРКОСУР с Европой также займут много времени, и здесь очень проблематично отстоять наш основной интерес – открытие европейского рынка сельхоз продукции (фермеры в ЕС защищены от зарубежных конкурентов значительными государственными субсидиями и квотами на импорт в ЕС – прим. «ЕЭ»).

Необходим новый формат сотрудничества Южной Америки с Европой и Китаем. Однако выйти на новую форму отношений не получится, так как Китай чувствует себя очень комфортно, импортируя сырье и экспортируя промышленные товары. Для Европы сегодняшняя ситуация также удобна: она импортирует первичную продукцию и экспортирует услуги. Сложившееся положение вещей подталкивает нас к тому, чтобы искать новых партнеров в мире, и здесь взаимодействие с ЕАЭС может открыть широкие перспективы.

Для наращивания сотрудничества ЕАЭС-МЕРКОСУР следует сосредоточиться на тех сферах, которые не будут включены в соглашение ЕС-МЕРКОСУР. Например, совместные исследования в сфере агропромышленных технологий или академический обмен, включающий изучение языков.

- На ваш взгляд, в сотрудничестве с какой организацией больше всего заинтересованы страны-члены МЕРКОСУР – ЕАЭС или ЕС? И почему?

- Полагаю, что интересы ЕС и ЕАЭС в отношении МЕРКОСУР различаются. Главный интерес ЕС заключается в сохранении текущей ситуации: закрыть свой рынок для сельскохозяйственной продукции из Южной Америки и обеспечить выгодные условия для европейских компаний на рынке МЕРКОСУР. Но такой подход уже доказал свою долгосрочную невыгодность для наших экономик. Поэтому мы должны искать новых партнеров и стремиться изменить текущий формат отношений между ЕС и МЕРКОСУР.

Мы находимся в начале пути по выстраиванию отношений с ЕАЭС, поэтому у нас есть возможность избежать ошибок. Главная задача – уйти от подхода, который ставит торговлю в центр внимания, и рассматривать экономическое сотрудничество в целом. Нам нужно включить политический компонент в отношения ЕАЭС-МЕРКОСУР, и вовлекать как можно больше общественных акторов в интеграцию, включая сферу науки и культуры. Кооперация, также как и конфронтация, начинается не с торговли и рынков, а с человеческих отношений.

Комментарии
15 Августа
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Санкции США создают новые риски для стран ЕАЭС, но Беларусь и Казахстан могут выиграть.

Инфографика: Сухопутные войска США в Европе
инфографика
Цифра недели

$272,3 млн

составил торговый оборот между Казахстаном и Кыргызстаном в январе-мае 2017 г., что на 38,4% выше, чем за аналогичный период 2016 г. – Правительство Казахстана