20 Апреля 2016 г.

Федор Лукьянов: «Евразийский союз будет меняться»

Федор Лукьянов: <i>«Евразийский союз будет меняться»</i>
Фото: format-a3.ru

Главный редактор журнала «Россия в глобальной политике» Федор Лукьянов рассказал «Евразия.Эксперт» о том, как Евразийскому союзу выстроить отношения с Китаем, есть ли у России антикризисный план «Б» и получится ли помириться с «непредсказуемым» Евросоюзом.

Сегодня немало раздается критики евразийской интеграции со ссылками на экономические показатели последних двух лет. Каковы перспективы Евразийского экономического союза?

Перспективы оптимистичные, но не потому, что данное объединение уже добилось успеха, а потому, что реальной альтернативы просто нет. На сегодняшний день страны-участницы евразийской интеграции объективно заинтересованы в объединении усилий в долгосрочном плане для повышения собственной конкурентоспособности и выживаемости. Безусловно, Евразийский союз переживает очень тяжелое становление. Масса нерешенных вопросов вкупе с попытками с разных сторон политизировать данное объединение. Кроме того, к сожалению,

у нас дискуссия о геополитическом смысле часто забегает вперед функционирующих институтов и продуманных экономических механизмов. И это создает возможности противникам этих идей агитировать не в их пользу.

Да и экономический кризис, безусловно, не прибавляет радости.

Какие сегодня существуют ресурсы экономического развития в Евразийском регионе?

В длительнойдолгосрочной перспективе евразийский проект неизбежно, хотя не без трудностей, будет развиваться и сопрягаться с китайским Шелковым путем. Китай поворачивается в западном направлении, в Евразию, исключительно по своим интересам – это никак с нами не связано. Китай несет огромные ресурсы, которые он готов вложить в своих интересах. Часть этих ресурсов останется там, куда он их вкладывает.

ЕАЭС сегодня создает единую и выверенную нормативную среду, которая позволит достичь взаимодополняемости с китайскими экономическими инициативами.

В результате будет формироваться прообраз единого мега-проекта.

Евразийский экономический союз будет меняться. Возможно, присоединятся новые члены, хотя потенциал расширения сегодня не очень велик.

Вся евразийская система пришла в движение, и в результате должен появиться конгломерат, который в ХХI веке должен играть роль противовеса евроатлантической системе.

Не в смысле военно-политическом, а в качестве мощного центра экономического развития. Россия одна не потянет. Китай один может и потянул бы, но он сталкивается с растущим противодействием со стороны оппонентов – США и ряда стран в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Пекину нужен мощный тыл, и он начинает это понимать. Это открывает новые перспективы для евразийской экономической интеграции.

Сейчас очень тяжелая фаза, но Евразийский союз – это долгосрочный проект. Мы, к сожалению, привыкли: подписали и через год давай результат. Так не бывает.

Поворот на Восток – это план «Б» для России на фоне тупика отношений с Западом? Насколько успешно он реализуется и какие препятствия на пути?

Вопрос не в плане «А» или «Б». Современный мир – это мир постоянно меняющихся отношений, который даже не являются альянсами. Они являются ситуативными сближениями по определенным вопросам. Конъюнктура изменилась – сближение закончилось. И вовсе не обязательно, что за этим следует конфронтация – просто пути разошлись. Если говорить о повороте на Восток, это для нас острейшая необходимость, абсолютно не связанная с нашими отношениями с США. Азия – это бурно растущий регион. В ХХI веке в Азии будет происходить очень много событий, и они будут важнее, чем в Европе.

¾ территории России находится в Азии. При этом у нас до сих пор нет внятной политики поворота на Восток. Об этом объявлено, но поворачиваемся мы со скрипом – бюрократическая машина заржавела. А Китаю все равно, какие у нас ценности – традиционные, социалистические или либеральные – дайте результат. Поэтому, на политическом уровне все у нас хорошо, а на экономическом – китайцы спрашивают: когда вы будете менять экономику? Поэтому, у нас есть один план – максимально ускоренное развитие с использованием всех возможностей.

Вы видите возможности налаживания взаимодействия между Европейским и Евразийским союзами?

Честно говоря, не вижу в этом необходимости на сегодняшний день. У ЕАЭС сегодня огромная внутренняя повестка дня. Надо превратить Союз в дееспособное и динамично развивающееся объединение.

Признание Брюсселем ЕАЭС было бы хорошо с точки зрения роста международной легитимности. Это приятно, но ни в коем случае не меняет суть проблем, с которыми сталкивается евразийская интеграция.

Будет признание – хорошо, не будет – ну и ладно. ЕС сегодня смотрит на Евразийский союз как на пока еще не состоявшееся объединение. Если Союз состоится, заработает в полную силу, сами прибегут. Но пока мы только в начале пути и впереди еще много работы.

Возможны ли в принципе «большие» договоренности между формирующимся Евразийским альянсом и Западом? Например, мы предоставляем ресурсы и военно-политическую поддержку. В ответ Евросоюз помогает нам в модернизации промышленности.

Сейчас этот вопрос не актуален. Он всегда был несколько умозрителен. Надежда была, но реальная вероятность такого развития событий всегда была очень туманной. Полагаю, отношения России с Евросоюзом будут меняться. Они сейчас пройдут фазу очень тяжелую.

Неизвестно, что будет с ЕС. На самом деле, сейчас трудно сказать, что более непредсказуемо – наше развитие или их развитие.

Но Европа – это тоже Евразия – ее западная оконечность. Если в евразийской континентальной «доле» будет интересное развитие европейцы, исторически прагматичные, сюда потянутся, увидев новые возможности. Не в смысле каких-то союзов, а в смысле инвестиций. Экономических возможностей не будет – никакими политическими интересами не заставишь.

Изменится ли отношение Запада к России в результате текущего кризиса?

Если мы не надорвемся, а для этого надо четко соизмерять геополитические амбиции с экономическими возможностями, то в какой-то момент произойдет психологический перелом. Наступит привыкание к тому, что Россия, оказывается, совсем не та, к какой на Западе привыкли в 1990-е гг. Тогда начнутся попытки сближения и выстраивания отношений по-новому.

Сможет ли ОДКБ ответить на вызовы для Центральной Азии, исходящие с Юга?

Пока разговоров много, но настоящих вызовов еще не было.

В случае резкого обострения ситуации, восприятие ОДКБ в Евразийском регионе быстро изменится, и на него будут возложены большие надежды.

Есть распространенное мнение, что страны Центральной Азии всецело полагаются на Россию в обеспечении безопасности. Сегодня это большой вопрос. Создается впечатление, что иногда мы считаем проблемы безопасности Центральной Азии гораздо более острыми, чем сами государства в регионе. Там зачастую распространен более «южный» подход: не надо забегать вперед – пусть все идет своим чередом. Если начнутся по-настоящему ощутимые, крупные потрясения, то никто кроме России и ближайших союзников по ОДКБ не будет заниматься разрешением проблем и стабилизацией региона. Внешним игрокам ни к чему взваливать на себя ношу местных проблем, рискуя втянуться в региональные кризисы. При столкновении с реальными вызовами региональная роль ОДКБ резко возрастет, и структура заработает активнее.


Комментарии
05 Декабря
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

20 лет назад Беларусь отвергла вашингтонский консенсус, выбрав суверенитет. Многие хотят провести ревизию белорусского пути сегодня.

Инфографика: Основные военные объекты в Польше, используемые другими странами НАТО
инфографика
Цифра недели

$7 млрд

составил объем экспорта IT-технологий и продуктов из России в 2016 г. Для сравнения, экспорт вооружений из России в 2015 г. составил $14,5 млрд.