07 Июля 2016 г.

Газопроводное дзюдо. Газпром возрождает Турецкий поток

Газопроводное дзюдо. Газпром возрождает Турецкий поток
reuters.com

На фоне некоторой стабилизации отношений России с Турцией заявлено о возвращении к проекту газопровода «Турецкий поток». Стратегия России по продвижению своих газопроводных проектов в западном направлении для потребителей в Европе выстраивается по принципам дзюдо. Она напориста – «Газпром» уже много лет продвигает идею строительства обходных газопроводов вокруг Украины и отказа от транзита через территорию страны. При этом в стратегии присутствует тот самый «гибкий путь» - Россия постоянно меняет приоритетные проекты.

«Газовый» маневр на Балтике

После запуска в 2012 г. второй нитки «Северного потока» все усилия российской энергетической дипломатии были направлены на реализацию проекта «Южный поток». До 2014 г. схватка шла с переменным успехом. Брюссель говорил о несоответствии проекта нормам Третьего энергетического пакета. Москва заявляла, что все межправительственные соглашения о «Южном потоке» были подписаны еще до вступления в силу новых европейских законов. Так как Третий энергопакет не мог запретить строительство газопровода (он регулирует только правила использования «газовой» инфраструктуры), проект постепенно продвигался. «Газпром» даже нанял итальянскую Saipem SpA для укладки труб на морском участке. Однако в июне 2014 г. противники  «Южного потока» использовали «запрещенный прием». В Софию прилетела группа американских сенаторов во главе с Джоном Маккейном и «убедила» премьер-министра Болгарии Пламена Орешарски отозвать разрешение на строительство «Южного потока» на территории Болгарии.

После этого проект газопровода сделал изгиб и стал «Турецким потоком» в рамках договоренностей Путина и Эрдогана. Когда и этот проект был заморожен из-за сбитого Турцией российского Су-24, приоритетным проектом для России стал «Северный поток-2». Новый фаворит реализуется довольно стремительно. «Газпром» пошел на снижение своей доли в компании-операторе Nord Stream-2 AG до 50%, хотя и в «Северном потоке-1» и «Южном потоке» владел контрольным пакетом. Еще 50% в Nord Stream-2 AG распределили между собой BASF, E.ON, Engie, OMV, Shell (у каждой по 10%).

Все трубы ведут в Берлин

В какой-то момент могло показаться, что вектор российской «газопроводной» политики останется неизменным: все трубы будут вести в Германию. Объемы транспортировки газа по «Северному потоку ежегодно возрастают: в 2013 г. было прокачено 23,8, млрд. куб. м., в 2014 – 35,5, а в 2015 – 39,1. Мощность газопровода составляет 55 млрд. куб. м. в год. То есть нарастить поставки можно еще на 15,9 млрд. куб. м. Для этого нужно либо договориться с Брюсселем о выведении газопровода OPAL (одно из двух продолжений «Северного потока» на территории Германии) из-под действия норм Третьего энергопакета, либо продавать газ европейским потребителям еще на входе в морскую часть газопровода (тогда все европейские нормы будут соблюдены).

«Северный поток-2» также будет иметь мощность 55 млрд. куб. м. В случае полного использования пропускной способности два балтийских газопровода позволят прокачивать 110 млрд. куб. м., т.е. дополнительно к текущим объемам можно будет прокачать 70,9 млрд. куб. м. Это больше, чем в 2015 г. прошло транзитом через Украину (67,1 млрд. куб. м.). Плюсом данного варианта является наличие германского бизнеса и экономического блока в правительстве в качестве лоббиста «Северного потока-2». Однако есть очевидные проблемы: поставки газа в страны юго-восточной Европы и Турцию через Германию – малопривлекательный вариант.

Повторение пройденного

Чтобы решить эту проблему Москва стала рассматривать, казалось бы, уже отброшенные варианты. Глава «Газпрома» Алексей Миллер на Петербургском международном экономическом форуме в июне заявил, что «Газпром» демонтирует трубы газопровода по территории Украины на участке Ямбург-Суджа, чтобы через Украину можно было прокачивать только 10-15 млрд. куб. м. газа в год. «Газпром», вероятно, исходил из необходимости поставки газа в Турцию через Украину. В 2015 г. Анкара закупила 27 млрд. российского газа. Большая часть этого объема – 16 млрд. куб. м., может доставляться по черноморскому газопроводу «Голубой поток», остальное идет через Украину, Молдавию, Румынию и Болгарию в европейскую часть Турции.

В марте Дмитрий Песков говорил, что проект «Южный поток» «не существует, он закрыт». А в июне после переговоров с премьер-министром Израиля Биньямином Нетаньяху Путин заявил, что Россия не отказывается ни от «Южного потока», ни от «Турецкого потока». На практике оказалось, что последний имеет больше шансов а возрождение. Договориться с Эрдоганом может оказаться гораздо проще, чем с европейскими политиками. Москва выставила два условия: извинения и компенсация ущерба. Под обоими пунктами можно поставить галочки, несмотря на трудности перевода слова «извините» в послании Эрдогана и компенсацию, которая вероятно будет выплачена не государству за самолет, а родственникам за утрату члена семьи.

Переговоры о реализации «Южного потока» с президентом Европейского совета Дональдом Туском ведет премьер-министр Болгарии Бойко Борисов, а с Эрдоганом можно говорить напрямую. У Брюсселя фактически нет рычагов давления на турецкого президента. Путин уже дал указание правительству нормализовать отношения с Турцией. А для старта «Турецкого потока» нужно именно межправительственное соглашение, которое не было подписано изначально из-за парламентского кризиса в Турции. 

Для «Турецкого потока» позитивно, что он из политического проекта переходит в плоскость экономики.

Мы, конечно, не увидим Путина и Эрдогана на церемонии запуска газопровода. Нынешний уровень отношений России и Турции скорее «нулевой»: самолет сбили, но затем выполнили требования. Никаких симпатий нет, но возобновление сотрудничества в энергетической сфере происходит. А после подписания межправсоглашения между сторонами проект спустится на корпоративный уровень. Стоит ожидать, что Москва будет участвовать в продвижении проекта газопровода на территории Европы, но с Турцией диалог на уровне политиков будет сведен к минимуму.

В случае строительства и газопровода через Турцию (предполагаемая мощность 31,5 млрд. куб. м. в год) и «Серного потока-2» Россия получит избыточные мощности для поставок газа в Европу и Турцию в размере примерно в 35,3 млрд. куб. м. (без учета украинской ГТС).

Однако «Газпром» рассчитывает, что мощности простаивать не будут, ведь в Европе падает добыча собственного газа, а, значит, импорт увеличится. За 2015 г. производство газа в странах ЕС сократилось на 8% (10,4 млрд. куб. м.). При этом потребление выросло на 4,6% (17,6 млрд. куб. м.). Учитывая прогнозы о сохранении низких цен на нефть, нынешние тенденции в газовом балансе Европы действительно сохранятся.

Однако частичная нормализация отношений с Турцией и получение разрешения на строительство газопровода через Черное море не снимает проблему переговоров с Евросоюзом. В какой бы стране эта проблема не всплыла, в Греции или Болгарии, Брюссель будет оказывать на них сильное давление. Более того, европейские власти в настоящее время готовят решение о передаче прав выдачи разрешения на строительство «газовой» инфраструктуры на наднациональный уровень.

Чтобы преодолеть сопротивление Еврокомиссии России можно вести согласованное с Турцией давление на Брюссель.  У Анкары для этого возможности есть. Есть и мягкий вариант – увязать между собой поставку азербайджанского и российского газа по принципу: всему газу из Турции в ЕС должен быть «зеленый свет». Однако подобная форма сотрудничества должна базироваться на высоком уровне отношений двух стран. А мы пока только начинаем выходить из жесткого кризиса и вряд ли при Эрдогане достигнем прежнего уровня доверия. 

 

Игорь Юшков, преподаватель Финансового университета при Правительстве РФ

Комментарии
26 Ноября
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Даля Грибаускайте постаралась, чтобы отказ Александра Лукашенко от приглашения на саммит Восточного партнерства в Брюссель выглядел однозначно – как провал Евросоюза.

Инфографика: Военно-морские силы США в Европе
инфографика
Цифра недели

2,3%

составил рост промышленного производства в ЕАЭС с января по октябрь 2017 г. Наибольший прирост отмечен в Кыргызстане – 13,7% – Евразийская экономическая комиссия