02 Августа 2017 г.

ГУАМ примеряет роль санитарного кордона?

ГУАМ примеряет роль санитарного кордона?

В последнее время из уст официальных лиц украинского руководства все чаще слышатся пожелания возродить уже позабытый проект ГУАМ. Возможно ли это сегодня? Какие риски и угрозы данный проект несет геополитической стабильности, безопасности и потенциалу Восточной Европы и всего евразийского пространства? Сложившиеся расклады специально для «Евразия.Эксперт» разбирает киевский политический аналитик Валентин Гайдай.

ГУАМ: симулякр или реальность?


После распада СССР на постсоветском пространстве начали формироваться различные интеграционные объединения. Одним из таких объединений является «Организация за демократию и экономическое развитие» – ГУАМ, куда вошли Грузия, Украина, Азербайджан и Молдова. И хоть функционирует она уже 20 лет, какими-либо серьезными успехами и достижениями похвастаться не может.

В первые годы своего существования она представляла собой не более чем дискуссионный клуб нескольких постсоветских государств. В бытность президентом Украины Виктора Ющенко (2005-2010 гг.) была предпринята попытка реанимировать ГУАМ: на протяжении президентской каденции В. Ющенко состоялось несколько саммитов этой организации.

Первый из таких саммитов, который прошел в Кишиневе 22 апреля 2005 г., в целом, создавал впечатление, что государства-участники ГУАМ настроены на серьезную работу, направленную на развитие этой организации, ее расширение, приобретение ею признаков геополитического образования в восточноевропейском регионе. К слову, на кишиневском саммите присутствовали представители Румынии, Литвы, ЕС и США. По данному составу можно увидеть геополитическую ориентацию данного клуба на евроатлантический блок.

Примерно через год – 22-23 мая 2006 г. – состоялся саммит уже в Киеве. В качестве гостей на саммит были приглашены президенты Болгарии, Литвы, Польши и вице-президент Румынии. 23 мая 2006 г. было принято решение о реформировании организации. Страны-участницы подписали протокол о создании зоны свободной торговли. Кроме того, была подписана декларация о создании новой международной организации, получившей свое нынешнее название: «Организации за демократию и экономическое развитие». Были также озвучены планы создания топливно-энергетического совета, призванного скоординировать усилия по обеспечению энергетической безопасности стран-участниц. Кроме того, саммит задекларировал расширение обновленной организации – желание стать членом ГУАМ изъявила Румыния, правда, до официального вступления дело не дошло.

К 2007 г. сформировался круг государств, которые проявляли повышенный интерес к ГУАМ и принимали участие в ряде саммитов – прежде всего, Румыния, Польша, Литва, Латвия и Турция. Отдельно отметим, что последние две страны получили статус официальных наблюдателей в ГУАМ.

По мере заката президентства В. Ющенко снижалась и активность ГУАМ. Получившая перспективу развития в 2005-2006 гг., организация к концу правления Ющенко так и оставалась локальным клубом по интересам, а в годы президентства Виктора Януковича (2010-2014 гг.) – и вовсе де-факто перестала функционировать.

Даже после событий майдана в Украине в 2014 г., которые привели к радикальному повороту страны на Запад, идея возрождения ГУАМ не сразу нашла место в планах новых властей Украины; о ней вспомнили только в начале текущего года.

27 марта 2017 г. в Киеве был организован саммит стран-участниц Организации, главными темами которого назывались полномасштабная организация договора о свободной торговле и транспортный коридор в рамках ГУАМ. Также среди целей саммита называлась необходимость реализации программы сотрудничества с Японией и подготовка программ сотрудничества со странами Вышеградской четверки и США.

Таким образом, можно говорить об очередном этапе попыток активизировать ГУАМ. Стоит ли ждать качественной встряски организации, которая вернет ее к жизни? Чтобы ответить на этот вопрос, необходимо акцентировать внимание на нескольких наиболее вероятных аспектах развития ГУАМ, его геополитических, транзитных и экономических функциях.

ГУАМ как «санитарный кордон» между ЕС и Россией


При определенных обстоятельствах ГУАМ может выполнять роль буферной зоны или так называемого «санитарного кордона» меду Западом и Россией. Основания для этого есть и довольно существенные.

Во-первых, практически все из государств-членов ГУАМ сейчас находятся в конфронтации с Россией из-за территориальных споров – Грузия и Украина – прямо, Молдова – косвенно. Азербайджан, хоть внешне и сохраняет нормальные отношения с РФ, но его диалог с Москвой осложняется также из-за территориальных споров по Нагорному Карабаху, где его оппонента – Армению – поддерживает Кремль.

Во-вторых, еще до событий в Грузии и Украине от ГУАМ поступали недвусмысленные заявления по поводу Москвы и ее роли на постсоветском пространстве. К примеру, третий президент Украины В. Ющенко хотел всячески подчеркнуть непринятие членами ГУАМ восточного (проевразийского) вектора развития, их дистанцирование от России. На кишиневском саммите 2005 г. политик заявил, что государства-члены ГУАМ «больше не воспринимают себя осколками СССР» и намерены стать локомотивом «третьей волны демократических революций» на пространстве бывшего Союза.

Конечно, кроме заявлений, государствами-членами ГУАМ были предприняты реальные действия по ослаблению евразийской интеграции в Восточной Европе, в частности, в районах замороженных конфликтов – Приднестровье, Абхазии, Южной Осетии, Нагорном Карабахе. Так, именно ГУАМ в 2006 г. был инициатором принятия Генеральной ассамблеей ООН решения обсудить замороженные конфликты на территории бывшего СССР, против чего категорически выступала Россия со своими союзниками. Это решение подавалось как признание мировым сообществом неэффективности деятельности российских миротворцев в зонах конфликтов в Приднестровье, Абхазии и Южной Осетии и дипломатическое поражение Москвы.

В 2007 г. обсуждалась возможность создания миротворческого батальона ГУАМ, который, как предполагалось, должен был заменить российских миротворцев в вышеупомянутых конфликтных точках.

Однако из-за неоднозначной позиции Молдовы, в частности тогдашнего президента Владимира Воронина, это решение было заблокировано, а последовавшие в августе 2008 г. события в Грузии вовсе сделали невозможным воплощение в жизнь идей о миротворческом контингенте ГУАМ.

Несмотря на практически нулевой результат ГУАМ в противостоянии политике евразийской интеграции на постсоветском пространстве, именно сейчас объединение Грузии, Украины, Молдовы и Азербайджана как никогда лучше подходит для роли санитарного кордона вокруг западных и южных границ России и ее союзников.

Существующие сегодня политические режимы в Украине, Грузии и, по большому счету, в Молдове отличаются прямо (в случае с Украиной) или косвенно (в случае с Грузией и Молдовой) антиевразийской риторикой и евроатлантическим вектором развития. Это и дает ЕС и США возможность рассматривать ГУАМ как некий противовес России и дружественным ей странам на постсоветском пространстве.

Как на практике может действовать этот противовес? В первую очередь речь идет о гуманитарном сотрудничестве, финансовой и политической поддержке Западом действующих властей в Украине и Грузии. С Молдовой и Азербайджаном не все так однозначно.

В Молдове в данный момент наблюдается неофициальная борьба за власть между прозападным премьер-министром Павлом Филипом и проевразийским президентом Игорем Додоном, и если президенту удастся при помощи референдума отвоевать львиную долю полномочий – Молдова может вообще радикально поменять свои внешнеполитические ориентиры.

Кроме этого, Молдова и Азербайджан не имеют существенных оснований для конфронтации с Россией – конфликты на их территориях уже давно заморожены и вряд ли будут иметь в обозримом будущем какую-либо развязку. Чего не скажешь про Грузию и, особенно, про Украину, которая находится в максимальной конфронтации с Россией из всех других государств. Причина этого ясна – крымский кризис и поддержка Москвой непризнанных республик Донбасса.

Но в случае с Украиной также нужно выделить один очень важный момент – сейчас в стране наблюдается пусть и завуалированный, но политический кризис. Президент, несмотря на некоторые недавние результаты с безвизом и ассоциацией с ЕС, теряет свои рейтинги. Это же происходит с его правительством и партией власти. Парламент уже около года находится в «подвешенном» состоянии, когда де-факто нет дееспособного большинства, да и юридический момент его оформления тоже оставляет немало вопросов. 

Все это приближает Украину к внеочередным выборам в Верховную раду, которые могут внести серьезные коррективы в общественно-политическую жизнь страны. Это не говорит о развороте Украины к ЕАЭС – слишком высок уровень противоречий между странами после событий 2014 г. Но в то же время, нестабильная ситуация в Украине пугает Запад и вряд ли он станет всерьез рассматривать какие-либо серьезные варианты экономической помощи такой стране. Тем более, что США и так анонсировали резкое сокращение дотаций Киеву.

Можно рассуждать и о возможной военной помощи Запада странам, входящим в ГУАМ, но это в целом, будет перекликаться с вышесказанным. Да, в правящей республиканской партии США немало конгрессменов выступает за усиление военной помощи Украине и за принятие ее, а так же Грузии в НАТО - М. Рубио, Дж. Маккейн и др. Но эти страны и так сотрудничают с Североатлантическим альянсом по «ускоренному диалогу».

Во-вторых, надо задаться вопросом – захочет ли Вашингтон играть мускулами прямо под носом у России, на тех территориях, где его позиции не так прочны, как, скажем в Прибалтике или в Центральной Европе?

ГУАМ как транзитный тупик


Можно сказать несколько слов и о транзитном потенциале ГУАМ. Отметим, что гипотетически транзитный потенциал этой организации мог быть высок и способствовал бы качественному увеличению товарооборота между Азией и Европой, но с учетом развития китайского «Шелкового пути», который огибает все страны-участницы ГУАМ, говорить об альтернативном маршруте от Каспия до Черного моря, и дальше до западных границ Украины на данный момент неактуально.

С другой стороны, украинские и грузинские порты в Одессе, Батуми и Поти являются одними из крупнейших на Черном море и имеют большую грузопропускную способность, которую потенциально можно увеличить практически вдвое. Но для этого необходимо наладить инфраструктуру и модернизировать сами порты, что без западных инвестиций будет сделать довольно сложно.

ГУАМ: возможно ли экономическое объединение?


Пожалуй, единственным успешным проектом в рамках ГУАМ могла бы стать зона свободной торговли (ЗСТ) ее членов и нескольких других стран, находящихся в непосредственной близости от Украины, Молдовы, Грузии и Азербайджана, прежде всего – Турции.

Надо сказать, что ключевую роль в создании ЗСТ на черноморском пространстве могла бы сыграть Украина, которая и без того успешно экспортирует в вышеуказанные страны широкий спектр товаров. Дополнительными козырями для экономической экспансии Киева могли бы стать ЗСТ Украины с ЕС и с Канадой. Так, например, Турция заявила о заинтересованности в сбыте своих товаров в Канаду через Украину.

Стоит отметить, что во время недавнего саммита ГУАМ в Киеве был подписан ряд подготовительных документов по внедрению зоны свободной торговли между странами и, в частности, протокол о взаимном признании результатов таможенных процедур насчет товаров и транспортных средств, которые пересекают государственные границы стран-членов ГУАМ. То есть, мы видим: по крайней мере де-юре руководство ГУАМ дало зеленый свет ЗСТ, остается наблюдать – что будет на практике?

P.S.


Итак, ГУАМ в очередной раз переживает попытку «воскреснуть из мертвых». Понятно, что страны-участницы, за исключением Азербайджана, имеют слабые экономические показатели, проблемы в управлении, высокую коррупцию. Если власти стран-участниц объединения приложат максимум усилий к созданию зоны свободной торговли внутри ГУАМ, то через 3-4 года мы сможем увидеть некое мини-экономическое объединение. Однако возникает вопрос, насколько данное объединение даже при максимуме усилий будет самостоятельным? Если исходить из базовых требований к самодостаточным геоэкономическим объединениям, то страны-члены в совокупности имеют достаточно низкий демографический потенциал, сложную ландшафтную логистику и объединены негативными чертами (наличием конфликтных зон и отсутствием территориальной целостности).

На этом фоне о политическом или, тем более, военном сотрудничестве говорить рано. Все зависит от ситуации внутри этих государств и позиции Запада – захочет ли он выйти на новый виток конфронтации с РФ и поддержать создание у ее границ, по сути буферного, ручного и местечкового прототипа НАТО? И следующий вопрос в этом контексте: а рассматривает ли вообще Запад Украину, Грузию и, тем более, Молдову с Азербайджаном как своих союзников, пусть и младших? Или же эти страны для него не более чем прирученная буферная зона, нацеленная на противостояние евразийской интеграции?

Ясно только одно: руководство ГУАМ не демонстрирует свою эффективность и перспективность. Поэтому даже потенциальные старшие братья по евроатлантическому блоку пока не воспринимают это объединение серьезно.


Валентин Гайдан, к.ист.н., политический аналитик (Киев, Украина)

Комментарии
15 Октября
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

В чем разница между каталонским и белорусским национальными движениями и их дистижениями.

Инфографика: Военно-морские силы США в Европе
инфографика
Цифра недели

27,8%

составил рост товарооборота в ЕАЭС в январе-июле 2017 г. по сравнению с январем-июлем 2016 г. и достиг $29,6 млрд – Евразийская экономическая комиссия