21 Марта 2018 г.

Индия и Китай подбирают ключ к Центральной Азии, но разными способами – казахстанский эксперт

Индия и Китай подбирают ключ к Центральной Азии, но разными способами – казахстанский эксперт
Фото: politikus.ru

Богатая ресурсами Центральная Азия привлекает внимание Китая, учитывая, что по ее территории пройдет значительная часть инфраструктуры инициативы «Один пояс – один путь». Однако соседка Китая Индия также заинтересована в расширении сотрудничества с центральноазиатскими странами, тем более, что после вступления в ШОС у нее появились новые возможности на этом поле. Кандидат философских наук, ведущий научный сотрудник казахстанского Института востоковедения им. Р.Б. Сулейменова Еркин Байдаров в интервью «Евразия.Эксперт» рассказал об интересах Индии и Китая в регионе, а также объяснил принципиальную разницу в подходах двух стран к деятельности в Центральной Азии.

- Господин Байдаров, сегодня регион Центральной Азии является одним из основных объектов внимания Китая и Индии. В чем заключаются интересы Китая и Индии в Центральной Азии?

- Хотел бы обратить ваше внимание на то, что конце февраля текущего года в Алматы состоялась презентация коллективной монографии сотрудников Института востоковедения им. Р.Б. Сулейменова «Индия, Китай, Центральная Азия: глобальные, региональные и страновые аспекты». В данной коллективной монографии мы затронули историографические и современные аспекты взаимодействия между Индией, Китаем и странами Центральной Азии. Монография задумывалась в том числе и для того, чтобы понять, почему регион Центральной Азии является одним из основных объектом внимания Китая и Индии и в чем заключаются их интересы в Центральной Азии.

Если до последнего времени в программах развития стран Центральной Азии основное внимание отводилось преимущественно Китаю, а понимание процессов в Индии, как правило, ограничивалось сугубо технологической составляющей, то вступление Индии в Шанхайскую организацию сотрудничества (ШОС), можно считать началом более пристального внимания стран региона к Индии и Южной Азии в целом.

Если Пекин, реализуя свою инициативу «Один пояс, один путь» (OBOR), пытается в максимальной степени использовать огромные запасы минералов и углеводородов региона, а также расширить присутствие своих товаров на его рынках, то Нью-Дели также старается активизировать свою программу, главной целью которой является преодоление такого существенного недостатка, как отсутствие прямой связи с регионом.

- Что именно имеется в виду?

- С формированием новой геополитической конфигурации в начале 1990-х гг. и внутренней политики реформ в экономической сфере Индия сформулировала новый геостратегический концепт «расширенного соседства» («extended neighbourhood»), призванный определить ее отношение к новым независимым государствам Центральной Азии. Данный концепт, базирующийся на историко-культурных традициях, рассматривает регион Центральной Азии в качестве соседнего региона и естественного партнера по взаимодействию. В июне 2012 г. заместитель министра иностранных дел Республики Индии Едаппакат Ахамед в ходе «Первого Диалога Индия – Центральная Азия», прошедшего в Бишкеке, озвучил официальную концептуальную программу Индии по отношению к странам Центральной Азии – «Connect Central Asia Policy» («Политика соединения/связи с Центральной Азией»).

- В чем заключается суть индийской программы сотрудничества?

- Основной посыл данной программы заключается в том, что Индия рассматривает Центральную Азию сквозь призму политики, которая предполагает проактивное участие в делах региона в политической, экономической сфере, в области общественных обменов и связей как индивидуально с каждой страной региона, так и коллективно.

Для Индии развитие отношений с ЦА связано с необходимостью решения собственных политико-стратегических, экономических задач, таких как мир и стабильность в «расширенном соседстве»; совместная координация борьбы с терроризмом и решение проблемы Афганистана; усиление своей энергетической безопасности, развитие торгово-экономических связей.

В свою очередь, понимая необходимость решения странами Центральной Азии собственных задач по развитию экономического и человеческого потенциала, транспортной инфраструктуры, борьбы с радикальными течениями, Индия тем самым определила свою нишу на пересечении обоюдовыгодных интересов, результатом чего и стала программа «Connect Central Asia Policy».

- В какие отрасли экономики стран ЦА предпочитает вкладываться Китай?

- Перед тем, как перейти к ответу на этот вопрос, я бы хотел отметить особую роль Китая и Индии в глобальной экономике в последние годы. Так, например, средние темпы роста Китая и Индии в 2013-2016 гг. практически одинаковы – 7,2% и 7,1% соответственно, что выше среднемирового уровня (2,5%) за тот же период, а также выше, чем средний уровень (4,0%) в развивающихся странах. А если рассматривать среднегодовой вклад Китая и Индии в рост мировой экономики в 2013-2016 гг., то обе страны входят в число основных лидеров – 31,6 % и 8,1% соответственно. При этом в 2016 г. вклад Китая в рост мировой экономики достиг 34,7%. Обеспечивая рост мировой экономики на 0,8%, Китай стал главным двигателем роста мировой экономики.

Казахстан в 2016 г. первой из стран Центральной Азии подписал с Китаем «План сотрудничества по сопряжению «Экономического пояса Шелкового пути» и новой экономической политики «Нурлы жол» («Светлый путь»). Можно сказать, что сопряжение стратегий развития символизирует вступление в новый этап глубокого взаимодействия и взаимного стимулирования.

Во время прошлогоднего государственного июньского визита Си Цзиньпина в Казахстан в рамках 17 заседания совета глав государств ШОС страны договорились о приоритетном сопряжении в следующих четырех аспектах:

• сопряжение строительства нового Евразийского континентального моста, экономического коридора «Китай – Центральная Азия – Западная Азия» и создание в Казахстане международного логистического прохода;

• сопряжение международного сотрудничества в области производственных мощностей и процесса ускоренной индустриализации в Казахстане;

• сопряжение преимуществ Китая в смешанных морских и сухопутных перевозках с потребностями Казахстана в морских перевозках в восточном направлении;

• сопряжение инициативы «Цифрового Шелкового пути» и стратегии «Цифровой Казахстан».

В ходе визита китайского лидера в Казахстан стороны единогласно выразили готовность содействовать достижению прогресса в сотрудничестве в области энергетики, горнодобывающей и химической промышленности, машиностроения, сельского хозяйства, инфраструктуры и т.д. Компании и финансовые структуры двух стран подписали в общей сложности 24 контракта на общую сумму более $8 млрд. К настоящему времени Китай вложил в экономику Казахстана в общей сложности $43 млрд. Таким образом, Казахстан стал крупнейшей страной-реципиентом китайских инвестиций среди государств на пространстве «Одного пояса и одного пути». Среди 51 проекта в сфере производственных мощностей, подписанных двумя сторонами ранее, 3 проекта завершены, по 6 проектам ведутся работы, а в конце 2017 г. должны были начаться работы еще по 7 проектам.

В целом для Китая основной отраслью экономики стран Центральной Азии, куда он предпочитает вкладывать больше всего средств, является энергетическая сфера.

Еще в начале ХХI в. КНР обозначила финансовое освоение региона в качестве главного компонента собственной стратегии в Центральной Азии. При постановке данного вопроса Китай сделал ставку на усиление собственных позиций в экономиках государств Центральной Азии в рамках интенсификации собственных инвестпроектов и их кредитования. При этом Пекин стал динамично пользоваться политикой предоставления странам Центральной Азии кредитов на льготных условиях. Ключевым курсом инвестирования проектов Китая и китайских компаний в Центральной Азии стало овладение углеводородными ресурсами, где ключевыми были нефтегазовые сферы Туркменистана, Казахстана и Узбекистана. За 20 лет китайско-казахстанского энергетического сотрудничества через трубопроводы в Китай перекачено более чем 100 млн т сырой нефти и 183 млрд куб. м природного газа.

В Узбекистане Китайская национальная нефтегазовая корпорация (CNPC) реализует сегодня ряд проектов по проведению геологоразведочных работ в нефтегазоносных регионах республики (Каракульский инвестиционный блок в Бухарской области, объем инвестиций составляет $200 млн). В настоящее время завершено строительство третьей нитки и предусматривается строительство четвертой нитки газопровода «Узбекистан — Китай» с проектной пропускной способностью 25 млрд куб. м. Общая мощность газопровода с учетом четвертой нитки составит 80 млрд куб. м в год, в том числе 10 млрд куб. м узбекского природного газа.

Китай является также самым крупным государством по объему капиталовложений в Узбекистан, продолжая наращивать поток инвестиций в республику. Всего за годы сотрудничества объем китайских вливаний в узбекскую экономику составил более $7,6 млрд.

Во время государственного визита президента Узбекистана в Китай в мае 2017 г. в рамках международного Форума «Один пояс и один путь» между странами были подписаны 106 двусторонних документов на сумму около $23 млрд. Соглашения коснулись таких сфер, как энергетика, нефтеперерабатывающая промышленность, модернизация электростанций, сельское хозяйство, нефтехимия, транспортные перевозки и др.

В то же время в странах Центральной Азии Китай активно проводит политику создания зарубежных зон торгово-экономического сотрудничества. Например, только в свободную экономическую зону (СЭЗ) Джизак (Узбекистан) компании из КНР инвестировали порядка $130 млн. В дальнейшем узбекская сторона намерена вынести на обсуждение предложения по реализации в СЭЗ еще 20 проектов, для которых инвестиции составят свыше $200 млн. Для осуществления проектов планируется привлечь ведущие компании из Китая.

Непрерывно усиливается эффект концентрации производства в китайско-узбекском промышленном парке «Пэншэн». Инвестиции в проект составили порядка $100 млн. На территории парка работает 10 предприятий, производящих кафель, кожаные изделия, обувь, сантехнику, корм для животных и другую продукцию. Одним из образцовых проектов в регионе стал китайско-кыргызский сельскохозяйственный промышленный парк «Звезда Азии».

Прочное лидирующее положение среди ведущих внешнеторговых партнеров Китай занимает и в Таджикистане, а по привлечению предпринимательского капитала в таджикскую экономику является крупнейшим инвестором. При этом работа по стимулированию процесса привлечения китайских компаний в Таджикистан сохраняет благоприятный инвестиционный климат. Стороны готовы предпринять совместные усилия для того, чтобы к 2020 г. достичь отметки $3 млрд во внешней торговле.

В 2017 г. китайская инвестиционная корпорация по международному экономическому сотрудничеству и группа «Шанхай хайчэн» подписали договор о расширении китайско-таджикистанского индустриального парка. Это самый масштабный двусторонний проект между Китаем и Таджикистаном. В целях укрепления и расширения сотрудничества в сфере горного дела стороны создали индустриальный парк цветных металлов. Площадь парка, размер которого около 70 га, в дальнейшем расширится. Планируется запустить модель индустриального парка с множеством экономических зон, которые будут размещены в северном Таджикистане. Стороны также договорились об участии в проекте наиболее сильных китайских предприятий и совместной разработке ресурсов.

Однако в условиях активизации Пекина на центральноазиатском направлении через реализацию «Одного пояса и одного пути» необходимо понимание того, что новое качество китайского присутствия в регионе потребует и нового качественного совершенствования экономической политики в странах региона.

- Какие инвестиции в страны Центральной Азии делает Индия?

- Если же говорить о том, кого предпочитает больше всего финансировать Индия, то следует подчеркнуть, что Индия хорошо осознает, что предлагаемые ею меры по реализации своих устремлений происходят с относительным опозданием. Именно поэтому Индия выбирает те направления, в которых она наиболее «сильна», а также которые могут в среднесрочной перспективе дать определенные результаты.

В начале 2000-х гг. у Индии были большие планы по участию в развитии Центральной Азии, в частности было подписано большое количество меморандумов по сотрудничеству в энергетическом секторе с Казахстаном, Туркменистаном и Узбекистаном. Однако помимо сотрудничества с Туркменистаном по поставкам газа и инвестициям в некоторые инфраструктурные проекты в Таджикистане, Индия так и не осуществила ранее заявленных проектов сотрудничества с другими странами. Поэтому на сегодняшний день Индия даже не входит в десятку наиболее крупных инвесторов в энергетическом секторе региона. 

Заметного экономического присутствия в регионе Индия добилась в фармацевтическом секторе. Например, до 30% фармацевтических продуктов завозятся в Центральную Азию именно из Индии. Можно также назвать торговлю ураном с Казахстаном и Узбекистаном, экспорт хлопка из Узбекистана.

В целом можно отметить следующие приоритетные направления, по которым Индия готова сотрудничать со странами Центральной Азии, это:

• энергетика, минеральные ресурсы, сельское хозяйство (выращивание и получение продуктов с высокой добавленной стоимостью, а также их переработка);

• медицина, причем Индия стремится выйти за рамки сугубо фармацевтики и организовать работу гражданских госпиталей/клиник;

• развитие образовательной системы;

• создание цифровой сети в области теле-образования и теле-медицины с хабом в Индии, которая бы объединяла все страны Центральной Азии;

• строительство, в том числе средних заводов по производству прокатной стали;

• транспортные маршруты и логистика. Индия начала прикладывать активные усилия по реанимации международного транспортного коридора Север-Юг (North-South Transport Corridor).

• банковская сфера, которая требует своего развития, особенно если ставятся задачи по развитию торгово-экономических связей. Это очень важно, если учитывать, что Индией подписаны соглашения о стратегическом партнерстве с Казахстаном, Узбекистаном и Таджикистаном.

Однако следует отметить, что созданный в политической и стратегической сферах задел можно считать несопоставимым с развитием торгово-экономических связей, которые по-прежнему остаются на низком уровне. Так, например, товарооборот Индии со всеми странами Центральной Азии не дотягивает даже до $1 млрд.

Тем не менее в настоящее время реализуются перспективные проекты с Казахстаном, Узбекистаном и Туркменистаном. И, как заявляют представители индийского политического истэблишмента, после вступления страны в ШОС, «мы придем в шосовскую семью» с инновациями и инвестициями.

Комментарии
28 Октября
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Беларусь записали в один ряд «прифронтовых государств» с Украиной и Грузией для противодействия России и Китаю.

Инфографика: Отношение к евразийской интеграции
инфографика
Цифра недели

$44,2 млрд

составил товарооборот между странами ЕАЭС за январь-сентябрь 2018 г. Это на 11,9% больше, чем за аналогичный период 2017 г. – Евразийская экономическая комиссия