18 Сентября 2017 г.

Интрига-2020. Что стоит за заявлением о переносе выборов в Беларуси

Интрига-2020. Что стоит за заявлением о переносе выборов в Беларуси
Президент Беларуси Александр Лукашенко.
Фото: nbcnews.com

Заявление главы ЦИК Беларуси Лидии Ермошиной о переносе президентских или парламентских выборов на 2019 г. подхлестнуло слухи о готовящемся в стране референдуме. Как ожидается, на голосование может быть вынесен вопрос об изменении избирательной и партийной системы в Беларуси. Изменится ли политика государства в отношении политических партий и общественных объединений? И стоит ли ждать перехода Беларуси к смешанной избирательной системе? Сопредседатель редакционного совета «Евразия.Эксперт» Петр Петровский полагает, что «интрига-2020» разрешится совсем не так, как ожидается. А существующие политические партии пока не готовы к изменению избирательной системы.

На протяжении первого полугодия 2017 г. ходили упорные слухи о проведении референдума по вопросам введения смешанной избирательной системы в белорусский парламент. Якобы с этой целью власти даже могли перенести избирательную кампанию в местные советы с февраля 2018 на декабрь 2017 г. Однако новый политический сезон, начавшийся с интервью председателя Центризбиркома Лидии Ермошиной, развенчал как минимум одно из предположений. Выборы в местные советы состоятся в феврале 2018 г.

Политические слухи vs политические реалии


Разговоры о возможной политической трансформации ходят внутри политических кругов Беларуси еще с 2010 г. Вначале этому содействовало создание и укрупнение стержневого общественно-политического объединения страны – РОО «Белая Русь». Год назад стимулом для подобных разговоров стало заявление лидера ЛДПБ Сергея Гайдукевича о желательности референдума в Беларуси. На голосование было предложено вынести вопросы перехода на смешанную систему выборов в Палату Представителей. Также предлагалось увеличить срок работы парламента с 4 до 5, а президента с 5 до 7 лет. Многие посчитали, что инициатива ЛДПБ – это зондирование общественного мнения в Беларуси о возможной реформе.

Эти предположения также подкреплялись для многих неожиданными итогами парламентских выборов. Согласно официальным данным ЦИК по Беларуси, за всех партийных кандидатов проголосовало 22,5% избирателей. В Минске же количество голосов между партийными и непартийными кандидатами разделилось поровну. В Палату Представителей прошло 16 депутатов с партийным членством.

Причем спектр политического представительства возрос в разы. Появился даже депутат от радикальной оппозиции, представляющий «Правоцентристскую коалицию». Она была создана из части радикально-оппозиционных политических сил при помощи Европейской народной партии, находящейся сегодня у власти в Евросоюзе. Поэтому неудивительно, что интерес к теме возможной реформы возрос.

Однако отойдем от слухов конспирологического характера и посмотрим на заявления президента Беларуси по вопросам партийной системы. В 2017 г. было лишь одно заявление о партиях. В нем Александр Лукашенко увязал поддержку партий (будь то провластных или оппозиционных) с усилением партийных структур и увеличением численности: «Если партии, которые существуют, способны к воспроизводству, усилению, укреплению, повышению численности, мы будем этот процесс поддерживать. Притом и оппозиционные, и не оппозиционные», - сказал Президент.

Таким образом, руководство страны еще весной отказалось от планов (если такие вообще были) введения смешанной избирательной системы в парламент.

Как мы ранее отмечали, искусственное стимулирование усиления партий может привести к увеличению роли манипулятивных технологий, которые ломают привычные политические традиции.

Мяч на стороне партий


На продвижение политических трансформаций также сказывается и негативный опыт продвижения некоторых рыночных реформ либеральным крылом правительства. В итоге некоторые из них привели к весенним протестам и явились одним из факторов разочарования руководства страны как либеральными кадрами, так и самими реформами. Можно предположить, что этот негативный опыт стал одним из факторов отказа руководства страны вносить какие-либо изменения в политическую практику.

Государство сегодня сделало для партий практически все в рамках сохранения мажоритарной системы. Это и продвижение партийных лидеров в ведущих СМИ, облегчение участия в выборах, приоритет на выдвижении партийных кандидатов на выборах и т.д. Таким образом, мяч сегодня на стороне самих партий. О чем и говорил Александр Лукашенко. Именно партии сегодня должны продемонстрировать рост актива, структур, увеличение общественной активности.

Однако даже итог годовой работы нового состава парламента продемонстрировал, что партии, имеющие больше двух депутатов, даже не создали партийных групп в Палате Представителей. Их деятельность сегодня достаточно аморфная. Политические силы, развивающие свои структуры и численность, можно пересчитать по пальцам. Пока ни одна из партий качественно не вышла в сегмент общественной деятельности. Все это иллюстрирует скорее зачаточный и маргинальный характер партийной системы страны.

Интрига-2020


Одним из интригующих моментов выступления Лидии Ермошиной стало объявление потребности развести парламентскую и президентскую кампании 2020 г., которые могут пройти и в один день. В руководстве страны господствует мнение, что совмещение двух кампаний нецелесообразно. Предлагается их развести на срок вплоть до года.

Многие опять попытались узреть в этом подоплеку возможному референдуму. Опыт объединения парламентской кампании и республиканского референдума уже имелся в 2004 г. Однако, как мы уже показали выше, вопрос трансформации политической системы сейчас снят с повестки. Здесь скорее речь идет о том, что «наложение» сроков двух кампаний может снизить значимость каждой из них.

На пути к местным выборам


Подготовка к местным выборам 2018 г. среди партий оставляет желать лучшего. Среди оппозиции местные выборы рассматриваются как незначительные. При этом выдвинуть кандидатов на все уровни советов (более 18 000 депутатов) политическая оппозиция — будь то парламентская или радикальная — не в состоянии физически. У нее отсутствует требуемый кадровый потенциал. Нет также и возможных финансовых ресурсов. Если исходить из тех ситуационных объединений, которые имеют место быть сегодня в оппозиции, то можно выделить следующие:

- ЛДПБ;

- «Говори правду»;

- «Право выбора – 2018», куда вошли «Правоцентристская коалиция» (ОГП, Движение «За свабоду», оргкомитет БХД), П БНФ, «Зеленые», БСДП (Г), Белорусский профсоюз радиоэлектронной промышленности, оргкомитет Партии свободы и прогресса;

- БПЛСМ;

- БНК.

Подобная ситуация иллюстрирует несколько финансовых центров. И если ЛДПБ традиционно автономна в финансовом смысле, то про бюджеты «Говори правду», «Право выбора – 2018», БПЛСМ и БНК говорить сложнее. Уличная активность Статкевича и постоянное желание привлечь к ним внимание СМИ и общественности могут свидетельствовать о кризисе финансов. БНК не имеет структур, регистрации. В предыдущие кампании данная структура также демонстрировала отсутствие финансовых и кадровых ресурсов.

Основной костяк оппозиции, будь то правые, левые или либералы, группируется сегодня вокруг «Правоцентристской коалиции» под названием «Право выбора – 2018». Это говорит о том, что обеспечен определенный уровень поддержки со стороны Европейской народной партии и других структур Евросоюза.

Однако заявленное число выдвигаемых кандидатов (100 человек) является фактически провальным и свидетельствует о глубоком кризисе политической организации.

Движение «Говори правду» еще в августе начало этап отбора возможных кандидатов для выдвижения на местных выборах. Отличие от стратегии «Права выбора – 2018» у ГП — в стремлении вовлечь в свои структуры максимум активных граждан на местах, а не выдвигать централизованным списком сверху. Имеется и другой подход к ведению кампании. Если «Право выбора – 2018» продолжит линию на критику избирательной системы, то ГП ставит в центр повестки локальные проблемы граждан.

Активность ГП свидетельствует о наличии определенного финансового ресурса. Однако пока точно неизвестно о количестве их потенциальных кандидатов.

БПЛСМ пока не огласила свои планы по местным выборам. Партия не присоединилась ни к одной из коалиций и движений. Можно предположить, что наличие тесных связей с партией ЕС «Европейские левые» частично снимает вопрос о финансировании деятельности структуры. Этот фактор вместе с наличием внушительного по сравнению с другими структурами радикальной оппозиции кадрового резерва может свидетельствовать о широком участии структуры в выборах.

Однако общая атмосфера в оппозиции пока не позволяет говорить об осознании как минимум психологического фактора участия в местных выборах. Незамеченным для белорусских оппозиционеров прошел позитивный опыт участия российской оппозиции в муниципальных выборах. Общий идейный, моральный и кадровый кризис радикальной оппозиции также сопровождается отсутствием связи с белорусским обществом. Поэтому формат «гетто» сохраняет, что способствует дальнейшей маргинализации.

Политические же силы, поддерживающие власть (БРСМ, РОО «Белая Русь» и др.), на октябрь месяц запланировали широкомасштабные мероприятия, на которых будет объявлена стратегия участия в кампании местных выборов 2018 г. Именно в конце октября-ноябре можно будет говорить об общей картине политического ландшафта Беларуси.


Петр Петровский, белорусский политолог, директор консервативного центра NOMOS (Минск)

Комментарии
Инфографика: Военно-морские силы США в Европе
инфографика
Цифра недели

317,5 млн км²

составила площадь Земли, космическую съемку которой выполнил Белорусский космический аппарат и российский КА «Канопус-В» за 5 лет, что составило более 60% от общей площади Земли