01 Марта 2018 г.

Александр Искандарян: «Вероятно, премьер-министром Армении станет Серж Саргсян»

Александр Искандарян: «Вероятно, премьер-министром Армении станет Серж Саргсян»
Премьер-министр Армении Карен Карапетян и президент Серж Саргсян.
Фото: verelq.am

2 марта в Армении проходят выборы президента, однако теперь он избирается депутатами Национального собрания, а не всенародно. Основная власть будет сосредоточена в руках премьер-министра, которого в апреле 2018 г. изберут также депутаты. Так завершится переход Армении от президентской республики к парламентской. О том, какими полномочиями отныне будет обладать президент, кто может стать премьер-министром и возглавить страну, а также есть ли риск протестной активности после выборов в интервью корреспонденту «Евразия.Эксперт» рассказал директор Института Кавказа, политолог Александр Искандарян.

- Александр Максович, чего ждут в Армении от предстоящих выборов президента?

- Выбор на самом деле уже практически сделан. Дело в том, что президент по новой армянской Конституции избирается не всенародно, а парламентом. Армения превратилась в парламентскую республику, и центром принятия решений в стране теперь тоже будет парламент, а реальным главой государства – премьер-министр. Президент будет представительской фигурой так же, как это бывает в парламентских республиках, например, в Германии и Израиле.

Большинство в парламенте представляет правящая Республиканская партия Армении. Вторая по размеру партия «Блок Царукяна» уже заявила, что поддержит кандидата от Республиканской партии [Армена Саркисяна]. Поэтому очевидно, что он, скорее всего, победит в первом туре, потому что других кандидатов нет. Я думаю, что выборная процедура будет формальной, а реальный выбор был сделан тогда, когда произошли парламентские выборы и большинство в парламенте завоевали республиканцы.

- Какие полномочия останутся у президента?

- Управленческих полномочий у президента по новой Конституции нет, его функции будут представительскими. Он будет представлять Армению на разных площадках, в том числе и зарубежных, тем более что его биография очень этому способствует (в частности, в 2013 г. Армен Саркисян в третий раз был назначен послом Армении в Великобритании – прим. «ЕЭ»).

- В апреле депутаты также будут выбирать премьер-министра. Известно ли уже, кто может претендовать на этот пост?

- Формально кандидаты еще не выдвинуты. Пока Серж Саргсян является президентом по старой, действующей до этих выборов Конституции. Называются разные фамилии, но есть довольно большая вероятность, что премьером станет нынешний президент Серж Саргсян.

- С чем это связано?

- Это опять же связано с результатами парламентских выборов – Республиканская партия завоевала большинство в парламенте, а Серж Саргсян является ее членом. Абсолютным центром власти и принятия решений в Армении, в том числе и назначения премьера, будет парламент. Если раньше в президентской системе главными выборами были президентские, где и президент избирался всенародно, и парламент, то теперь функция назначения главы государства исходит из парламентских выборов, а в парламенте эти выборы уже состоялись.

- Выборы премьер-министра в Армении завершат переход страны к парламентской республике. На Ваш взгляд, как это повлияет на политический ландшафт Армении?

- Переход к парламентской республике действительно будет завершен с выборами премьер-министра и формированием правительства. На политический ландшафт, несомненно, это повлияет, потому что вне зависимости от личности меняется структура. Всенародных президентских выборов теперь нет. Основными выборами будут парламентские, которые будут происходить раз в пять лет. А остальные – выборы премьера и президента – будут функциями парламентских выборов.

Кроме того, если раньше очень многие решения исходили напрямую от президентского дворца, то теперь для принятия управленческих решений нужно достигать консенсуса в парламенте. При нынешнем парламенте это делать просто, потому что большинство составляет одна партия. Революционных изменений, которые могли бы перевернуть всю политическую систему, конечно, не произойдет, но с изменением структуры принятия решений будет меняться и политическая реальность.

- Как, на Ваш взгляд, будет действовать оппозиция? Есть ли риски дестабилизации ситуации и роста протестной активности в связи с выборами?

- Тут вопрос не в том, что оппозиция захочет сделать, а в том, что она сможет сделать. Оппозиция в Армении ослаблена, у нее нет ресурсов для того, чтобы организовать какую-либо крупную уличную активность. Было бы странно видеть такого рода активность на нынешних выборах президента или премьера после парламентских выборов, которые были реальными выборами и на которых оппозиция набрала очень маленькое количество голосов.

Кандидат в президенты от оппозиции не смог набрать достаточного количества голосов, чтобы даже быть выдвинутым на голосование. Для того чтобы оспорить выборы президента тоже нужно минимальное количество голосов, которое оппозиция не может набрать в парламенте. Соответственно, протесты будут, но они будут только в прессе и политических обращениях, возможно, будут какие-то митинги.

Армянская политическая культура предполагает постоянно существующую уличную активность, но я не думаю, что оппозиции удастся сделать эти митинги достаточно крупными, потому что по большому счету всем понятно, что игра была сыграна на парламентских выборах.

- Как переход к парламентской республике повлияет на евразийский вектор Армении?

- На евразийский вектор, то есть отношения Армении с ЕАЭС, никак не повлияет. Равно, кстати, как и на европейский вектор Армении – отношения с Европейским союзом. Они определяются очень серьезными геополитическими обстоятельствами: конфигурацией границ, соседством, наличием Карабахского конфликта и потребности в безопасности. То есть очень многими вещами, а не личностями или структурными изменениями.

Армения придерживается политики соединения, а не разделения, пытается не быть полем битвы между Западом и Востоком, а находить возможности сотрудничать и с теми, и с другими. И эта политика не подвергнется изменениям даже при личностных или структурных перестановках.


Беседовала Юлия Рулёва

Комментарии
20 Июня
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Прибытие всех первых лиц России в Беларусь стало не только нарушением принятой практики, но и явным сигналом – демонстрацией особого доверия союзнику. Состоявшийся в Минске Госсовет Союзного государства имеет далеко идущие последствия для двух стран.

Инфографика: Военно-морские силы США в Европе
инфографика
Цифра недели

$18,8 млрд

составил объем взаимной торговли товарами в ЕАЭС в январе-апреле 2018 г. Это на 16% больше, чем товарооборот за аналогичный период 2017 г.