15 Ноября 2017 г.

Как отразится на Беларуси разрыв дипотношений между Украиной и Россией

Как отразится на Беларуси разрыв дипотношений между Украиной и Россией
Фото: hilarion.ru

8 ноября депутат от фракции «Блок Петра Порошенко» Иван Винник внес предложение о рассмотрении поправки о разрыве дипломатических отношений Украины с Россией в рамках законопроекта о реинтеграции Донбасса. Сообщалось, что государством, которое будет представлять интересы Украины в России, в случае принятия поправки, может стать Беларусь или Швейцария. Белорусские эксперты прокомментировали вероятные последствия для Минска от разрыва дипотношений между Украиной и Россией.

14 ноября стало известно, что законопроект о реинтеграции Донбасса был направлен президенту Украины на согласование. Поправка о разрыве дипломатических отношений с Россией в него не вошла. Тем не менее, тема разрыва с Россией регулярно всплывает в Киеве. Подобный законопроект уже вносился в Верховную раду и ранее, в 2016 г. Тогда против него выступили и президент, и МИД страны.

Чтобы выяснить, с какой целью Украина регулярно поднимает данный вопрос, «Евразия.Эксперт» обратился за комментариями к белорусским экспертам. Они рассказали, как реальный разрыв дипотношений между Украиной и Россией скажется на Беларуси и может как следует республике действовать в этих условиях.

30a7c6986affd4cf88a01fcf01989d33.jpg

Первый заместитель председателя Либерально-демократической партии Беларуси Олег Гайдукевич:

– Надеюсь, что разрыва отношений не произойдет. Я внимательно проанализировал ситуацию в Украине: то, что происходит в Верховной Раде, какое мнение на этот счет есть у депутатов, у президента. Это невыгодно самой Украине. Разрыв дипломатических отношений – крайняя дипломатическая мера. Выше ничего нет. Это означает, что никаких других мер не осталось. Поэтому отношусь к разрыву отрицательно. Он означает закрытие всех дипломатических консульств, посольств, прекращение всякого сотрудничества.

Во-первых, это отрицательно скажется на гражданах самой Украины, многие из которых работают в России. Возникнут вопросы с перемещением. Во-вторых, это никак не будет способствовать миру в регионе, выполнению Минских соглашений, тому, чтобы конфликт быстрее уладить. То есть ничего не решается данным разрывом, все только усугубляется. Президент Украины на сегодняшний день выступает против этого.

Что касается Беларуси, понятно, что дипломатическая роль Беларуси для урегулирования этой ситуации вырастет. Все дипотношения будут выстраиваться через нашу республику. С точки зрения дипломатии, Минск и так является межрегиональной переговорной площадкой. Но в долгосрочной перспективе мы ничего не получаем, ведь, это дальнейшее ухудшение взаимоотношений.

Такая ситуация в регионе не выгодна Беларуси, потому что это источник политической и экономической нестабильности. Те экономические вопросы и проблемы, которые возникли, – это в том числе и следствие конфликта, который происходит на этой территории.

Следующий вопрос – национальная безопасность. Это всегда зона риска нашей страны. Угрозы уже нарастают: мы видим, как наш КГБ задерживает боевиков, которые участвовали в боевых действиях, возбуждаются уголовные дела. Эти люди возвращаются в Беларусь и ничего хорошего они не принесут. Поэтому нам пользы от этого нет никакой абсолютно.

Еще один важный момент – любая война всегда заканчиваются миром. Вопрос – какой ценой и когда? Я считаю, что мы все должны сделать так, чтобы это произошло быстрее и с минимальными потерями.

В отношении того, как это скажется на Союзном государстве, думаю, что ничего принципиально не изменится. Беларусь будет продолжать свою линию – мир превыше всего – и это правильная позиция. Время показало, что по-другому нам вести себя было нельзя. Тогда наша страна вообще ничего не получила бы, и мир на этой земле бы не настал. Поэтому роль Беларуси здесь выгодна и Российской Федерации, и Украине – всем сторонам. Иногда нас упрекают люди, которые не понимают, что по-другому Беларуси нельзя, потому что от этого никто не выигрывает.

Казакевич.jpg

Политолог, директор Института политических исследований «Палітычная сфера» Андрей Казакевич:

– Предсказать последствия сложившейся ситуации сложно по двум причинам. Во-первых, мы не знаем, какими будут ответные действия России – симметричными или нет. Во-вторых, будет ли разрыв дипотношений  сопровождаться дополнительными решениями Украины. Сам по себе разрыв дипломатических отношений значит только то, что прямая коммуникация между странами прерывается, закрываются дипломатические представительства.

Многое будет зависеть от того, будет ли происходить дальнейшая эскалация. Например, сейчас много говорится о введении визового режима, об ограничении торговли и т.д. Эти меры будут иметь, конечно, гораздо большие последствия. Я не думаю, что введение визового режима между странами произойдет. Вероятнее всего, что все останется как есть. Потери от этих действий для Украины могут быть существенны и непредсказуемы.

Что же касается Союзного государства, то оно не является непосредственным субъектом межгосударственных отношений. Я бы говорил отдельно о влиянии ситуации на Россию и Беларусь. Прямого влияния на Союзное государство развитие ситуации в Украине не окажет.

Что касается Беларуси, то ограничения торговли, визовый режим, либо частичное закрытие российско-украинской границы будет повышать роль нашей страны как посредника. Беларусь уже получила опыт выстраивания посреднических схем после обострения отношений между Грузией и Россией. Частично это уже используется и после украинско-российского конфликта. Например, прямое авиасообщение между Россией и Украиной отсутствует, и многие рейсы осуществляются транзитом через Беларусь.

Если возникнут ограничения связанные с торговлей между Украиной и Россией, то Беларусь может выступить посреднической площадкой. Возможно, даже не полностью легальной. Для того чтобы украинские товары поступили на российский рынок и наоборот, могут использоваться и серые схемы. Опять же мы имеем опыт введения санкций со стороны России в отношении сельхозпродукции Европейского союза. Белорусские компании использовали ситуацию в своих интересах.

Возможен и рост политического значения Беларуси. Например, по одному из вариантов после разрыва дипломатических отношений посольство Беларуси возьмет на себя консульские функции в интересах украинской стороны. Через белорусскую сторону будет проходить гораздо больше дипломатической информации, а диппредставительство может стать площадкой неформальных контактов между Украиной и Россией.

Это то поле возможностей, которое открывается для Беларуси. Хотя, конечно, все эти преимущества имеют значение только в краткосрочной перспективе. Если конфликт будет затягиваться, и отношения между Россией и Украиной ухудшатся, то последуют негативные долгосрочные последствия. Снизится привлекательность региона, будет затруднена экономическая кооперация.

Действия Украины имеют свою логику. Большинство политических сил Украины считает, что страна находится в вооруженном конфликте с Россией, и это оказывает серьезное влияние на внутреннюю и внешнюю политику. Для многих выглядит странно, что продолжается торговля, относительно свободно пересечение границы и даже военное сотрудничество со «страной, с которой есть военный конфликт». Постановка вопроса о разрыве дипломатических отношений в таком случае выглядит логичной, так как это одна из самых распространенных форм реакции на возникновение вооруженного конфликта с другим государством.

Почему это произошло не раньше, а только сейчас? Я вижу в этом, прежде всего, внутриполитические причины. Этот вопрос поднимался достаточно давно, сейчас он просто лоббируется более активно.

Петровский.png

Научный сотрудник Института философии НАН Беларуси, эксперт аналитической группы республиканского совета РОО «Белая Русь», директор консервативного центра NOMOS Петр Петровский:

– К приближению очередного электорального витка в Украине (в 2019 г., если ничего не произойдет, в стране состоятся президентские и парламентские выборы) создается потребность, как у действующей власти, так и у оппозиции, увеличить собственные рейтинги, мобилизовать электорат. Катализатором подобной мобилизации может как раз и послужить разрыв дипломатических настроений. Задача – не дать возможностей для роста каких-либо конструктивных сил и настроений в стране.

Для оппозиции подобная тема может стать определенным требованием, которым она по мере усиления недовольства населения, сможет давить через протест на Порошенко. Население же Украины сегодня пребывает в удручающем положении. В этой ситуации радикальные настроения становятся средством оправдания политиками в глазах украинцев ухудшения социально-экономической ситуации. 

Поэтому можно ожидать роста рейтингов именно тех политических сил, которые будут предлагать радикальные решения, в том числе и разрыв дипотношений с Россией. Все подобные факторы усилят лагерь условных ястребов в руководстве Украины.

С другой стороны, Украина тем самым попробует еще больше привлечь внимание своих западных партнеров к себе, которые уже устали и постепенно переключились на другие темы.

В-третьих, подобные действия могут стать одним из аргументов украинского руководства по реструктуризации долга и выделению Украине еще больших кредитов. Мол, посмотрите, угроза увеличивается, издержки растут, Украина нуждается в новых вливаниях.

К этому должны быть готовы страны региона. Сегодня Украина является источником, дестабилизирующим регион. Как на уровне милитаризации, дипломатии, так и на уровне распространения радикальных настроений. В случае разрыва отношений можно прогнозировать новый виток противостояния и милитаризации в регионе Восточной Европы, что не может не сказаться негативно на Минских соглашениях. Встанет вопрос о механизмах их исполнения.

Беларусь же, как ближайший и стратегический союзник, будет еще больше втянута в ситуацию вплоть до уровня представления стороны России в минском процессе. У меня нет сомнений, что Беларусь имеет большие шансы представлять интересы России в Киеве при подобном стечении обстоятельств, нежели Швейцария. Последнее зависит от степени радикализации позиции Украины. Насколько украинские элиты будут углублять разрыв отношений с Россией. Ограничатся ли просто закрытием диппредставительств в Москве и Киеве или закроют границы, отменят торговлю и сообщение между двумя странами, откажутся ли от любых контактов. От глубины разрыва будет зависеть и вовлеченность Беларуси в процесс.


Беседовала Диана Шибковская (Минск)

Комментарии
26 Ноября
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Даля Грибаускайте постаралась, чтобы отказ Александра Лукашенко от приглашения на саммит Восточного партнерства в Брюссель выглядел однозначно – как провал Евросоюза.

Инфографика: Военно-морские силы США в Европе
инфографика
Цифра недели

2,3%

составил рост промышленного производства в ЕАЭС с января по октябрь 2017 г. Наибольший прирост отмечен в Кыргызстане – 13,7% – Евразийская экономическая комиссия