13 Ноября 2018 г.

Как промежуточные выборы в США изменят отношения Востока и Запада: взгляд из Беларуси

Как промежуточные выборы в США изменят отношения Востока и Запада: взгляд из Беларуси
Фото: shbcdn.com

6 ноября состоялись так называемые «промежуточные» выборы в обе палаты Конгресса США. Избирались все 435 членов Палаты представителей, 35 сенаторов из 100, губернаторы 36 из 50 штатов, губернаторы еще 2 территорий (Гуама и Американских Виргинских островов) и мэр столицы, Вашингтона. В еще одной территории, на Северных Марианских островах, губернаторские выборы перенесены на 13 ноября из-за тайфуна. Эта кампания побила рекорд как самая дорогая в истории промежуточных выборов. Общие затраты достигли примерно $5,6 млрд. Белорусский политический обозреватель, кандидат исторических наук Павел Потапейко разбирается в том, как итоги промежуточных выборов повлияют на положение Трампа, внутреннюю и внешнюю политику государства и отношения США с Россией.

Сценарии и реальность


Накануне наблюдатели и эксперты просчитывали возможные сценарии итога выборов. Они сводились к трем: 1) республиканцы сохраняют контроль над Сенатом и теряют Палату представителей; 2) республиканцы сохраняют обе палаты; и 3) обе палаты завоевывают демократы. Большинство аналитиков склонялось к первому как наиболее реалистичному (включая и автора данных строк, сделавшего подробный прогноз, особенно по Сенату). Оправдался именно этот сценарий.

Предсказывалась высокая явка. Наблюдатели и медиа часто указывали, что за демократов собираются голосовать на 10% больше избирателей, чем за республиканцев. Однако в основном рост их поддержки избирателями наблюдается в штатах, и без того не собирающихся голосовать за Трампа – Калифорнии, Нью-Йорке, Иллинойсе, Нью-Мексико, штатах Новой Англии типа Массачусетса.

Вместе с тем есть определенный сдвиг в пользу демократов и в ряде спорных штатов – Флориде, Аризоне, Пенсильвании, Мичигане, Айове. И даже в обычно республиканском оплоте – Техасе. А это уже тревожный сигнал для «партии слона».

Во многих округах симпатии электората раскололись буквально пополам. На сей раз их было особенно много. В частности, в 7 «гонках» за место в Сенате предсказать итог было совершенно невозможно.

Как правило, американские промежуточные выборы (то есть выборы между президентскими) приводят к победе оппозиции. Так, в 1994 г., спустя 2 года после избрания демократа Билла Клинтона, состоялась «консервативная революция», и демократы утратили контроль над Конгрессом, который сохраняли 40 лет. В 2002 г. Джорджу Бушу-младшему удалось стать исключением, но в 2006 г., спустя 2 года после его переизбрания на второй срок, его Республиканская партия потеряла контроль над Палатой представителей. Тот же феномен повторился спустя 2 года после победы Барака Обамы, в 2010 г. – республиканцы вернули контроль над Конгрессом, причем удерживали его до сих пор.

География побед и поражений


В нижней палате демократы получили контроль впервые с 2011 г., улучшив позиции пока на 34 кресла – у них уже 227 мест. Республиканская же фракция пока сократилась до 198 мандатов. В 10 округах подсчет продолжается, хотя к моменту публикации этого текста может и завершиться. В основном он идет в штатах Мэн и Техас, так что можно ожидать, что эти места поделятся между двумя партиями поровну или с небольшим перевесом демократов. Скорее всего, перевес демократов где-то на 25 мест сохранится – от общего числа конгрессменов в 435.

Что интересно, наиболее спорные округа были на протяжении всей кампании не только в спорных штатах типа Флориды и Пенсильвании, но и в самых демократических штатах – Калифорнии, Нью-Йорке, Нью-Джерси. Дело в том, что там республиканцы рисковали потерять еще больше из числа и так немногочисленных остававшихся у них округов. Так и вышло.

Виргиния становится все более надежно демократической, в отличие от соседей-южан. Нью-Мексико можно назвать форпостом Демократической партии. Но интересно, что тяготеющих к демократам округов все больше в Техасе, республиканском с 1960-х гг.

В Аризоне и Неваде выросло число округов, склоняющихся к демократам, эти штаты оказались самыми колеблющимися и непредсказуемыми. Зато чуть больше в сторону республиканцев кренится Флорида – еще один из наиболее спорных штатов.

Отмечалось, что в демократических штатах Нью-Йорк и Иллинойс в ряде округов выросло число республиканских голосов. Но итог там все равно оказался в пользу демократов.

Демократы завоевали новые места в таких стабильно «своих» штатах, как Калифорния (где из 53 конгрессменов от нее остается лишь 11 республиканцев, они утратили еще 3 места), Нью-Йорк (республиканцев было 9 из 27, будет всего 7), Иллинойс (демократы укрепили большинство на 2 мандата, у них будет 13 из 18 представителей), Нью-Джерси (3 новых места у демократов, а у республиканцев окажется всего 2 кресла из 12 в ПП). Окрепли их позиции в колеблющихся штатах – Флориде (здесь их будет на 2 больше, 13 из 27, на 1 место меньше, чем у республиканцев), Мичигане (тоже 2 новых демократа, их будет 7 из 14, ровно половина), Айове (из 4 конгрессменов от этого штата 3 были республиканцами, теперь останется всего 1). В Пенсильвании демократы отбили 4 места, республиканец отвоевал 1 кресло, и теперь у ДП большинство в 11 мест из 18, тогда как раньше было 8. Похожая ситуация и в Виргинии: у демократов было 4 места из 11, завоевала 3 новых и получила большинство представителей от штата.

В Миннесоте произошел обмен: в 2 округах демократы «свергли» республиканцев, еще в 2-х – наоборот. Но первые снова имеют 5 из 8 мест от этого штата. В Нью-Мексико «вылетает» единственный республиканец из трех конгрессменов – теперь штат будет представлен в нижней палате только демократами. В Оклахоме впервые с 2004 г. прошел демократ – 1 из 5 в этом бастионе республиканской партии. В республиканском Техасе демократы завоевали 2 новых кресла, их будет 13 из 36 в Конгрессе.

По одному креслу «партия осла» (демократы) добавила еще в ряде штатов. Но в целом окрепла там, где и так за нее голосуют. Однако «партия слона» ослабла в нескольких спорных штатах, принесших Трампу победу в 2016 г.: Флориде, Мичигане, Пенсильвании, Айове. Для переизбрания в 2020 г. ему нужно их сохранить. Это 71 выборщик из 538. И не потерять Техас – это будет шок и тяжелейший удар для республиканца.

Если говорить о персоналиях и рекордах кампании, то в Палату представителей впервые прошли две мусульманки. Рашида Тлаиб, 42 года, избрана в Мичигане, 36-летняя Ильхан Омар (беженка из Сомали!) – в Миннесоте. Обе – от Демократической партии, обе строили кампанию на критике подписанного президентом запрета на въезд в США жителей ряда исламских стран. Выдвигалось рекордное число кандидатов-мусульман – 100. Омар стала первой в истории Конгресса сразу в нескольких «номинациях» – первый беженец, избранный туда; первая темнокожая женщина, прошедшая туда от Миннесоты; первая мусульманка там (вместе с Тлаиб). А до того она стала первой мусульманкой, избранной в легислатуру штата Миннесота (в 2016 г.). Причем собралась ходить на заседания в хиджабе! Она займет место от округа, которое до того занимал мужчина-мусульманин. Еще один приверженец ислама, перешедший в эту веру темнокожий Андре Карсон (André D. Carson), переизбран в Индиане.

Рашида Тлаиб, в отличие от Омар, родилась в США. Она из палестинской семьи, социальный работник, отстаивает интересы рабочего класса в штате, некогда являвшемся одним из наиболее промышленных в стране (достаточно назвать Детройт со знаменитым автопромом), а теперь теряющем рабочие места. В 2008 г. стала первой мусульманкой, избранной в легислатуру Мичигана. В ее округе – афроамериканское большинство. Непримиримый противник Трампа.

Опросы показывают, что мусульмане в США политически активизируются и являются одним из наиболее антитрамповских сегментов общества. С 2007 по 2017 гг. их количество в стране выросло на 1 млн – до 3,35 млн. человек.

Республиканский триумф в Сенате


В Сенате планово избиралось 33 законодателя из 100, и еще в 2 штатах прошли «спецвыборы», то есть Миссисипи и Миннесота избирали сразу обоих сенаторов. Таким образом, «на ринге» оказалось 35 мест.

Успех республиканцев отчасти связан с тем, что у них под вопросом оказались лишь 9 кресел, тогда как у демократов – 24, плюс переизбирались оба независимых сенатора, блокирующиеся с их фракцией – Берни Сандерс от Вермонта и Энгус Кинг от Мэна. Причем, если Сандерса партия поддержала, то против Кинга выдвигался не только республиканец, но и демократ.

Для «партии осла» выборы оказались на редкость проблемными, несмотря на промежуточный год и «страсти по Трампу».

Вероятность для демократов потерять кресла была выше чисто технически. Так и вышло в трех случаях – в Северной Дакоте, Миссури и Индиане. Во Флориде подсчет голосов еще продолжается, хотя поначалу объявили, что губернатор-республиканец Рик Скотт побеждает действующего сенатора-демократа, в прошлом астронавта Билла Нельсона, со счетом 50,1% к 49,9%. Демократам удалось отбить только 1 место у республиканцев – в Неваде, где Джеки Розен «свергла» действующего сенатора Дина Хеллера. В итоге республиканцы завоевали три демократических кресла, утратили одно свое и сохранили два там, где их однопартийцы собрались на покой – это Теннеси и Юта. Еще одно республиканское место – в Миссисипи, на спецвыборах – ждет второго тура 27 ноября. Но шансы выдвинутой республиканцами консервативной конгрессвумен Марши Блэкберн выше, чем у ее соперника, Майка Эспи, при Клинтоне ставшего первым темнокожим министром сельского хозяйства США. Ведь это штат республиканский уже много лет, да и второй сенатор от него, республиканец Роджер Уикер, уверенно переизбрался, набрав 59%.

Таким образом, республиканцы сохранили пока свое 51 место из 100, что гарантирует им контроль над верхней палатой.

И могут более-менее определенно рассчитывать хотя бы на еще одно из трех пока не определившихся. Есть шансы получить и второе – во Флориде, но они пока равные соперникам. У демократов же и примкнувших к ним независимых пока 46 (было 49). Но к ним склоняется как минимум еще 1 место – в Аризоне, где продолжается подсчет результатов идущих вровень дам, ныне заседающих в Палате представителей – открытой атеистки и бисексуалки (первой в Конгрессе) Кирстен Синема от демократов и республиканки, полковника ВВС Марты Максалли, первой женщины-пилота США, участвовавшей в бою. Разрыв по мере пересчета растет в пользу Синема. Любопытно, что обе в своих партиях считаются центристками, и даже демократка часто голосовала за предложения администрации Трампа.

Из 35 кресел, «выставленных» на выборы в этот раз, в 26 случаях переизбраны действующие сенаторы – 20 демократов, 2 независимых и 4 республиканца. Пришли 6 новых лиц: 5 республиканцев и 1 демократка. Еще в 1 случае возможно переизбрание действующего демократа. В остальных 2 случаях однозначно будут новые лица (скорее всего, две дамы – одна от демократов в Аризоне, вторая от республиканцев в Миссисипи).

Вместе с тем впервые с 2002 г. на промежуточных выборах в Сенат оппозиция теряет места. И это бонус для Трампа, несмотря на потерю нижней палаты.

Поэтому он и комментировал итоги кампании как победу.

Трамп vs демократы


Аналитики полагают: вернув контроль над нижней палатой Конгресса, но, не сумев этого сделать в Сенате, «партия осла» сможет осложнить администрации Трампа претворение в жизнь целого ряда инициатив. Так, Конгресс не выделит средства на строительство стены на мексиканской границе, что обещал Трамп еще в ходе президентской кампании. И не позволит отменить Obamacare. Осложнится принятие новых мер по ограничению иммиграции и борьбе с нелегалами. Продолжится финансирование социальных программ. Однако не исключено дальнейшее снижение налогов – к поддержке республиканцев в этом склоняются и многие демократы.

Противникам президента не удастся организовать процедуру импичмента – разве что они смогут перетянуть нескольких республиканцев из числа партийной фронды.

Но это маловероятно. Трамп сохранит возможность назначать выбранные им кандидатуры на посты в правительстве, послов и членов Верховного суда, потому что все они утверждаются в Сенате. Но могут возникнуть проблемы с согласованием бюджета. Впрочем, в рядах обеих фракций в обеих палатах все больше сторонников компромисса.

Начнется борьба между палатами: нижняя станет предлагать либеральные законопроекты – например, в области прав секс-меньшинств. А верхняя – их заваливать. И наоборот (Сенат может первым предложить законопроект и направить в Палату представителей).

Русофобия 2.0


Но главное – еще больше обострится нагнетание темы России. Ястребы есть в обеих партиях, как и те, кто не прочь наварить политический капитал на новом издании холодной войны. Особенно если у него или нее в округе проживают этнические общины, в среде которых популярна русофобия. Будут продолжаться расследования предполагаемого вмешательства России в политические процессы в Соединенных Штатах. Уже звучат требования рассмотреть и ввести против Москвы новые санкции.

Эксперт по России в Институте Брукингса доктор Алина Полякова прогнозирует, что «российское расследование» может затмить в повестке работы Конгресса чуть ли не все остальные вопросы, включая и реальные проблемы собственных избирателей, а это скажется на результатах выборов 2020 г., когда Трамп явно пойдет на второй срок.

Также уже объявлено, что демократы активизируют попытки заставить Трампа опубликовать свои налоговые декларации. Да и в целом можно ожидать, что новое демократическое большинство в Палате представителей начнет атаку на Трампа и буквально «затаскает» его и его администрацию по слушаниям, расследованиям, судам и прочим неприятным мероприятиям.

Остальные два полярных сценария не сбылись, как показали результаты голосования. В случае сохранения республиканцами обеих палат, по мнению Ричарда Вайца, главы центра военно-политического анализа Института Хадсона, расследование спецпрокурора Ричарда Мюллера могло бы быть закрыто. А в случае контроля над обеими палатами демократов над Трампом сгустились бы тучи.

В этом случае можно было бы прогнозировать дальнейшее усиление санкций против России. Но и при сбывшемся сценарии это вполне вероятно.

Среди переизбранных – один из наиболее жестких критиков России, сенатор-демократ от Мериленда Бен Кардин. В то же время уходит другой ее крупный недоброжелатель, сенатор от Теннеси и глава комитета по международным делам Боб Коркер. Это, в совокупности с кончиной 25 августа Джона Маккейна от Аризоны, означает некоторое, пусть и небольшое, ослабление накала антироссийских выступлений в верхней палате. Но их место могут занять (и скорее всего займут) другие ястребы.

Вместе с тем республиканцы все же более прагматичны, тогда как для демократов важнее либерал-глобалистская идеология, диктующая в числе основных постулатов борьбу с «российской угрозой». С ними поэтому сложнее иметь дело для Москвы.

Но ряд экспертов отмечают, что есть и другая сторона медали: в США обострится внутренняя борьба элит, они будут блокировать предложения друг друга, им будет не до внешней политики. По крайней мере, отчасти. Так было и ранее в периоды, когда две палаты Конгресса контролировались разными партиями.

Выборы губернаторов


Если говорить о выборах губернаторов, то у республиканцев их было 33 из 50, у демократов 16, а на Аляске – независимый, проигравший теперь республиканцу. Но это пока единственное приобретение этой партии на губернаторских выборах. Из стоявших на кону 36 штатов демократы отбили высший пост в семи. В двух – Флориде и Джорджии – подсчет продолжается. И там, и там крошечный перевес у республиканцев, причем в обоих штатах демократы выставили темнокожих кандидатов (в Джорджии – впервые афроамериканку). В 17 республиканцы переизбраны либо избраны на место однопартийца. Демократам это удалось в 9 штатах. Из оставшихся 14, где в этом году губернаторских выборов нет, у обеих партий по 7 мест. Так что у республиканцев получается 25 глав исполнительной власти штатов и шанс еще на 2. Поэтому у демократов успех и здесь, они почти догнали соперников: 23 губернаторских кресла и шансы в 2, так что могут и сравняться.

Демократы отбили у соперников шесть штатов – Нью-Мексико, Канзас, Висконсин, Иллинойс, Мичиган и Мэн. Как видим, три из них и так их бастионы, поэтому пребывание там ранее у власти губернаторов-республиканцев скорее удивляет. При этом получить большинство в этом «клубе» им не удалось.

Если брать территории, то на Гуаме республиканец уступил демократу. На Виргинских островах 20 ноября будет 2-й тур, где действующий независимый губернатор встретится с демократом. А на Северных Марианских островах голосование перенесено на 13 ноября из-за тайфуна, там борются действующий республиканец и независимый. В Вашингтоне переизбрана мэр-демократ Мюриэл Баузер – афроамериканка, как все ее предшественники с момента введения этого поста при Линдоне Джонсоне (впрочем, некоторые из них были очень светлокожими).

P.S.


Реакция финансовых рынков США на результаты выборов выразилась в небольшом падении котировок, как и в Азии, а вот в Евросоюзе они показали рост. Наблюдается некоторое ослабление доллара. Аналитики объясняют это опасением биржевых игроков, что нижняя палата Конгресса будет блокировать многие экономические предложения администрации.

Экспертное сообщество отмечает, что Трампу удалось сохранить контроль над сенатом, что он называл главной задачей, и при этом «трампистское» крыло партии окрепло: ушел ряд конгрессменов и сенаторов-диссидентов. В Палате представителей таких будет меньше на 37 человек, по оценкам ряда аналитиков. По мнению российского американиста Дмитрия Дробницкого, президент полностью взял под контроль Республиканскую партию, что определит ее курс на ближайший период. Видимо, это также имел в виду Трамп, назвав выборы «потрясающим успехом». Но как бы там ни было, потерю нижней палаты большим плюсом назвать трудно.


Павел Потапейко, кандидат исторических наук

Комментарии
28 Октября
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Беларусь записали в один ряд «прифронтовых государств» с Украиной и Грузией для противодействия России и Китаю.

Инфографика: Отношение к евразийской интеграции
инфографика
Цифра недели

70,4%

голосов набрал блок «Мой шаг» Никола Пашиняна на парламентских выборах в Армении