31 Октября 2016 г.

Преодолеть «комплекс догоняющего». Как странам ЕАЭС вернуть интеллектуальное лидерство

Преодолеть «комплекс догоняющего». Как странам ЕАЭС вернуть интеллектуальное лидерство
Заседание Валдайского клуба, Сочи, 27 октября 2016 г.
Фото: http://valdaiclub.com/

На минувшей неделе в Сочи состоялось заседание Валдайского клуба ведущих российских и зарубежных экспертов, в котором принял участие Владимир Путин. Профессор НИУ ВШЭ Дмитрий Евстафьев проанализировал содержание дискуссий и пришел к выводу, что эксперты из стран Новой Евразии могут предложить новую повестку, выходящую за границы региона. Ключевыми направлениями для анализа могут стать - геокономические узлы Евразии, экономическая многоукладность, этно-религиозное взаимодействие, низкоинтенсивные угрозы безопасности, новая энергетика и реиндустриализация.

Состоявшееся в Сочи заседание клуба «Валдай» оставило двойственное впечатление. Конечно, на него собрались действительно статусные эксперты, которые реально котируются в мировом научно-аналитическом сообществе.  Упреки, что «завезли не то» в этот раз не работают. Стоит только поблагодарить организаторов за прекрасную работу. Острота международной ситуации также способствовала успеху мероприятия.

Выступление президента России Владимира Путина на форуме 27 октября привлекло большое внимание и вызвало многочисленные отклики. Но при более внимательном взгляде ситуация не столь однозначна. И дело тут не только в очередной антироссийской волне в мировых СМИ. В России к этому уже привыкли. Проблема глубже.

Казалось бы, в центре внимания должны быть идеи о развитии глобальных процессов, высказанные президентом России, о тех рисках, которые в связи с этим возникают, о принципах поведения крупнейших мировых держав, об их ответственности. Именно эти тезисы, важнейшие и стратегические, высказанные В. Путиным, могли бы стать основой для глубокой дискуссии. Но не стали. Налицо была откровенная «содержательная асимметрия».

Владимир Путин говорил о глобальных рисках, о стратегической стабильности, о доверии между ключевыми участниками системы международных отношений, о глобальных проблемах и необходимости заполнения институционального вакуума в международных отношениях

А собравшиеся зарубежные политологи задавали вопросы про «вопиющие камни Алеппо», и в сто первый раз пережевывали уже давно отработанные, кажется, тезисы об «Имперской России», угрожающей «мировому порядку», интересовались, насколько «либеральная фракция» в российской власти сможет сохранить свои позиции, возмущались риторикой в российских СМИ, естественно, забывая про собственную русофобскую вакханалию. Но ведь на эти вопросы западным политикам и политологам отвечали и не раз, не так ли?

Суть позиции Запада как никогда ярко «прорвалась» в вопросе про уход Владимира Путина на пенсию. Ведь на Западе, даже в среде «продвинутых политологов» многие считают, что все проблемы нынешнего мирового порядка сводятся к деятельности одного человека. И когда Путин уйдет, - все встанет на свои места.

Увы, но на площадках, подобных «Валдаю», как никогда проявляется «колониальный» характер отношения к России и ко всей Новой Евразии со стороны западного экспертного сообщества. Это – не случайно. Мало кто из западных экспертов и политиков удосуживается изучить выступления российского руководства, не говоря уже об исследованиях российских экспертов и ученых.

И если некоторые следы влияния дискуссий на таких площадках на понимание западным экспертным сообществом логики развития России мы найти все же можем, то российское видение глобальных проблем системно игнорируется.

Такой подход лишает возможности увидеть системность происходящих как в России, так и в мире в целом, изменений, контекстность российской политики. Происходит зацикливание даже не на сегодняшней, а на вчерашней «повестке дня».

Как рассуждать о либеральных реформах в России, когда Европа становится жестко зарегулированным экономическим пространством, где значительная часть ограничений носит административный и политический характер?

Какой смысл, обсуждать некое политическое урегулирование в Сирии, даже не зная мнения российских специалистов о «постигиловском» исламизме? И таких вопросов – масса. Проблема в данном случае совсем не в дискуссионной площадке.

Современный «условный Запад» за крайне редкими исключениями демонстрирует неспособность обсуждать стратегические проблемы развития современного мира «по существу». Конечно, лучшие представители западного экспертного сообщества, например, присутствовавший в Сочи Джон Мершаймер, способны отойти от самодовлеющей логики агрессивного глобализма, замешанной, в том числе, и на антироссийской пропаганде. Но это – редкое исключение.

Встает вопрос, насколько обоснованной сейчас является унаследованная с периода поздней «холодной войны» монополия Запада на видение ключевых проблем глобального развития? И насколько западное научное сообщество в принципе способно к переосмыслению базовых аксиом, которые положены в ту картину мира, которая сейчас трещит по швам?

Будет логично, если Россия, страны ЕАЭС, и другие страны Новой Евразии, отринув пресловутый «комплекс догоняющего», начнут проявлять больше активности в экспертной разработке не столько вопросов, связанных с текущей ситуацией в своих странах, сколько с тем, как развитие стран Новой Евразии вписывается в глобальные тенденции.

Экспертам из стран Евразии не следует считать, что они могут «светить» только «отраженным светом», трансформируя применительно к своим странам и к региону в целом те концепции, которые сформулировали на Западе или в лучшем случае в Китае.

«Новая Евразия», причем как страны входящие в ЕАЭС, так и не входящие, могут, посмотрев на прямо скажем невысокий уровень политики и политологии современного Запада, отказаться от навязанного извне взгляда на себя как на «второй сорт».

Экспертное сообщество Евразии вполне готово выдавать – в том числе, и коллективно – глобально значимый экспертный «продукт».

Тем более, что инфраструктура экспертизы ключевых вопросов политического и экономического развития в ЕАЭС вполне проработана, а результаты экспертного взаимодействия уже не раз были востребованы на политическом уровне. База для перехода экспертной активности на новый уровень уже создана, - вопрос в том, чтобы правильно ее использовать.

Не стоит стремиться к той степени политической «звучности», как это случается при встречах руководителей России с западными политологами. Но ведь в данном случае требуется не столько «с шашечками», сколько «доехать» и убедительным будет не столько пафос, сколько контент.

«Пафос» особенной пользы, как показывает практика, не приносит. И качественная экспертиза всегда будет востребована, если, конечно, она будет именно качественной и выходящей за рамки традиционной политологической риторики.

Для начала можно предложить несколько направлений коллективной экспертной проработки:

  • Ключевые «узлы» геоэкономического взаимодействия в Евразии в зеркале глобальных геоэкономических проблем.
  • Экономическая многоукладность как одна из основ пост-глобального развития.Новые модели этно-религиозного взаимодействия как альтернатива уходящей в прошлое «толерантности».
  • Взаимодействие в целях предотвращения разрастания низкоинтенсивных угроз безопасности.
  • Новая энергетика как основа реиндустриализации Евразии в контексте торможения глобализации.

Такого рода совместные исследования дадут серьезный толчок восприятию экспертного сообщества Новой Евразии в качестве действительно серьезной практически значимой силы, а не только одного из атрибутов государственности, который «должен быть». Более того, появление нового интеллектуального «центра притяжения» существенным образом поднимет и глобальный авторитет ЕАЭС, и стран, в него входящих.

Дмитрий Евстафьев, профессор НИУ ВШЭ

Комментарии
21 Июля
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Иначе дезинтеграция в ряде секторов Союзного государства может принять необратимый характер.

Инфографика: Сухопутные войска США в Европе
инфографика
Цифра недели

$26,8 млрд

составил объем взаимных прямых инвестиций в ЕАЭС в 2016 г., что на 15% больше, чем в 2015 г. Взаимные прямые инвестиции в ЕАЭС росли вдвое быстрее, чем в СНГ – Евразийский банк развития