01 Февраля 2018 г.

Каспийский энергетический узел: развязка близка?

Каспийский энергетический узел: развязка близка?
Главы МИД прикаспийских стран.
Фото: astanatimes.com

Ожидается, что на Пятом Каспийском саммите, который пройдет в Казахстане в 2018 г., будет подписана конвенция о правовом статусе Каспийского моря. Каспий давно является ареной конкуренции из-за своих природных ресурсов, а также из-за возможности проникновения в соседние регионы – в Центральную Азию и на Кавказ. Почему подписание соглашения стало возможным именно сейчас? О ситуации в регионе «Евразия.Эксперт» рассказал директор Института изучения Ближнего Востока и Кавказа Василий Папава.

- В 2017 г. прикаспийские страны достигли предварительных договоренностей о правовом статусе Каспийского моря, и 2018 г. в Казахстане пройдет саммит, где они подпишут конвенцию о правовом статусе Каспия.  Как вы думаете, удалось ли разрешить все спорные вопросы между прикаспийскими странами?

- В декабре [2017 г.] в Москве завершилось заседание Совета министров иностранных дел Каспийской пятерки, который подготовил к подписанию главами государств проект конвенции по правовому статусу Каспийского моря.

Оптимистически смотрятся заявления участников заседания. Так, глава МИД РФ Сергей Лавров заявил: «С большим удовлетворением объявляю, что мы нашли развязки по всем остававшимся ключевым вопросам, связанным с подготовкой этого документа. Фактически текст конвенции готов». Министр иностранных дел Казахстана Кайрат Абдрахманов сказал, что соглашение, достигнутое в Москве между министрами иностранных дел, можно считать прорывом. А министр иностранных дел Азербайджана Эльмар Мамедъяров подчеркнул «необходимость максимальных усилий для достижения консенсуса» по всем остальным вопросам, связанным с статусом Каспия, перед будущим саммитом в Казахстане.

- Как известно, переговоры о статусе Каспия длились много лет. Что мешало достичь соглашения раньше?

- После распада Советского Союза регион Каспийского моря стал отдельной геополитической единицей и объектом политической борьбы в региональном и даже глобальном масштабе.

В последнее время регион Каспия является ареной конкуренции между акторами как внутри, так и за пределами региона. И не только из-за энергоресурсов Каспия, но также из-за возможности проникновения в другие прилегающие регионы – на Кавказ и в Центральную Азию. Огромные запасы углеводородов делают данный регион одним из наиболее перспективных источников энергии для ряда ключевых игроков: Китая, Евросоюза, Индии, Турции и Соединенных Штатов.

Тем не менее, несмотря на потенциал долгосрочного экономического процветания, Каспийский регион остается одной из самых сложных геополитических областей в мире. Регион Каспийского моря сталкивается с рядом проблем, включая неразрешенные региональные конфликты, незаконный оборот наркотиков, загрязнение окружающей среды и т.д.

В свете последних договоренностей можно утверждать, что расширение регионального сотрудничества и интеграции между прибрежными государствами является единственным средством для возможного долгосрочного решения проблем безопасности в регионе Каспийского моря.

- Каковы на данный момент основные приоритеты в политике прикаспийских государств в регионе?

- Сейчас для российской политики в Каспийском регионе приоритетными являются следующие задачи: защита и укрепление своих позиций в регионе, содействие стабильности в регионе, развитие регионального сотрудничества. Основной же экономической задачей РФ на Каспии является контроль за экспортными трубопроводами.

Все пять прикаспийских государств в течение многих лет вовлечены в споры о принадлежности нескольких месторождений. Некоторые из них уже находились под контролем западных нефтяных компаний, таких как British Petroleum, или были выставлены на продажу иностранным инвесторам. Наиболее серьезные споры касаются нефтяных месторождений, расположенных на юге Каспийского моря, и связаны с Азербайджаном. Туркмено-азербайджанский спор касается месторождений Хазар («Азери»), Османа («Чираг»), Алтын Асыр («Шарг») и Сердар («Кяпаз»).

Соперничество между Ашхабадом и Баку за контроль над месторождениями на Каспии подпитывается и внешнеполитическим фактором. Азербайджан более открыт для Запада и тесно сотрудничает с НАТО и ЕС, а Туркменистан поддерживает отношения с РФ, Ираном, КНР.

Но все стороны должны понимать, что даже небольшие спорадические конфликты могут сорвать или полностью остановить деятельность по разведке нефти и вызвать отток инвесторов.

Казахстан – страна с большими запасами нефти и газа, а также основной производитель нефти в Каспийском регионе. В существующих геополитических условиях обеспечение защиты экономических и политических интересов и содействие национальной безопасности является главной задачей для Астаны. Для Казахстана энергетический сектор является основным источником экспортных поступлений, необходимых для экономического развития. Этот сектор представляет собой ключевой актив и привлекательность для иностранных инвесторов.

Для Ирана, несмотря на то, что его нефтяные месторождения в основном расположены в Персидском заливе, Каспийский регион также стратегически важен. Политика Ирана на Каспии преследует несколько целей. Во-первых, это обеспечение безопасности северных границ путем поощрения и поддержания стабильности и безопасности в государствах Центральной Азии. Во-вторых, развитие отношений с государствами региона в рамках политики преодоления международной изоляции, что открывает путь к нормализации отношений с ЕС. И в-третьих, поддержание хороших отношений с Россией и Турцией.

- Туркменистан, прежде снабжавший газом Иран, в январе приостановил поставки «голубого топлива» Тегерану. Куда теперь поставляется туркменский газ и каковы газовые амбиции Ирана?

Туркменистан оказался в сложной ситуации. На первый взгляд, решение Туркменистана прекратить продажу газа Ирану в январе 2017 г. было незначительным эпизодом в контексте дружеских отношений между Тегераном и Ашхабадом. Об этом свидетельствуют несколько встреч высокопоставленных иранских и туркменских официальных лиц после этого инцидента. Однако напряженность с Ираном может означать серьезные проблемы для Туркменистана и приведет к усилению его зависимости от Пекина.

Спор Туркменистана с Ираном способствует усилению влияния Китая в этой части Евразии, предоставляя дополнительные возможности для китайского стремления к возрождению Шелкового пути.

- Зачем Ирану вообще понадобился туркменский газ?

- Еще до окончательного разрыва контактов с «Газпромом» Туркменистан занимался поиском альтернативных маршрутов в Иран и Китай. Хотя у Ирана большие запасы нефти и природного газа, они располагаются далеко от густонаселенных пунктов на северо-востоке страны. Эту проблему Иран решил исправить подключением Туркменистана, который расположен к северу от Ирана и мог легко доставить газ своему южному соседу.

Между тем Туркменистан установил отношения с Китаем, в результате чего в июне 2007 г. было принято соглашение о строительстве трубопровода, связывающего газовые месторождения Туркменистана с китайским рынком. Вскоре Китай стал основным покупателем газа из Туркменистана. В 2016 г. Туркменистан был крупнейшим иностранным поставщиком газа в Китай (примерно 30 млрд куб. м газа).

Для Ирана газовое сотрудничество с Туркменистаном имело дополнительные геополитические выгоды (помимо поддержания внутренних энергетических потребностей). Предоставление Туркменистану возможности отправки газа на Запад создало бы позитивный имидж Ирана как надежного поставщика, который понимает европейские проблемы и позволяет Европе диверсифицировать поставки энергоресурсов.

Иран считает, что с окончанием режима санкций может стать транзитным государством по транспортировке энергоресурсов через свою территорию. Однако маловероятно, что Иран сможет воспользоваться этой возможностью в полной мере. Отношения Ирана с Западом и особенно с США остаются прохладными, временами напряженными. Администрация Дональда Трампа угрожает отказаться от ядерного соглашения и вновь ввести режим санкций, что делает долгосрочные договоры о транзите газа с Ираном рискованными.

- После разрыва контактов с «Газпромом» и ссоры с Ираном Китай стал последней надеждой Туркменистана?

- Китай вполне может быть единственной страной, желающей и способной обеспечить Туркменистану существенную финансовую поддержку. Пекин находится в процессе реализации долгосрочной стратегии расширения своего влияния и, предоставляя государствам региона внушительные средства, увеличивает их зависимость от Китая.

Туркменистан имеет ограниченный выбор рынков, на которые можно было бы вывести свой основной товар – газ. Китай является единственной мировой державой, которая может предоставить Туркменистану необходимые средства, как это было во время финансового кризиса, когда Туркменистан получил от Китая миллиарды долларов. В 2009 г. Китайский банк развития предоставил Ашхабаду первоначальный кредит в размере $3 млрд на разработку газового месторождения Галкыныш (также известного как Южный Йолотань-Осман), а в 2011 г. Туркменистан получил дополнительный транш в размере $4,1 млрд.

Ашхабад по-прежнему будет пользоваться щедростью Китая и в будущем, но при условии геополитической лояльности. Туркменистан со своей стороны стремится не стать зависимым исключительно от Китая. Тем не менее влияние Китая в Центральной Азии, скорее всего, будет увеличиваться.

-  Почему раздел Каспия стал возможен сегодня, после долгих переговоров? Какие факторы ускорили процесс? Может ли объясняться ускорение процесса по Каспию улучшением отношений России с Ираном?

- Споры вокруг статуса Каспия идут с 90-х гг. Главной причиной разногласий между сторонами в течение многих лет являлось отсутствие международных документов, регулирующих доступ к морским ресурсам. Каждое прикаспийское государство формировало свою внешнюю и региональную политику. Это довольно часто шло вразрез с национальными интересами других участников переговорного процесса. Лишь с течением времени, когда взаимоотношения данных государств по ряду основных направлений межгосударственных отношений перешли в разряд «партнерства» (укрепление торгово-экономических отношений, сотрудничество в области безопасности на Каспии и т.д.), разрешение существующих споров о статусе Каспия и заключение итогового соглашения стало возможным.

Вполне возможно и то, что РФ подтолкнула стороны к соглашению по статусу Каспия. Не исключено, что Москва предложила Ашхабаду альтернативные маршруты транспортировки газа в Европу. Туркменистану, в свете экономических проблем, которые он сегодня испытывает, было бы гораздо выгоднее использовать уже существующую сеть российских трубопроводов, а не ждать, пока будут построен Транскаспийский газопровод.

Комментарии
24 Января
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Связаны ли заявления Д. Трампа и Н. Назарбаева о минской переговорной площадке с заморозкой казахстанских активов в США и чего Штаты хотят добиться переносом мирных переговоров из Минска.

Инфографика: Сколько вкладывают в Беларусь Европейский и Евразийский банки развития
инфографика
Цифра недели

$9,7 млрд

инвестиций привлекла Беларусь в реальный сектор экономики в 2017 г. Крупнейшими инвесторами стали Россия (38% инвестиций), Великобритания (26,6%) и Кипр (7,2%) – Белстат