10 Октября 2017 г.

Французский политолог о Каталонии: «Идеология демократизации ведет к балканизации Европы»

Французский политолог о Каталонии: «Идеология демократизации ведет к балканизации Европы»
Фото: blick.ch

Евросоюз не успел оправиться от брекзита, как Каталония потребовала независимости от Испании. В чем глубинные причины все новых трещин, возникающих в Евросоюзе? Какими будут последствия прецедента Каталонии для других европейских стран? Французский политолог, директор по геополитическим исследованиям Европейского института международных отношений в Брюсселе Пьер-Эммануэль Томанн в интервью «Евразия.Эксперт» дает свой прогноз развития кризиса. Эксперт полагает, что идеология продвижения демократии обращается против своих создателей, провоцируя балканизацию Евросоюза, которая может привести не только к параду суверенитетов, но и к образованию мини-халифатов в отдельных странах Европы.

- Господин Томанн, каковы глубинные причины требований Каталонии о независимости?

- Мы столкнулись с геополитическим кризисом, с борьбой за власть между соперниками с разным видением будущего региона. С одной стороны – сепаратисты, добивающиеся отделения Каталонии. С другой – испанское правительство, борющееся за единство страны. Причины конфликта частично проистекают из исторического прошлого Испании и Каталонии. Все еще имеют место различные интерпретации гражданской войны в Испании. Современные исторические факторы, такие как создание Евросоюза и глобализация, обостряют и без того противоречивые процессы территориальной интеграции и разделения.

Воинствующие сепаратисты считают, что Каталония может достичь независимости, поскольку она обеспечивает 20% ВВП Испании. В ней проживает 7,5 млн человек – больше, чем в некоторых небольших странах ЕС.

К тому же у нее есть своя лингвистическая и культурная специфика.

- К каким последствиям приведет ЕС возможное отделение Каталонии от Испании? Ждет ли ЕС новый раскол?

- Каталонский вопрос – это вызов для ЕС. В Евросоюзе может начаться очередной внутренний кризис. В то же время другие кризисы далеки от успешного разрешения. Это кризис евро, кризис мигрантов, брекзит, угрозы со стороны радикального ислама. Сюда же можно отнести геополитическую дестабилизацию юга Европы, а также кризисы, связанные с Россией и США (со времени избрания Дональда Трампа).

Европейский закон содержит положения, касающиеся выхода страны-члена из Евросоюза, но в нем нет упоминаний о расколе территории страны-члена. Таким образом Евросоюз считает этот вопрос внутренней проблемой Испании. Несмотря на это, скорее всего, этот новый кризис еще больше раздробит ЕС из-за разногласий между странами-членами и институтами Евросоюза по поводу решения этой проблемы. В связи со сложившейся ситуацией вновь могут всплыть различные трактовки целей ЕС. Что это –  Европа Народов? Европа Регионов? Европа Государств?

- В последние годы в Европе все чаще звучат требования о независимости на разных уровнях. Великобритания и вовсе приняла решение выйти из ЕС. Мы наблюдаем в регионе новый «парад суверенитетов»?

- В ЕС сейчас сложились различные ситуации. Первая – брекзит. Великобритания по итогам референдума приняла решение о выходе из ЕС. Одно из долгосрочных последствий этого шага – риск получить независимую Шотландию, поскольку большинство шотландцев по статистике референдума хотели остаться в ЕС. Вторая – ситуация в Каталонии. В данном случае регион/народ хочет стать независимым от Испании, но обе стороны конфликта хотят остаться в ЕС.

Эти две ситуации различны, но обе являются результатом все более часто звучащих требований о независимости на различных уровнях. Это результат процесса распада/перестройки ЕС, к которому привели европейская интеграция и глобализация.

- Может ли каталонский прецедент стать катализатором требований о независимости в других частях Европы? Какие регионы можно отнести к зоне риска?

- Этот геополитический кризис, безусловно, породит последствия на различных уровнях: местном, государственном, европейском, панъевропейском и глобальном. Это вопрос о единстве Испании на государственном уровне, возможность «эффекта домино» на уровне ЕС. Движения за независимость в других странах-членах ЕС могут усилиться.

В глобальном масштабе результатом будет усиление движений за передел и разделение территорий. Эти тенденции набирали силу со времени исчезновения биполярного мира. Если взглянуть на карту изменения границ в Евразии со времен конца холодной войны, можно заметить, что появилось более 15 тыс. км новых границ. Границы также и исчезали – после объединения восточной и западной Германии, между Крымом и РФ.

Что касается «эффекта домино», он может проявиться в других государствах под давлением национальных и региональных сепаратистских движений в отдаленной перспективе, но прямо сейчас этого не случится.

Независимость Каталонии, если она будет достигнута, будет способствовать укреплению позиций сепаратистских политических движений в других странах-членах ЕС. В особенности это относится к Шотландии, Фландрии, Корсике, Падании и Стране Басков.

Возможно, это также вдохновит венгерские меньшинства в Румынии и российские меньшинства в Прибалтике.

- Какое будущее ждет Евросоюз в свете ситуации в Испании и какого развития событий следует ожидать?

- Из-за резкого увеличения числа внешних и внутренних кризисов перед ЕС встает вопрос выживания в долгосрочной перспективе, особенно после брекзита. Существованию ЕС пока не грозит неминуемая опасность. Однако Евросоюз вступил в процесс геополитического затухания. Страны-члены и институты Евросоюза стараются сдержать дальнейшее дробление.

Для ЕС сейчас важную роль играют два фактора. С одной стороны, Евросоюз старается защитить свою специфику и ее привлекательность, основанную на целях продвижения демократии и прав человека. На этом основывается легитимность ЕС.

С другой стороны, инстинкт самосохранения заставляет Евросоюз высказываться за использование силы для сдерживания кризиса, как в случае Каталонии. Если Еврокомиссия будет придерживаться жесткой позиции по отношению к решительно настроенным воинствующим сепаратистам, она логически будет поддерживать силовые методы. Поскольку в данном случае обеспечение соблюдения закона невозможно без применения силы. Вице-президент Еврокомиссии Франс Тиммерманс подчеркнул, что «никто не желает насилия, но долг каждого правительства – обеспечивать исполнение закона, что иногда требует применение необходимой силы».

- Что это значит?

Однако идеология ценностей ЕС исчерпала себя. В условиях все более частых исключительных ситуаций становится необходимым применение силы во время кризиса. Информационная война с использованием изображений насилия (реального или нет) ослабляет позиции испанского правительства, если оно использует силу для подавления беспорядков.

Поддержка Евросоюзом культурного многообразия и прав меньшинств в соответствии с либеральной и индивидуалистической идеологией ведет к балканизации европейских государств и подготавливает почву для новых кризисов.

Через несколько десятилетий можно представить сценарий, в котором приверженцы радикального ислама потребуют политической автономии. Или крайний случай – установление мини-халифата на территории государства-члена ЕС как результат массовой иммиграции.

В Евросоюзе также протекает постдемократический процесс. Все те, кто критикует европейскую интеграцию в текущей форме, обвиняются в популизме, что ослабляет демократическую дискуссию. Более того, тенденция Евросоюза слишком концентрироваться на правовых вопросах скрывает геополитические отношения государств, которые и определяют интерпретацию закона.

Каталонский кризис сейчас выходит за пределы чисто правовых вопросов. Каталонские сепаратисты – это довольно значительное национальное меньшинство. Они ищут конфронтации, чтобы построить национальное государство в неблагоприятной ситуации. Это позволит им привлекать все больше бойцов, а испанскому правительству придется действовать в соответствии с национальными интересами, чтобы не потерять свою территорию.

Даже с учетом того, что закон и конституция на стороне испанского правительства, значительное число требующих независимости каталонцев игнорировать невозможно.

Это также вопрос легитимности. В исторической хронике целеустремленные политические меньшинства часто одерживали верх. Когда баланс сил смещается, международные законы и законы ЕС приспосабливаются к новой ситуации. Юридические доводы не помогут в разрешении этого кризиса. Чтобы избежать раскола или более серьезного кризиса, необходимы переговоры о пересмотре баланса между центральными и региональными политическими структурами в стране. Каталонские сепаратисты хотят интернационализировать этот кризис и просят ЕС о посредничестве.

Европейский закон содержит положения, касающиеся выхода страны-члена из Евросоюза, но в нем нет упоминаний о расколе территории страны-члена. ЕС официально считает этот вопрос темой для обсуждения внутри страны. Однако продвижение Евросоюзом идеологии управления способствовало прямому диалогу между ЕС и регионами. Это привело радикалов в регионах к выводу, что местные и региональные структуры могут действовать на равных основаниях с государствами. Так сепаратисты пытаются заставить ЕС признать их процесс отделения.

- В Евросоюзе нет консенсуса по этому вопросу?

- Различные участники кризиса, включая европейских федералистов, имеют скрытые намерения. В институтах Евросоюза большинство европейских федералистов и сторонников интеграции поддерживают единство Испании. Они знают, что после самопровозглашенной независимости Каталонии Евросоюз ступит на неизведанную территорию.

Другая часть европейских федералистов поддерживает ослабление национальных государств. Это позволяет им продвигать свою федералистскую программу действий по модели «Европа регионов». Каталонский случай для ЕС более проблематичный, а вот ситуация в Шотландии – это хорошие новости для европейских федералистов. Если Шотландия организует референдум о независимости после брекзита и попросит о вступлении в ЕС, федералисты заявят об очередном расширении Евросоюза. В то же время они могут наказать Великобританию после брекзита.

Реформирование основ ЕС – это необходимый шаг для выживания Евросоюза в долгосрочной перспективе. Дальнейшее ослабление национальных государств будет препятствием для реформирования Евросоюза, поскольку многие страны будут находиться в тупиковом политическом положении.

Кризис в Каталонии также оказал ужасающий эффект на внешнюю политику ЕС. Евросоюз, как и большинство его стран-членов, поддержали независимость Косово против воли Югославии, а теперь – Сербии. При этом ЕС не признал референдум в Крыме, поскольку он привел к отделению части территории Украины и интеграции Крыма в РФ. Интерпретация международного права изменилась в соответствии с геополитическими обстоятельствами. Право народов на самоопределение или принцип территориальной целостности государств последовательно продвигались в различных государствах. В реальности интерпретация международного права изменилась в соответствии с перестановками в отношениях государств.

В контексте каталонского кризиса эти неясности ставят под вопрос объективность предыдущих решений во внешней политике ЕС. Имеет место «эффект бумеранга». Доктрина продвижения демократии также ведет к ситуации, в которой вооруженные сепаратисты могут злоупотреблять этим понятием внутри самого Евросоюза.

Эти несоответствия также отражают отсутствие четкого определения интересов Евросоюза, который не единожды равнялся на позицию США – например, в вопросах Косово и Крыма. Россия и Сербия сразу же указали на эти двойные стандарты.

Стратегическая автономия, возврат к доктрине геополитического равновесия и более реалистичный подход позволят Евросоюзу избежать дальнейшей потери доверия на международном уровне.

- Как может дальше развиваться ситуация в Испании?

- Можно предположить различные варианты развития событий:

Одностороннее отступление сепаратистов под давлением испанского правительства и ожидание более благоприятных обстоятельств;

Прямой захват Каталонии Испанией в случае провозглашения независимости, роспуск каталонского правительства и объявление новых выборов. Это приведет ко временному политическому отступлению сторонников движения за независимость;

Паралич, вызванный неспособностью испанского правительства отреагировать на объявление независимости. Настанет период неопределенности, когда вооруженные сепаратисты постараются начать процесс отделения. Он будет длиться несколько месяцев, параллельно составят план новой конституции. Однако трудно поверить, что испанское правительство легко позволит подобному произойти;

Политическое посредничество, осуществляемое группой государств с поддержкой ЕС. Едва ли Евросоюз сможет открыто поставить себя на передовую, поскольку он заявил, что каталонский вопрос – внутреннее дело Испании. Ему придется оставаться за кадром;

Двусторонние переговоры с целью нахождения компромисса между уважением единства Испании и предоставлением большей автономии Каталонии. Вооруженные сепаратисты надеются на более благоприятные условия со стороны испанского правительства, возможно, организацию законного референдума;

Катастрофический сценарий жестокого противостояния между силами испанской полиции и отрядами сил сопротивления Каталонии после того, как ситуация зайдет в политический тупик. Конфронтация будет похожа на то, что произошло в Стране Басков.

Если ситуация будет ухудшаться, велик риск раскола среди стран-членов ЕС. Во время обсуждений уже можно увидеть возникающие геополитические трещины – запад-восток, север-юг. В дополнение к политическому разделению на левых и правых. Такие политические расколы становятся наиболее заметны во время различных кризисов. Они отражают различные интересы стран-членов и разное видение европейского проекта, а также борьбу за власть внутри ЕС.


Беседовал Сеймур Мамедов

Комментарии
14 Ноября
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Полностью отказаться от прибалтийских портов Беларусь не планирует.

Инфографика: Военно-морские силы США в Европе
инфографика
Цифра недели

$6,7 млрд

составил объем иностранных инвестиций в реальный сектор экономики Беларуси за первые 9 месяцев 2017 г., что на 6,4% больше, чем за аналогичный период 2016 г. Основными инвесторами выступили компании из России (40,6%), Великобритании (26,6%) и Кипра (7,1%) – Белстат