24 Декабря 2017 г.

Казахстан и Кыргызстан: уроки таможенного конфликта

Казахстан и Кыргызстан: уроки таможенного конфликта
Президент Кыргызстана Сооронбай Жээнбеков и президент Казахстана Нурсултан Назарбаев.
Фото: i.onthe.io

Кризис в отношениях между Казахстаном и Кыргызстаном, возникший в канун президентских выборов в КР, когда Астана ввела усиленный режим пропуска товаров на таможне, теперь, похоже, наконец будет урегулирован. Избранный президент Кыргызстана Сооронбай Жээнбеков и президент Казахстана Нурсултан Назарбаев подписали дорожную карту. Согласно документу, грузы между двумя странами будут проходить в прежнем режиме. При этом казахстанские таможенники и представители Евразийской экономической комиссии должны появиться на кыргызско-китайской границе в качестве наблюдателей. Политолог из Кыргызстана, сопредседатель Клуба региональных экспертов «Пикир» Игорь Шестаков в интервью «Евразия.Эксперт» рассказал о выводах, которые участники должны сделать из кризиса и о том, как предотвратить подобные негативные сценарии в будущем.

- Игорь Альбертович, какие уроки двум странам и всему ЕАЭС необходимо вынести из конфликта?

- Сам конфликт был связан с предвыборной президентской кампанией в Кыргызстане. Всем понятно, что основная причина была заложена во время выборной кампании, в разных подходах, которые продемонстрировали Астана и Бишкек. Поэтому пока не стоит говорить, что данный конфликт носит системный характер для евразийской экономической интеграции и в отношениях двух стран – стратегических партнеров.

С другой стороны, та непростая ситуация, которая была около двух месяцев на границе, продемонстрировала, что все-таки необходимо иметь инструменты на уровне евразийских исполнительных структур, которые способствовали бы скорейшему разрешению подобного кризиса. Почему? Потому что надо понимать, что для Кыргызстана Казахстан является дорогой в ЕАЭС, и речь идет прежде всего о предпринимателях, грузоперевозчиках, реализаторах продукции и т.д. Получается очень большая группа, чье существование зависит от пограничного режима. Именно эта категория граждан поддержала вступление Кыргызстана в ЕАЭС.

Разумеется, когда граница фактический оказалась закрыта для провоза продукции, это негативно отразилась на имидже Евразийского союза, который стал ассоциироваться с многокилометровыми очередями грузовых автомобилей у пограничных переходов. Эта ситуация требовала оперативных решений не только на двустороннем уровне, но и в рамках межгосударственных структур ЕАЭС. Но таких площадок, где смог бы состояться диалог конфликтующих сторон, в союзе сегодня явно не хватает.

Получается, либо президенты общаются между собой, либо премьер-министры. В Европейском союзе, например, есть еще межпарламентская ассамблея Совета Европы. Считаю, что Евразийскому союзу необходимо создать подобные институты, которые стали бы диалоговой площадкой для урегулирования подобных конфликтов.

- Как странам предотвратить подобные конфликтные ситуации в будущем?

- В данном случае тема серого экспорта и контрафактной продукции была ключевой. Когда Кыргызстан вступал в ЕАЭС, он не был полностью готов отказаться от контрабандных товаров. И, естественно, расхождение в местной и китайской статистике в части объема торгового оборота между Кыргызстаном и Китаем, о чем заявляло и руководство Казахстана, показывает, что контрафакт имеет место. Правда, уже не в таких объемах, как раньше.

В 2012 г., по данным международных исследований о теневом импорте контрафакта в Кыргызстан, его сумма составляла примерно $6 млрд. Сейчас, конечно, показатели стали гораздо меньше. Власти стали обращать внимание на эту проблему.

В частности, произошли изменения в Таможенной службе, один из ее руководителей был уволен с достаточно жесткими формулировками. Мне кажется, это последствия того кризиса, который разразился на границе. Но надо обратить внимание также на другое. Если мы помним, в Алма-Ате в октябре была публично сожжена продукция нескольких кыргызстанских фирм, которые не имели разрешения на реализацию в Казахстане. Когда наш экспертный Клуб «Пикир» проводил Круглый стол о ситуации на границе, я спрашивал чиновников из Минсельхоза Кыргызстана: «Что это за продукция и почему она была сожжена?» Мне ответили, что в госреестре эти компании вообще не значатся, то есть таких предприятий на территории республики нет. И тут вопрос возникает не только о том, как эта продукция могла выйти из Кыргызстана, но и о том, как она могла доехать до Алма-Аты. Без коррупционных схем, которые есть в казахстанской таможне, это вряд ли было возможно.

Вопрос с контрабандой должен решаться совместно. Только усилий Кыргызстана будет недостаточно, чтобы искоренить такие случаи, ведь из-за них не только несут убытки добросовестные предприниматели, но и создаются бреши в бюджетных поступлениях.

Значит, необходимо, чтобы две страны в рамках ЕАЭС укрепляли сотрудничество. Недавно я был в городе Ош (на юге Кыргызстана) и видел, как там продаются галоши с эмблемой знаменитого бренда «adidas». На них с обратной стороны написано «Made in Kyrgyzstan». Понятно, что эти калоши сделаны не у нас, а в Китае. И это тоже позорит нашу страну, такого быть не должно.

Вывод, который должны сделать представители государственных структур как Кыргызстана, так и Казахстана – это необходимость совместных усилий по борьбе с контрафактом.

- В начале декабря правительства РК и КР заявили, что подписали соглашение о дорожной карте по урегулированию ситуации на границе двух стран. Что главное в этом соглашении? И какие могут возникнуть проблемы при реализации?

- Один из главных моментов, который на данный момент невыполним, это осуществление совместного контроля на границе. Но по действующему законодательству КР, зарубежные представители не могут осуществлять контроль на границе Кыргызстана. Поэтому эта дорожная карта (ДК) уже требует внесения соответствующих изменений в действующее законодательство.

Но если в целом разбирать данную ДК, то можно сказать, что Бишкек и Астана заинтересованы наращивать и поддерживать взаимодействие. Этот конфликт был вреден всем. ДК предполагает создание барьеров на пути серого экспорта.

- Какой прогноз вы можете дать по реализации дорожной карты? Конфликт исчерпан или конфликтный потенциал сохраняется?

- Я считаю, что пока есть контрабанда, пока мы (я имею в виду и Кыргызстан, и Казахстан) не перейдем на выпуск продукции, которая будет соответствовать международным стандартам, такие проблемы могут возникать. Когда Кыргызстан вступал в ЕАЭС, многие экономисты предупреждали, что мы еще достаточно слабы, чтобы наполнять рынок ЕАЭС только продукцией собственного производства. Естественно, товары, которые идут с того же мега-рынка «Дордой», зачастую китайского происхождения и сомнительного качества. Поэтому риски конечно же остаются.

Хорошо, что у Назарбаева и Жээнбекова хватило мудрости для того, чтобы прийти к общему знаменателю и открыть границу для товарного потока. Однако мне кажется, что эти моменты должны быть закреплены уже на системном уровне. Чтобы система защищала экономическое сотрудничество от подобных кризисов.

На прошлой неделе была пресс-конференция премьера Сапара Исакова, где он сказал, что Кыргызстан заинтересован в создании соответствующих лабораторий, которые будут отвечать всем необходимым международным стандартам. И как я понял, уже есть конкретные договоренности, в том числе и с китайской стороной, об открытии таких лабораторий.

Кыргызстан в конце 90-х гг. вступил в ВТО, и мы стали страной реэкспорта китайской продукции. Находясь в такой влиятельной мировой торговой организации, мы не имели элементарных структур, которые отвечают за контроль качества экспортной продукции, что выглядит полным абсурдом. Потому что у нас фактически не было собственного экспорта. Считаю, что теперь наше правительство будет работать по направлению защиты товаропроизводителей и создания условий для выпуска конкурентной продукции.

Много вопросов к Министерству сельского хозяйства. Ведомства, которые отвечают за сельское хозяйство, должны быть реформированы, кадровая политика должна коренным образом измениться после этих событий.

- Как не допустить таможенных споров в будущем? Что в этой связи могут предпринять национальные органы и Евразийская экономическая комиссия?

- В этой области существуют определенные проблемы, которые необходимо обсуждать. Страны должны идти на компромисс либо отстаивать свои национальные приоритеты и интересы в рамках ЕАЭС. Пока на уровне глав государств, глав правительств не будет дан ответ на этот вопрос, риски сохраняются.

На словах все президенты стран  членов ЕАЭС выступают за усиление евразийской интеграции, говорят, что это достаточно выгодный шаг. Но в то же время мы неоднократно были свидетелями, что национальные интересы доминируют над евразийскими целями и задачами.

Вот здесь, мне кажется, должен быть диалог и компромисс. В то же время надо сказать, что есть пример Узбекистана, который сегодня уже на миллиарды долларов осуществляет поставку своей продукции в Россию, при этом не являясь членом ЕАЭС. Это тоже повод задуматься над тем, как Евразийский союз сделать более эффективным. Пример Узбекистана показывает, что для торговли с РФ и Казахстаном необязательно состоять в ЕАЭС.

Поэтому в Евразийском союзе для членов объединения должны быть большие преференции, чтобы страны с большим желанием участвовали в евразийской интеграции. Как я уже говорил, считаю, что должны создаваться новые площадки для диалога властей – создание межпарламентской ассамблеи ЕАЭС.

Еще один пример, который я хотел бы привести, касается взаимоотношений народной дипломатии между Кыргызстаном и Казахстаном. Как известно, эксперты Центра интеграционных исследований Евразийского банка развития недавно презентовали результаты опросов, проведенных среди граждан государств – членов ЕАЭС, а также Таджикистана и Молдовы. По данным организаторов опроса, наибольшее доверие к соседям по региону выражает население Таджикистана, Кыргызстана и Казахстана. В Кыргызстане доверие к соседям по региону выразили 94% опрошенных, в Казахстане – 90%.

Мне кажется, что это тоже один из ответов на вопрос о необходимости наращивания экономического сотрудничества между Бишкеком и Астаной. Несмотря на все конфликтные моменты, и кыргызстанцы, и казахстанцы проявили высокий уровень доверия друг к другу, и власти обеих стран должны это учитывать. Есть историческая связь между народами, есть крепкие устойчивые экономические отношения, которые ждут поддержки от властей двух стран и Евразийского союза.


Беседовал Евгений Погребняк (Джалал-Абад, Кыргызстан)

Комментарии
20 Июня
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Прибытие всех первых лиц России в Беларусь стало не только нарушением принятой практики, но и явным сигналом – демонстрацией особого доверия союзнику. Состоявшийся в Минске Госсовет Союзного государства имеет далеко идущие последствия для двух стран.

Инфографика: Военно-морские силы США в Европе
инфографика
Цифра недели

36%

составил рост товарооборота Вьетнама и стран ЕАЭС после заключения соглашения о зоне свободной торговли. В 2016 г. объем торговли составил $4,3 млрд, а в 2017 г. – $5,9 млрд – Евразийская экономическая комиссия