19 Декабря 2018 г.

В 2018 году Казахстан стал получать больше инвестиций из ЕАЭС – экономист КИСИ

В 2018 году Казахстан стал получать больше инвестиций из ЕАЭС – экономист КИСИ
Фото: abctv.kz

В начале декабря состоялся последний в этом году саммит ЕАЭС – итоговое заседание Высшего Евразийского экономического совета. Лидеры стран – членов союза обсудили достижения в проделанной работе и наметили дальнейшие направления для развития интеграционного объединения. Подробно экономические итоги года для ЕАЭС в целом и отдельно Казахстана, а также перспективы развития событий в 2019 г. специально для «Евразия.Эксперт» проанализировал доктор экономических наук, главный научный сотрудник Казахстанского института стратегических исследований (КИСИ) Вячеслав Додонов.

- Вячеслав Юрьевич, как вы оцениваете результаты итогового саммита Евразийского экономического союза и работу ЕАЭС за 2018 г.? О чем договорились лидеры стран?

- Итоги саммита можно оценить в целом как успешные, Высший Евразийский экономический совет принял Декларацию о дальнейшем углублении интеграционных процессов в ЕАЭС, которая определяет векторы дальнейшего развития союза, кроме того, были утверждены программы формирования общего рынка газа, нефти и нефтепродуктов.

Последние документы особенно важны, так как будут определять процессы формирования общих рынков ключевых для ряда стран ЕАЭС товаров и решат ряд существующих проблем в этой сфере, таких, как обеспечение недискриминационного доступа к газотранспортным системам, недискриминационного доступа хозяйствующих субъектов государств – членов к биржевым торгам нефтью и нефтепродуктами, обеспечат развитие конкуренции на общем рынке соответствующих товаров и услуг и создадут сам этот общий рынок – реально действующий и обеспечивающий практическую реализацию идеи свободного перемещения товаров в ЕАЭС, пока что сохраняющий ряд изъятий.

К плюсам в работе ЕАЭС в 2018 г. можно отнести вступление в силу нового Таможенного кодекса, к минусам – обострение «технических», но все же болезненных проблем с взаимным ограничением допуска ряда товаров (преимущественно продукции АПК) на территории отдельных стран по формально фитосанитарным основаниям, что дало повод для некоторых наблюдателей аттестовать происходящее как «торговые войны» локального характера.

- Как вы оцениваете перспективы расширения ЕАЭС в 2019 г.?

- Вряд ли уместно говорить о расширении ЕАЭС уже в 2019 г., скорее, речь может идти о продолжении планомерной работы по заключению новых договоров об организации зон свободной торговли и других форматов сотрудничества с такими странами, как Сингапур, Израиль, Египет, Индия, Сербия.

- Таджикистан отменил таможенные пошлины при импорте товаров из России, Беларуси, Казахстана, Кыргызстана и других стран СНГ, подписавших Договор о зоне свободной торговли. Чем вы можете объяснить данное решение правительства и как этот фактор скажется на торгово-экономических отношениях стран ЕАЭС?

- По всей видимости, в данном случае происходит нормализация торговых отношений Таджикистана с государствами – участниками Договора о зоне свободной торговли СНГ.

Отмена пошлин выгодна как потребителям Таджикистана (поскольку цена товаров без учета пошлин должна снизиться и на уровне розницы), так и поставщикам соответствующей продукции в Таджикистан, товар которых становится более конкурентоспособным по цене на местном рынке.

В целом отмена пошлин обычно сопровождается увеличением товарооборота, вероятно, такой эффект будет наблюдаться и во внешней торговле Таджикистана со странами ЕАЭС.

- Чем запомнился уходящий год в сфере отношений Казахстана и ЕАЭС? Каков товарооборот? Как сотрудничество в рамках ЕАЭС повлияло на экономику Казахстана?

- За девять месяцев 2018 г. товарооборот Казахстана со странами ЕАЭС составил $14 млрд и увеличился на 8,7%. Экспорт составил $4,3 млрд и вырос на 12,4%, импорт – $9,6 млрд (рост – 7,2%). В то же время экспорт Казахстана в целом вырос за этот же период на 28,4%, до $44,5 млрд, а импорт – на 11,3%, до $23,7 млрд. Таким образом, торговля Казахстана со странами ЕАЭС выросла меньше, чем с остальным миром, соответственно, доля стран ЕАЭС во внешнеторговом обороте сократилась – если в январе-сентябре 2017 г. на ЕАЭС приходилось 23% внешней торговли Казахстана, то за аналогичный период текущего года – 21,5%. Относительное сокращение интенсивности внешней торговли Казахстана и ЕАЭС не позволяет говорить о заметном ее влиянии на казахстанскую экономику на макроуровне.

В то же время можно отметить сохранение благоприятных тенденций в инвестиционном сотрудничестве Казахстана со странами ЕАЭС, прежде всего, с Россией.

В настоящее время имеются данные только за первое полугодие 2018 г., но они показывают рост притока российских инвестиций в Казахстан на $445 млн (на фоне небольшого сокращения объема накопленных иностранных инвестиций в Казахстан в целом) и рост казахстанских инвестиций в Россию на $314 млн. Доля России в чистом притоке ПИИ в Казахстан по итогам первого полугодия выросла до 5,1% с 4,7% в 2017 г. Так что инвестиционное сотрудничество продолжается и ускоряется, в том числе в сравнении со статистикой по остальному миру, но масштабы и удельный вес инвестиций в Казахстан из стран ЕАЭС пока что не настолько существенны, чтобы оказывать на экономику страны заметное влияние.

Уходящий год запомнился не слишком благоприятными тенденциями в торговле с Россией, которая омрачалась регулярными взаимными запретами на ввоз той или иной продукции поочередно Россельхознадзором и Министерством сельского хозяйства РК. Претензии инициировались обычно российской стороной и касались преимущественно прослеживаемости поставляемой продукции и интеграции информационных систем. Казахстан вводил ответные меры против российских производителей различных видов пищевой продукции, все эти конфликты горячо обсуждались в информационном поле Казахстана.

Еще одним острым предметом обсуждения стало предположение о возможности реализации статьи 40 Договора о ЕАЭС, в которой предусматривается возможность ответных мер в отношении третьих стран.

Были озвучены намерения обсудить возможность совместных мер в отношении стран, вводящих санкции против России.

Фактически речь шла о том, что страны ЕАЭС должны вступить в санкционное противостояние России и коллективного Запада на стороне России. Хотя эта инициатива была высказана в порядке гипотезы и предложена только для обсуждения ее целесообразности, информация о ней вызвала очень острую и нервную реакцию в части экспертной среды Казахстана. Таким образом, 2018 г. ознаменовался не слишком благоприятным информационным фоном.

- Казахстанская экономика за десять месяцев этого года сохраняет положительную тенденцию роста, увеличение ВВП за январь-октябрь этого года составило 4,1%. Что являлись основными факторами экономического роста?

- Основным фактором роста для казахстанской экономики традиционно является конъюнктура мирового нефтяного рынка. В этом году средняя цена нефти будет примерно на 30% выше прошлогоднего показателя (около $70 по сорту «брент» против $54,3 в прошлом году), и этот факт станет определяющим для роста ВВП, который ожидается по итогам года на уровне около 4%.

В условиях роста нефтяных цен в Казахстане традиционно растет роль промышленности в ВВП (за счет добывающих отраслей), в этом году ее удельный вес возрос до 29,4%, тогда как в период низких цен 2015-2016 гг. она сокращалась до 24-25%.

Рост промышленности вытягивает вверх и более агрегированный показатель ВВП.

- Казахстан и Китай хотят подписать план сотрудничества по производству и инвестициям. Как вы оцениваете такую перспективу? На каких принципах предполагается развивать сотрудничество и каковы его приоритеты?

- Этот план продолжает линию на экономическое сотрудничество Казахстана и Китая, которое получило дополнительный импульс после озвучивания инициативы «Экономического пояса Шелкового пути». После этого был проект по созданию с участием 51 китайского предприятия в приоритетных для Казахстана сферах, но реализация этого проекта идет не без проблем и вызывает определенные вопросы в части проработанности, выбора предприятий, их эффективности и т.д. Думаю, план по производству и инвестициям призван разрешить данные проблемы и повысить эффективность инициированных ранее форматов сотрудничества.

- Каким выдался 2018 г. в сфере отношений Казахстана и Китая? Каков товарооборот? Охватывает ли сотрудничество двух стран новые сферы? Над какими проектами сегодня работают стороны?

- Китай традиционно является одним из крупнейших торговых партнеров Казахстана, и текущий год не стал исключением. По итогам 9 месяцев товарооборот Казахстана с Китаем достиг $8,2 млрд, а удельный вес Китая во внешней торговле Казахстана составил 12,1%. Китай является третьим по размеру товарооборота партнером Казахстана после России и Италии, причем занимает вторые места и по объему экспорта в эту страну ($4,2 млрд, второе место после Италии), и по объему импорта ($4 млрд, второе место после России). Объем внешней торговли Казахстана и Китая за 9 месяцев этого года вырос на 11,1% относительно аналогичного период прошлого года. Этот рост несколько отстает от общего роста внешней торговли Казахстана (так же, как и в случае с ЕАЭС), составившего 21,2%.

Загрузка...
Комментарии
06 Марта
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Президент Беларуси сформулировал новые тезисы по евразийской интеграции.

Инфографика: 5 ключевых событий в ЕАЭС в 2018 году
инфографика
Цифра недели

$1,6 млрд

составил объем инвестиций Евразийского банка развития в 2018 г., что в 2,5 раза превысило показатель 2017 г. По итогам 2018 г. ЕАБР принял к финансированию 29 новых проектов

Mediametrics