15 Ноября 2017 г.

Казахстан заинтересовался российскими морскими портами

Казахстан заинтересовался российскими морскими портами
Фото: portofranko-vl.ru

Казахстан хочет экспортировать свой уголь через морские порты РФ на рынок Азиатско-Тихоокеанского региона. Российские компании опасаются, что и так перегруженные российские железные дороги и портовая инфраструктура в случае прихода казахстанских грузов станут для них недоступными. Пока Казахстан имеет возможность реализовать только малую долю своего  экспортного потенциала. Вопрос о доступе к инфраструктуре морских портов России становится все более актуальным для ЕАЭС, и при его проработке важно не допустить дискриминации интересов ни одной из заинтересованных сторон.

Казахский уголь


Казахстан, как сообщает «Коммерсант», разработал проект межправительственного соглашения с Россией, которое предоставляет ему право экспортировать свой уголь через морские порты РФ. В соответствии с ним, со следующего года республика планирует вывозить через российские порты 14 млн т угля в год, получив до 10% всех перевалочных мощностей РФ и до 50% ресурсов отдельных портов. Соглашение рассчитано на 25 лет. Причем в дальнейшем объем перевозимого угля может быть увеличен.

Казахстанские компании интересует прежде всего Дальний Восток, порты которого дают доступ к огромному по объему рынку угля Азиатско-Тихоокеанского региона. По оценке Национальной палаты предпринимателей «Атамекен», потребности Японии в угле составляют 130 млн т, Южной Кореи – 115 млн т, Тайваня – 62 млн т, Малайзии – 26 млн т, Филиппин – 21 млн т.

Китай, куда уголь можно экспортировать напрямую по казахстанским железным дорогам, в нем не заинтересован. Дело в том, что КНР обладает собственным угольным производством, но сокращает добычу угля из-за крайне тяжелой в отдельных регионах экологической ситуации.

Выход к морю запертому внутри Евразии Казахстану может предоставить только РФ. В настоящий момент Казахстан готов обеспечить грузопоток к дальневосточным портам для которого еще даже не созданы пропускные мощности российских железных дорог. Кроме того, сказывается загруженность портовой инфраструктуры России и конкуренция со стороны российских угольных компаний, которые нередко являются собственниками портов. В итоге за прошлый год, по данным Ассоциации горно-металлургических предприятий Казахстана, предприятия республики смогли экспортировать через Дальний Восток всего 75 тыс. т угля, тогда как экспортный потенциал оценивается в 3,2 млн т.

Развитие инфраструктуры


Договор о ЕАЭС содержит положение о равном доступе стран-участниц к железнодорожной инфраструктуре. Кроме того, для государств ЕАЭС должен действовать внутренний тариф, который может быть в 2-3 раза ниже транзитного. Однако пункта о равном доступе к портам в договоре нет, и с юридической точки зрения Россия право ЕАЭС не нарушает. Именно поэтому казахстанская сторона инициировала заключение специального межправительственного соглашения, которое регламентировало бы правила недискриминационного доступа к морским портам.

Другая проблема связана с перегруженностью Транссиба и БАМа. В мае 2015 г. начальник дирекции развития железных дорог Восточного полигона ОАО «РЖД» Вячеслав Рыбкин заявил, что эти магистрали уже работают на пределе возможностей.

За предыдущие 7 лет перевозки в морские порты Дальнего Востока выросли в 2 раза и уже превысили показатели советского периода. Сегодня уже инфраструктурные ограничения сдерживают развитие многих проектов на Дальнем Востоке.

При этом российские компании планируют увеличение добычи на Ургальском, Нерюнгринском, Денисовском и Чульмаканском угольных месторождениях. Есть проекты разработки Таежного и Тарыннахского железорудных, а также Удоканского меднорудного месторождения.

Тем не менее казахстанские СМИ подчеркивают тот факт, что, несмотря на загруженность портовой инфраструктуры, Россия заявляет о готовности экспортировать через Восточный порт монгольский уголь. 5 сентября такое заявление действительно сделал главный инженер порта Евгений Арехта. Однако он уточнил, что большие объемы монгольского угля Восточный порт сможет принимать после завершения строительства третьей очереди, в результате чего перевалочные мощности возрастут с 20 до 39 млн т в год. Готовность третьей очереди сегодня составляет 70%, а ее ввод в строй запланирован на вторую половину следующего года.

«Союзная» конкуренция


Проект соглашения о доступе казахстанских угольщиков к портам РФ вызывает недовольство российских компаний, которые опасаются, что не смогут экспортировать свою продукцию. Согласно утвержденным в октябре Правилам недискриминационного доступа к портовым услугам, страны ЕАЭС и так обладают значительными льготами. В соответствии с ними, первыми квоту на доступ к портам получают инвесторы, вложившие в них свои средства, затем – члены ЕАЭС, заключившие с РФ межправительственные соглашения, и лишь после этого – все прочие клиенты, включая тех, чья доля в перевалке превышает 30%, а также имеющих долгосрочные контракты.

Казахстан же без доступа к российским морским портам не может развивать ориентированную на экспорт угольную промышленность, так как ее продукцию просто невозможно вывезти.

Правда, российские эксперты считают квоту поставок в 14 млн т завышенной, поскольку таких возможностей у республики пока нет. В прошлом году, например, Казахстан экспортировал через Россию 2,98 млн т угля, из которых 2,87 млн т прошло через Балтику. Кроме того, поставки с Шубаркольского месторождения, которое должно стать главной базой для экспорта, могут стать невыгодными в случае падения мировых цен даже с учетом транспортных льгот.

Однако главная проблема доступа союзных государств к транспортной инфраструктуре РФ на деле заключается в ее недостаточной развитости. Это опровергает тезис о том, что развитие нового Шелкового пути может привезти к недозагрузке Транссиба и БАМа.

К 2020 г. пропускная способность БАМа и Транссиба на отдельных участках возрастет в 1,5-2,5 раза, что снимет часть существующих проблем. Растут и мощности российских морских портов. Дальнейшее наращивание возможностей РЖД и портовых терминалов должно снять инфраструктурные ограничения для роста экономики, что одновременно решит и большинство проблем с доступом к морским портам всех государств ЕАЭС.


Александр Шустов, международный обозреватель, кандидат исторических наук

Комментарии
23 Мая
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Опрометчиво полагать, что протестная волна, захлёстывающая политические системы стран Запада, никак не коснётся внутренней политики стран ЕАЭС.

Инфографика: Военно-морские силы США в Европе
инфографика
Цифра недели

36%

составил рост товарооборота Вьетнама и стран ЕАЭС после заключения соглашения о зоне свободной торговли. В 2016 г. объем торговли составил $4,3 млрд, а в 2017 г. – $5,9 млрд – Евразийская экономическая комиссия