25 Мая 2017 г.

Китай для Беларуси: модернизация или экспансия?

Китай для Беларуси: модернизация или экспансия?

Китай все активнее заявляет о своей глобальной экспансии, проявляя интерес и к Беларуси. Однако на деле прямые инвестиции из Китая в Беларусь пока остаются очень скромными. Впрочем, последние заявления о возможном 30-дневном безвизовом режиме между Китаем и Беларусью, а также намерении создать рабочую группу по борьбе с «цветными революциями» вызвали живую реакцию общества. Что реально может дать Беларуси сотрудничество с Китаем, и какие оно таит угрозы?

Сегодня в Беларуси совместно с Китаем строится индустриальный парк «Великий камень», куда белорусская власть надеется заманить новые инвестиции и технологии, превратив его в «жемчужину» китайской инициативы «Один пояс – один путь». Заявлено и об открытии Китаем кредитной линии для Беларуси в объеме $15 млрд. Впрочем, реальная сумма займов пока изменяется несколькими сотнями миллионов, причем выдаются связанные кредиты, предполагающие использование китайской рабочей силы и подрядчиков. Обо всем этом «Евразия.Эксперт» побеседовал с белорусскими аналитиками.

Шевцов.png  

Директор Центра по проблемам европейской интеграции в Минске Юрий Шевцов:

- Беларусь и Китай рассматривают введение 30-дневного безвизового режима. Зачем это понадобилось?

- Почти наверняка введение безвизового режима на срок до 30 дней связано с ожиданиями притока в Беларусь потенциальных китайских инвесторов, а также сотрудников китайских компаний.

Предполагается, что в рамках запланированного у нас одного лишь китайско-белорусского индустриального парка, когда его полностью построят, будет занято более 100 тысяч человек. Какое количество из них будет китайцев, мы сказать не можем. Но речь идет о заметном количестве.

Чтобы привлечь таких людей, им придется выделить не 5 дней для переговоров, чтобы они могли спокойно сюда летать и ездить, а гораздо больший срок «безвиза» для относительно долгосрочной работы.

- Что мешает нарастить пока совсем небольшой экспорт белорусских товаров на китайский рынок? Например, в сфере молочной продукции?

- Что касается потребностей Китая в белорусском молоке и мясе, то теоретически китайский рынок – бездонный. Но на практике пробиться на этот огромный рынок очень непросто, так как там высока конкуренция. Пока поиск Беларусью своего места на этом рынке выглядит достаточно скромно. Многие белорусские предприятия-экспортеры прошли сертификацию в Китае, это было совсем не просто. Но этого мало.

В ходе визита Александра Лукашенко в Китай в мае было парафировано соглашение о возможном притоке китайских инвестиций в белорусское сельское хозяйство, прежде всего, в переработку. Это создает предпосылки для того, чтобы сами инвесторы уже на территории Китая позаботились отбивкой этих инвестиций. Белорусским производителям приходится слишком сложно на китайском рынке с абсолютно незнакомой психологией, языком, письменностью, географической отдаленностью.

Беларусь старается нарастить экспорт в Китай, пока не слишком удачно, но Беларусь стучится на этот рынок. Отсюда и заявления о сотрудничестве в сфере свободной торговли в рамках концепции «Один пояс – один путь». Но здесь надо понимать, что в рамках Евразийского экономического союза Беларусь лишь один из участников. Беларусь может лоббировать зону свободной [свободной] торговли для Китая, но совершенно невероятно это сделать самостоятельно без России.

- Беларусь планирует стать одной из ключевых стран на пути китайских товаров и инвестиций в Европу. Насколько это реально?

- Что касается Беларуси как узловой платформы для [китайского] Шелкового пути, то здесь приоритет – это развитие китайско-белорусского индустриального парка. Именно он обычно и понимается как ядро этой платформы, хотя кроме него есть и другие совместные проекты на территории Беларуси.

Как раз к визиту А. Лукашенко было завершено строительство первой очереди индустриального парка. Это примерно 11 километров улиц, полностью оборудованных инфраструктурой, и там был открыт первый крупный объект – логистический центр, который освоил около $120 млн инвестиций.

Плюс вся инфраструктура парка обошлась примерно в $150 млн. И сейчас задача Беларуси эту построенную инфраструктуру заполнить инвесторами.

- Каковы результаты последней встречи Александра Лукашенко с Си Цзиньпином в Пекине в мае этого года?

- Я бы обратил внимание на кредит. Китай выделит $1 млрд для завершения реконструкции белорусских нефтеперерабатывающих заводов. Это серьезная цифра и эти заводы  важны еще и по той причине, что если будет завершена реконструкция, то тогда Беларусь выходит на экспорт в Европу и Россию достаточно дорогих видов топлива с высоким уровнем переработки – экологического стандарта Евро-5 и, возможно, выше. Это позволит заметно повысить доходность от экспорта нефтепродуктов.

Еще одна договоренность, которая бросилась мне в глаза – по венчурному фонду. Он создан в китайско-белорусском индустриальном парке и в нем теперь появляются новые деньги – если не ошибаюсь, речь идет о $200 млн. Для Беларуси, где не хватает венчурного финансирования, это важно. В Беларуси людям сложно получить рискованное финансирование – это сдерживает стартапы.

Сегодня у Беларуси огромный перекос в торговле с Китаем –  очень большой дефицит. По сути, в Китай поставляются  только калийные удобрения, а вагоны, которые идут туда из Беларуси во многом пустые, их надо заполнить. И вышеназванный кредит создает для этого некоторые условия.

Также интересно соглашение о финансировании со стороны Китая проектов ОАО «Амкодор». Три завода, кстати, вне китайско-белорусского индустриального парка получат приличную сумму – более $300 млн.

И наконец, еще одна важная договоренность о том, что китайская корпорация, возможно, будет строить высокоскоростную железную дорогу от Бреста до границы с Россией. Как было сказано, сотрудники этой кампании должны прибыть в Беларусь и продолжить переговоры. Если это будет сделано, это откроет возможности к тому, что рано или поздно также возникнет высокоскоростная железная дорога и от Москвы до границы с Беларусью. Это значит, что тогда китайский транзит в Европу гарантированно пойдет через Беларусь.

Данная строительная кампания также является одним из инвесторов в логистическом центре китайско-белорусского индустриального парка. Этот центр должен принять к 2020 г. дополнительные инвестиции – до $500 млн. И тогда в Восточной Европе этот центр станет самым большим – более 90 га отведено под всю территорию этого сухопутного порта. Поэтому проект высокоскоростной железной дороги  будет обязательно в какой-то форме связан с этим логистическим центром, что должно дать Беларуси кумулятивный эффект.

инфогр-пр.jpg  

Подробности о внешних инвестициях в Беларусь – в инфографике «Евразия.Эксперт».

Кизима.jpg.png  

Заведующий кафедрой международных отношений Академии управления при Президенте Республики Беларусь Сергей Кизима:

- Каковы ключевые договоренности, достигнутые в ходе переговоров между Беларусью и Китаем на высшем уровне в Пекине?

- Хотелось бы выделить несколько наиболее значимых договоренностей, достигнутых в Пекине. №1 – это конечно, предварительная договоренность о более чем $1 млрд инвестиций в сельское хозяйство Беларуси.

Нам важен не сам факт вложения средств. Нам нужно, чтобы посредством активности китайских экспортеров на территории Беларуси наша сельскохозяйственная продукция в результате попадала на рынок Китая.

Одно дело, когда что-то производит Китай и привозит к себе продавать, здесь все налажено. И совсем другое, когда мы производим продукцию сами, часто не имея представления, как ее затем продавать на рынки Китая. Во что ее «одеть», какая должна быть упаковка, акции, название, какие торговые сети задействовать.

Важные договоренности достигнуты по поставкам белорусской говядины в Китай. Конкуренция по мясу большая в этой стране, но и цены достаточно приличные на качественный продукт. Есть магазины с дешевыми продуктами, но средний класс и элита это не ест, они предпочитают товары из дорогих магазинов, там, где безупречное качество. И наша продукция как раз для таких магазинов с отменным качеством. Это хороший сегмент с высокой добавленной стоимостью. И, несмотря на большую дистанцию между нашими странами, даже с учетом перевозки, это окупится и принесет прибыль.

Свою молочную продукцию мы уже поставляем в Китай, сейчас понемногу наращиваем поставки. Пока речь о миллионах долларов – это не значимо. В прошлом году, к примеру, экспорт белорусской сельхозпродукции в Россию составил более $4 млрд.

Китай договорился с ОАО «Амкодор», который при нынешнем непростом положении рынков машиностроения, чувствует себя еще сносно, но все же нуждается в инвестициях в новое высокотехнологичное производство. Ему нужны партнеры с новыми технологиями. Партнерство с Китаем предоставляет предприятию и деньги, и новые технологии. Опять же – совместное белорусско-китайское производство в Беларуси означает расширенные возможности по экспорту продукции на рынок Китая, который практически безграничен и жадно поглощает гигантские объемы продукции машиностроения.

- Как Вы можете прокомментировать заявления о возможной отмене визового режима между Китаем и Беларусью?

- Возможное установление безвизового режима сроком до 30 дней замечательно скажется на развитии туризма в Беларуси. В «Великий камень» китайцы приезжают по рабочим визам. Хотя в целом в Китае уже гораздо более дорогая рабочая сила, поэтому нам это мало актуально.

В Беларусь привозят китайскую рабочую силу только по связанным кредитам. В то же время, китайские туристы уже несколько лет занимают первое место по расходам денег в мировой экономике. $160 млрд тратятся китайскими туристами по всем странам мира ежегодно, по самым скромным оценкам.

- Какие еще перспективные договоренности Вы могли бы отметить?

- Следующая важная договоренность о том, что на уровне китайских провинций будут искать интересные проекты для реализации на территории «Великого камня», работать над привлечением инвесторов. Сейчас у нас согласовано 13 проектов – это неплохо на начальной стадии, но хотелось бы видеть 30-40 проектов в ближайшие несколько лет. Это опять же миллиарды долларов инвестиций. Ну и наконец, важная договоренность – возможность получения несвязанного кредита в $1 млрд на модернизацию нефтепромышленного комплекса.

- Не все страны Евразии безоговорочно поддерживают китайскую инициативу «Один пояс – один путь». Например, Индия не в восторге от амбиций восточного соседа. Почему?

- Что касается Индии, которая обвиняет Китай в неуемных аппетитах, то самая главная претензия ее в том, что новый Шелковый путь проходит по спорной территории c Пакистаном. К сожалению, Индия очень отстала за последние четыре десятилетия. В 1970-х гг. это был практически одинаковый объем экономики и одинаковый уровень жизни с Китаем. Сейчас же Индии до Китая очень далеко. Индия, конечно, считает себя великой державой, но объем экономики у страны меньше, чем у Китая в 3 раза.

Нам важен переход в отношениях с Китаем к инвестиционному сотрудничеству. Кредиты вещь хорошая, но их надо возвращать. А инвестор вкладывает деньги на свой страх и риск, создавая рабочие места в Беларуси в расчете на прибыль. Получится у него или нет, государство за это деньги никому не будет должно.

пояс-1.jpg  

Подробности о сопряжении ЕАЭС и Экономического пояса Шелкового пути – в инфографике «Евразия.Эксперт».

circle.png

Декан экономического факультета Белорусского государственного университета Михаил Ковалев:

- Беларусь одна из первых поддержала идею «Один пояс – один путь» и активно в нем участвует, потому что наше руководство прекрасно понимает нынешнюю и будущую роль Китая. Приведу только одну цифру из недавнего отчета МВФ: всего 25 лет назад доля Китая в мировой экономике была 4,5%, сегодня она составляет 18%. И маленькой Беларуси прислониться к такому сильному и большому партнеру очень выгодно.

Понятно, что наш ближайший друг и партнер – Россия, но, я думаю, что в некоторых отношениях мы с Китаем уже сотрудничаем больше, чем с РФ. На мой взгляд, важнейшая область сотрудничества, прямо вытекающая из идеи «Один пояс – один путь» – это транспортно-логистические совместные проекты.

Товарооборот между Китаем и ЕС сегодня уже достигает $1 триллиона. Оттянув хотя бы несколько процентов из такого громадного грузопотока с морского пути на железнодорожный, Беларусь получит приличные деньги.

За 2016 г. только объединенная транспортно-логистическая компания, созданная Россией, Беларусью и Казахстаном, перевезла 100 тыс. контейнеров из Китая в Европу и обратно. В планах к 2020 г. перевезти 800 тыс. и к 2025 г. – 1 млн контейнеров.

Понятно, что Беларусь здесь будет получать прямую выгоду. Более того, уже достигнуты договоренности, что к этим контейнеровозам будут присоединяться и белорусские вагоны. И первый контейнерный полностью белорусский поезд пошел на прошлой неделе в Китай, загруженный предметами деревообработки. Мы так часто ругаем наши деревообрабатывающие заводы, как они плохо экспортируют свою продукцию, и вот они, наконец, нашли место, куда ее можно поставлять – в Китай.

Важный результат последнего визита Александра Лукашенко в Китай – это решение вопросов с экспортом и производством продовольствия. Продовольственная и сельскохозяйственная организация ООН (FAO) несколько лет назад, до введения санкций, прогнозировала, что Россия рано или поздно выйдет на самообеспечение продовольствием. Мы видим, как она сегодня уже не хочет пускать белорусское мясо, птицу, все время возникают проблемы с молочной продукцией. Но та же FAO прогнозирует, что рынок Азии и в первую очередь Китая для продовольствия в ближайшее время станет многомиллиардным.

Эти страны будут закупать продовольствие, и это – следствие мясомолочной революции, потому что китайцы перешли с риса на мясо. Они начинают приучаться к нашим йогуртам, хотя китайцы вообще-то молоко практически не употребляют. Кстати, есть такая поговорка, что если с ростом уровня жизни каждый китаец станет выпивать 1 стакан молока в день, то всего молока мира не хватит для Китая. Маленькой Беларуси открываются поистине фантастические возможности по экспорту продовольствия.

У нас на селе не хватает людей и особенно грамотных менеджеров, и мы решились и заключили соглашение во время визита Лукашенко в Китай, чтобы некоторые наши плохие СПК [сельскохозяйственные производственные кооперативы] отдать китайцам.

Пример в Амурской области России показывает, что они мгновенно и в разы, буквально уже на следующий год, поднимают урожайность на тех землях, которые им предоставили. Пусть китайцы в Беларуси сами производят продовольствие и сами же его здесь обрабатывают.

Китай готов предоставить нам столько кредитов, сколько мы пожелаем. Некоторые говорят, что таким образом мы залезаем «в кабалу». Но условия китайских кредитов очень выгодные и они выгоднее, чем европейские.

Китайцы, точно также как и европейцы, дают кредиты только под покупку своего оборудования. То есть выделяют деньги, если на 50% этих средств будет закуплено китайское оборудование. Но на примере техники, высоких технологий, телефонов, компьютеров «Аpple» мы видим, что китайцы сегодня производят практически все оборудование, которое только есть в мире. Просто мы пока не знаем, где там хорошее, а где плохое оборудование. И то, что мы с помощью Китая быстро завершим модернизацию наших нефтеперегонных заводов, которые сегодня вносят значительный вклад в экспорт Беларуси, это правильно.

Еще одно важное направление – это сотрудничество провинций Китая с областями Беларуси. Между ними заключены договора. Я затрудняюсь сказать, сколько там запланировано инвестиционных совместных китайско-белорусских проектов в Гродненской области, но она может стать одним из наших промышленных лидеров. И различия, на региональном уровне существующие в Беларуси, очевидным образом могут быть сглажены с помощью Китая.

И наконец, уже во время визита было объявлено о еще более тесном научно-технологическом сотрудничестве, создании в будущем венчурных фондов. Это может дать большой результат, потому что по-прежнему у нас сохраняется приличный научный потенциал, но сами мы его, надо это признать, не умеем превращать в технологии и не умеем использовать на пользу реального сектора. Вот вместе с китайцами мы можем совершить действительно большой рывок.

Не зря уже объявлено, что крупнейшая китайская компания будет в «Великом камне» открывать нечто вроде научного института. Я знаю, что по линии Госкомитета по науке, по линии фундаментальных исследований буквально сотни наших проектов ученые уже выполняют совместно с китайцами. Многие считают, что китайцы только заимствуют чужие технологии, но на самом деле в Китае еще 5 лет назад провозглашен курс на создание собственных инноваций, и составлена программа строительства «экономики знаний». А в таком технологическом сотрудничестве Беларусь тоже более активно начнет строить «экономику знаний».


Беседовала Диана Шибковская

Комментарии
18 Сентября
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Глава ЦИК Беларуси заявила, что президентские или парламентские выборы могут быть перенесены,  что подхлестнуло слухи о референдуме.

Инфографика: Запад-2017 vs Учения НАТО: Кто кого запугивает?
инфографика
Цифра недели

$700 млн

составила сумма российского государственного финансового кредита, выделенного Беларуси сроком на 10 лет