05 Сентября 2017 г.

КНДР испытала термоядерный боезаряд. Ждать ли «массированного возмездия»?

КНДР испытала термоядерный боезаряд. Ждать ли «массированного возмездия»?
Фото: straitstimes.com

В риторике официальных лиц, особенно российских, фраза «денуклеаризация Корейского полуострова» успела стать устоявшимся выражением, причем довольно лукавым – на Юге полуострова ядерного оружия нет уже четверть века. Однако ситуация имеет тенденцию только к усложнению – КНДР испытала термоядерный боезаряд, а США и Южная Корея впервые на высоком уровне публично обсудили размещение тактического ядерного оружия на полуострове.

Рано утром (в 3:30 по Гринвичу) 3 сентября сейсмические станции зафиксировали подземный толчок в КНДР. Конечно, в очередной раз техногенного характера: состоялось шестое по счету ядерное испытание. В этот раз почти ровно через год после пятого и за неделю до главного государственного праздника, Дня основания государства, 9 сентября.

Естественно, данные о магнитуде толчка расходятся: от 5,8 до 6,3 баллов, но с полной определенностью можно говорить о том, что это самый мощный заряд из испытанных КНДР.

Даже традиционно заниженные оценки Японии и Южной Кореи говорят не менее чем о 70-80 кТ, умеренные – о 100-120 кТ, но нельзя исключать и цифр в несколько сотен килотонн (по максимальным – оценкам до 540 кТ). Для сравнения мощность взрыва год назад оценивалась в 15-25 кТ, а прошлых лет – порядка 10 кТ[1]. (Для сравнения, эквивалент атомной бомбы «Малыш», сброшенной США на Хиросиму в 1945 г. составлял не более 18 Кт тротила - прим. «ЕЭ»).

Практически наверняка речь идет уже о термоядерной бомбе, причем, возможно, о полноценной, двухступенчатой. По крайней мере, на это старается указать сама КНДР: непосредственно перед испытаниями Центральное телеграфное агентство КНДР (ЦТАК, оно же KCNA) распространило репортаж о посещении Ким Чем Ыном Института ядерного оружия КНДР, где демонстрировался макет заряда специфической формы, практически наверняка являющегося (или желающего казаться) двухступенчатой бомбой, состоящей из ядерного заряда-триггера и контейнера с топливом для термоядерной реакции. При этом макет был достаточно компактным, чтобы помещаться в головной части первой МБР северян «Хвасон-14», что наглядно демонстрировали находившиеся на заднем плане головные обтекатели ракеты и «случайно» попавшие в кадр слайды.

Разумеется, совсем не факт, что в ходе испытаний 3 сентября было взорвано устройство, аналогичное показанному в репортаже. Наверняка в первых испытаниях термоядерного устройства использовалась более простая, не столь миниатюрная конструкция.

Однако сам факт успешных испытаний качественно нового по уровню устройства свидетельствует о значительном прогрессе в ядерной программе КНДР. Прогрессе, который не может не пугать противников, особенно вкупе с успешными испытаниями баллистических ракет, последнее из которых было особенно агрессивно – впервые КНДР запустила боевую ракету над Японией (ранее были неудачные запуски ракет-носителей).

В среду, 30 августа, ракета средней дальности «Хвасон-12» пролетела над Хоккайдо примерно на апогее своей траектории, составившем около 550 км, и упала в Тихий океан, как заявлено, в расчетном районе, преодолев около 2700 км. При этом с территории КНДР до ключевой базы стратегической авиации США и важной военно-морской базы, острова Гуам, около 3300 км, т.е. при чуть более низком апогее ракета легко могла ее достигнуть.

Тактический ход


На прошлой неделе министр обороны Республики Корея Сон Ен Му посетил США, где встретился со своим американским коллегой Джеймсом Мэттисом. Необычным в этом довольно рядовом мероприятии была поднятая и заботливо слитая в прессу одна из обсуждавшихся тем – возвращение в РК американского тактического ядерного оружия (ТЯО). Ранее подобные идеи отметались обеими сторонами.

Американское ТЯО было развернуто в РК в 1958 г. в рамках стратегии «Массированного возмездия» в ответ на потенциальную коммунистическую агрессию Администрацией Дуайта Эйзенхауэра. На пике оно достигало порядка 950 зарядов, преимущественно армейских – ядерные мины, снаряды, боевые части для тактических ракет, однако были и авиабомбы. Вывод ТЯО произошел во второй половине 1991 г. в рамках «Президентских инициатив» Джорджа Буша-старшего по сокращению ТЯО, поддержанных последовательно Михаилом Горбачевым и Борисом Ельциным и приведших к масштабнейшему сокращению запасов ядерного оружия в мире и снятию целых его классов с вооружения США и России.

Если российское ТЯО – тема крайне засекреченная, то относительно американского известно, что отказались от всего, кроме авиабомб семейства B61, в том числе развернутых в рамках совместного ТЯО НАТО в таких странах, как Бельгия, Германия, Италия, Нидерланды и Турция. Рудиментарные останки ТЯО США в Европе (развернутого впервые в 1952 г.) сохраняются по политическим соображениям, как физическое воплощение «ядерного зонтика» США над союзниками по НАТО.

Бомбы, находящиеся под формальным контролем американских военных, но применению которых обучены местные техники и летчики, в известной степени защищают хранящие их страны от ядерного шантажа и резко повышают ставки для противника, который должен учитывать высокую вероятность неконтролируемой эскалации.

Это же обстоятельство снижало для США в период холодной войны гипотетическую возможность отсидеться за океаном в случае войны в Европе. Именно того, что США бросят их «на съедение», опасались европейские политические круги всю холодную войну.

На Корейском полуострове и вокруг него начинает складываться похожая картина. При выводе ТЯО было заявлено, что американский «ядерный зонтик» над РК теперь держит стратегическая триада США – но она незрима и далека.

Теперь, когда недалек тот день, когда КНДР будет способна нанести ядерный удар по континентальной территории США, американские гарантии безопасности грозят превратиться, подобно карете Золушки, в тыкву.

Да, теоретически существует ПРО, но будет ли американский президент готов в случае гипотетического военного конфликта между Кореями поставить на ее спорную надежность жизни миллионов жителей Сиэтла или Сан-Франциско? Как лидер свободного мира морально он, конечно, будет с японцами и южнокорейцам, но его долг перед американцами серьезнее международных обязательств.

История учит, что самое надежное средство от ядерного шантажа – собственное ядерное оружие, но в его создании на одобрение и помощь американцев ни южнокорейцам, ни японцам надеяться, мягко говоря, не приходится. В РК была тайная программа создания ядерного оружия, но она была закрыта под страшным давлением США. Встречаются даже конспирологические теории, будто президент Пак Чон Хи был убит в 1979 г. в результате инспирированного заговора, чтобы не дать создать ядерное оружие.

Мотивы США в отношении союзников ясны – с «бомбой» они обретут лишнюю независимость, да и режим нераспространения рухнет окончательно, а он США, как одной из старых, легальных ядерных держав, выгоден.

Остается по образцу НАТО разместить американское ТЯО непосредственно у себя. К тому же, пожелания по «безъядерному статусу Корейского полуострова», под соусом которого ТЯО выводили в 1991 г., выглядят в 2017 г. довольно наивными. Как это может выглядеть на практике, если ракетно-ядерные успехи КНДР позволят сторонникам возвращения ТЯО победить противников (которые ранее были в большинстве)?

На авиабазе Кунсан или Осан (или обеих) будут построены типовые укрытия для бомб B61, подобные европейским. Бомбы будут размещены в количестве порядка 20 единиц (в большинстве стран европейского базирования их количество таково), чего вполне достаточно для политического жеста. Развернутые в составе корейской группировки ВВС США эскадрильи будут отрабатывать возможность оперативного оснащения ими истребителей и рассредоточения по многочисленным авиабазам РК в период угрозы. Носителями выступят в первую очередь постоянно развернутые в РК истребители F-16C/D, но могут участвовать и F-15E.

Крайне важный вопрос заключается в том, будут ли подготавливаться к потенциальному применению ядерных бомб летчики и техники ВВС РК. На вооружении южан состоят истребители F-15K и F-16C/D, которые после минимального дооснащения способны нести B61. В начале следующего десятилетия на вооружение должны начать поступать управляемые ядерные бомбы B61-12 –это будет очень кстати, так как они ориентированы как раз на поражение хорошо укрепленных объектов с пониженным побочным ущербом (точнее, надежно попадаем в цель – меньше устанавливаем перед заданием мощность взрыва, которая регулируется в случае B61-12 в диапазоне от 0,3 до 50 кТ). Параллельно F-35A достигнут уровня развития Block 4, начиная с которого они получат возможность нести B61, а эти малозаметные ударные истребители рано или поздно заменят в корейской группировке ВВС США F-16, да и сама РК по счастливому совпадению их закупает.   

Картина вырисовывается достаточно ясно, но остается существенный фактор против развертывания американского ТЯО на полуострове – Китай. Пекин очень болезненно отреагировал даже на развертывание комплексов ПРО THAAD, вплоть до негласных, но серьезных экономических санкций в отношении Южной Кореи. Степень же бешенства, по-другому не скажешь, которое вызовет размещение на полуострове американских ядерных бомб, даже представить трудно.

Сторонники их размещения во властных кругах Южной Кореи должны будут понимать это и быть готовыми к разрыву отношений с главным по товарообороту партнером. Как и США должны будут окончательно встать для этого на открытый путь военного противостояния с Китаем.

Несмотря на нарастание напряжения, это все еще самый крайний сценарий, к возможности которого публику пока только аккуратно приучают. Более вероятно продолжение наращивания обычных американских вооружений в регионе и усиление вооруженных сил РК и Японии. Министр обороны Южной Кореи поднимал на встрече вопрос помощи с постройкой атомных подводных лодок и снятия ограничений на вес боевых частей тактических баллистических ракет в армии РК, а в Японии практически решен вопрос размещения комплексов ПРО «Aegis Ashore» и наращиваются ударные возможности морских и воздушных Сил Самообороны.


Александр Ермаков, военный обозреватель


[1] Сторонние наблюдатели не могут получить точной величины подземного взрыва, т.к. точно неизвестна ни глубина закладки заряда, ни структура горных пород. Истинная мощность взрыва известна только северокорейской стороне.

Комментарии
14 Ноября
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Полностью отказаться от прибалтийских портов Беларусь не планирует.

Инфографика: Военно-морские силы США в Европе
инфографика
Цифра недели

$6,7 млрд

составил объем иностранных инвестиций в реальный сектор экономики Беларуси за первые 9 месяцев 2017 г., что на 6,4% больше, чем за аналогичный период 2016 г. Основными инвесторами выступили компании из России (40,6%), Великобритании (26,6%) и Кипра (7,1%) – Белстат